ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как я стал собой. Воспоминания
Человек, который хотел быть счастливым
Уэйн Гретцки. 99. Автобиография
Эрхегорд. Старая дорога
Серые пчелы
Роза и крест
Душа моя Павел
Печальная история братьев Гроссбарт
Эрта. Личное правосудие
A
A

Он вошел в кабинет, набрал номер на факсе и заправил лист пергамента в приемный лоток. Послышались обычные звуки, словно кто-то душил утку, и пергамент, спазматически дергаясь, пополз, зажевываемый маленькими пластмассовыми челюстями. Когда пересылка была закончена, он вытащил лист, тщательно удалил полоску регистрации и пошел искать пемзу.

– Боамунд.

– Что?

– Не хочу дергать тебя по пустякам, но помнишь вот эту кожаную книжечку, которую мы притащили из Атлантиды?

– И что?

– Там из нее лезет какой-то здоровенный кусок бумаги.

Денни Беннетт зевнул, потянулся к кофейнику, обнаружил, что в нем ничего нет и выругался.

Девять тридцать. Это был долгий день. Однако, новый документальный фильм продвигался вперед, идеи били ключом, адреналин бежал по жилам. Теперь, если только ему удастся найти способ связать шотландских горцев и Совет по Развитию Островов с резней в Гленкоу, у него уже будет что-то.

Он подвинул к себе диаграмму и начал пристально ее рассматривать. Как все его конспиративные карты, она была разрисована по меньшей мере семью различными цветами – голубой для ЦРУ, зеленый для ФБР, красный для М-16, лиловый для Английской Национальной Оперы, и так далее. Диаграмма показывала красивое многоцветное переплетение вокруг побега Принца Чарли и ровную оранжевую линию, связывающую его с североморскими нефтяными компаниями; теперь ей не хватало только нескольких розовых штрихов в правом верхнем углу. Что у нас означает розовый? Ага, люди из Совета по Правам Заимодавцев. Там определенно что-то происходит. Но что?

Дальше по коридору, в той части здания, где располагались ребята из мыльных сериалов, тихо зазвенел факс. Мыльные сериалы! Подонки общества. Опиум для народа. Почему ему никогда не приходят факсы, интересно знать?

Однако, следовало признать, что в коммерческом телевидении использовались гелевые ручки гораздо лучшего качества, нежели те, с которыми он имел дело на Би-Би-Си. Если ты в муках творчества непреднамеренно откусывал кончик такой ручки, тебе потом не приходилось ходить три дня с ярко-зеленым языком.

Что-то мешало ему сосредоточиться. Он пытался выкинуть это из своей головы, но оно не желало уходить: непрекращающийся вибрирующий писк, словно машина, страдающая зубной болью. Да это же тот факс в конце коридора, понял он, – вероятно, его заело, а эти ленивые ублюдки уже давно разошлись по домам. С огромной неохотой – поскольку он уже видел способ связать розовый с желтым так, чтобы не пересекать голубой, – он поднялся на ноги и пошел в «Мыльные сериалы», чтобы разобраться наконец с треклятой машинкой.

Как и следовало ожидать, в факсе застряла бумага. Несколько резких ударов ладонью быстро вывели механизм из затруднительного положения; он вытащил листок, швырнул его на стол и повернулся, чтобы уходить. Потом нахмурился и снова повернулся к столу.

Чем, черт возьми, занимаются мыльные сериальщики, если они получают факсы на латыни?

Начало, разумеется, было на английском, – и тот, кто писал его, имел большие трудности с орфографией, – какая-то ерундовая пьеска про людей, которых звали Альф и Дейрдре. Но потом рукописный текст кончался, и далее шел десяток абзацев мелким шрифтом, и Денни мог поклясться, что это латынь, насколько он мог разобрать. Это было, по меньшей мере, странно. Очень странно.

Прошло уже – о, лет пятнадцать, даже двадцать, с тех пор, когда учителя в школе оставили попытки научить его латыни; но память Денни была похожа на багажник семейного автомобиля. Вещи, которые давно уже никому не нужны и которые, по общему убеждению, вообще были выброшены много лет назад, имели тенденцию скапливаться там, прячась, выжидая удобного момента, чтобы выскочить на поверхность, когда никто этого не ожидает. К собственному удивлению, он обнаружил, что даже может кое-что разобрать…

Не осознавая, что он делает, он присел на край стола и погрузился в чтение.

– Что она делает, Беддерс? – требовательно спросил Боамунд.

