A
A
1
2
3
...
70
71
72

– Это вполне справедливо.

– Вы послали Боамунда искать его, потому что хотели, чтобы Боамунд его нашел.

– Снова в точку.

– И это заняло столько времени, – сказал Бедевер, поднимая голову, – потому что он должен был быть найден тогда, когда это необходимо. Да, кажется, я начинаю видеть какие-то проблески.

Симон Маг откинулся на спинку кресла и отхлебнул кофе.

– Продолжай, – подбодрил он.

– Вы спрятали его, – сказал Бедевер, – поскольку вы не хотели, чтобы его нашли люди из Атлантиды – эта, как ее там…

– Кундри, – подсказал Симон Маг. – Она, кстати, моя племянница, но мы никогда не были особенно близки.

– Вы не хотели, чтобы он попал к ней в руки, – продолжал Бедевер, – но вы также не хотели, чтобы он попал в руки старого доброго Дедушки Мороза.

– Совершенно верно, – подтвердил маг. – Они оба совершенно ужасные люди. Я знавал их довольно хорошо в старые времена, и уже тогда они были несколько неуравновешенными. Сейчас и тот, и другая – полные безумцы; но безумцы бессмертные, из-за лежащих на обоих проклятиях. Так что дело, как ты понимаешь, нельзя было свести к тому, чтобы подождать, пока они удалятся в мир иной. С другой стороны – это святая реликвия, святейшая из ныне существующих истинных реликвий, так что я не мог просто взять и разрушить его. Так или иначе, его необходимо было спрятать.

– Хорошо, – сказал Бедевер. – Поэтому вы взяли Грааль и спрятали там, где никто никогда не смог бы его найти. И вы учредили Орден Рыцарей Святого Грааля специально для того, чтобы мы не нашли его, и тогда все узнали бы наверняка, что он утерян. Поскольку единственное место, куда никому даже в голову не придет заглянуть в поисках Грааля – это собственный гараж Рыцарей Грааля.

– Очень хорошо, – сказал Симон Маг. – Давай дальше.

– Но… – Бедевер зажал голову между ладонями и немного подумал. – Ага, – проговорил он. – И тогда вы нашли ученика, исключительного кретина, но идеалиста и честного рыцаря, и вы с мальчишеских лет обучали его быть настоящим кретином и настоящим идеалистом и честным рыцарем, так чтобы вы могли быть уверены, что он как раз такой человек, у которого Грааль будет в целости и сохранности…

– Святой Дурачок, – согласился Симон Маг. – Послушный, целомудренный, глупый, чрезвычайно напыщенный; человека такого сорта никогда не коснется жадность, мания величия или что-либо подобное. Фактически, идеальный Рыцарь Грааля.

– Я должен был догадаться, – сказал Бедевер, – когда я вспомнил, что вы с ним появились в колледже в один и тот же год, и вы уволились сразу же после того, как он закончил.

– Возможно, – улыбнулся маг. – Но знаешь, если бы ты догадался, это причинило бы немало неудобств.

– Ну, как бы то ни было, – продолжал Бедевер, – вы обучили этого рыцаря быть в точности таким, каким вы хотели, чтобы он был; но этого было еще недостаточно. Чтобы полностью обезопасить себя, вы погрузили его в сон на сотни и сотни лет, чтобы, когда он проснется, он был бы полностью дезориентирован. У него не будет ни семьи, ни связей, ни места в обществе или чего-либо в этом роде; вместо этого у него будет только это действительно огромное ощущение собственного предназначения, поскольку лишь таким способом он сможет объяснить себе то, что с ним произошло. – Бедевер на мгновение замолчал. – Это было немного… безжалостно с вашей стороны, вам не кажется? Я имею в виду, что это было не совсем