– Печатает, – отвечал Бедевер, пораженный. – Черт, Бо, похоже, у этой штуки внутри встроенный миниатюрный факс. Круто!

– Что такое…

Но Бедевер уже рассматривал узенькую полоску бумаги, упорно ползущую из боковины Персонального Органайзера Знаний.

– Это магический артефакт, – произнес он. – Это значит, что ты можешь посылать письма и документы и все что хочешь по всему миру за считанные секунды.

– А, так вот это что, – облегченно сказал Боамунд. – Только вот где у нее крылья?

Бедевер поднял бровь.

– Что ты имеешь в виду? Какие крылья?

– В мое время, – объяснил Боамунд, – когда кто-то хотел отправить письмо с одного конца мира в другой за несколько секунд, он использовал волшебного ворона. Но где у него крылья?

– Они его усовершенствовали, – сказал Бедевер; его внимание было приковано к бумаге у него в руках. – Теперь все делается с помощью электричества. Поэтому это и называется бескрылым телеграфом. А знаешь, это может оказаться интересным. Похоже, мы перехватили чью-то линию, и…

Помимо своей воли рыцари сгрудились вокруг, заглядывая ему через плечо, – все, кроме Туркина, который был слишком занят тем, что выжимал свою рубашку и дрожал от холода. Группа искателей приключений погрузилась в молчание.

– Так-так, – проговорил наконец Ламорак. – Интересно – это еще мягко сказано. Подумать только, Кен Барлоу и Лиз Макдональд…

– Да не этот кусок, – оборвал Бедевер. – Вот здесь, ниже. Бог мой…

– Но это же по-латыни, Беддерс. Я в латыни всегда был ни в зуб ногой.

Бедевер читал доволько бегло, и его палец вскоре оказался внизу страницы.

– Проклятье! – сказал он. – Она обрывается. Однако, для начала неплохо. Интересно, за каким дьяволом кому-то понадобилось пересылать это по факсу?

– Что там написано, Беддерс? – нетерпеливо прервал его Боамунд. – И если у этой штуки нет крыльев, то каким образом.?

Бедевер, однако, не слушал его. Он широко улыбался.

– Понимаю, – раздельно произнес он. – Очень, очень интересно, в самом деле. Так вот для чего эта штука была нужна на самом деле! – Тут он, по-видимому, заметил остальных рыцарей и повернулся к ним. – У нас в руках, – сказал он, – находится первая часть истории о том, как был утерян Святой Грааль, рассказанной современником, ну, или почти современником; и, черт побери, – тут его лицо расплылось в уже совершенно необъятной ухмылке, – вы никогда не догадаетесь, кто этот современник, написавший эту бумагу.

Они будут просто вне себя, сказал себе Симон Маг, – особенно Машо. Однако, он предупреждал их, и не разбив яйца, не сделаешь омлета, и так далее. Наверное, ему в лучшем случае будет лучше идти одному.

Он взглянул на карту, лежащую на соседнем сиденье, но в кабине было слишком темно. Придется полагаться на память, а ведь прошло, пожалуй, лет восемьсот с тех пор, как он в последний раз ездил по этой дороге. К счастью, он обладал хорошим чувством направления.

– Ковентри, – произнес он вслух. Хорошая идея – эти новомодные придорожные указатели; сберегает кучу времени, когда не надо каждый раз останавливаться и спрашивать дорогу у каких-нибудь морщинистых стариков-крестьян. Он наклонился вперед и включил радио. «Вокруг Британии», замечательно. Он любил эту программу. Простая развлекательная музыка, никаких придурочных шуточек.

Вполне понятно, что ему было немного не по себе. Это дело шло к исполнению долгое время, в него было вложено много сил. Он взглянул на спидометр и слегка отпустил педаль газа. Не стоит спешить, было бы глупо, если бы его сейчас задержали за превышение скорости.

(«Вас… вас… вас…» – донеслось кваканье с обочины дороги, когда микроавтобус со свистом пронесся мимо.)

Крутя руль, он перебирал в уме все, что ему еще оставалось сделать. Было еще множество вещей, которые могли пойти наперекосяк, но так оно всегда бывает. Наступил тот момент, когда ему не оставалось ничего, кроме как сесть, откинуться на спинку кресла и позволить им продолжать самим. Они, в общем-то, вполне здравомыслящие парни, если не ожидать от них ничего экстраординарного, и при них был карлик, на случай, если они попадут в слишком уж серьезную переделку.

62
{"b":"434","o":1}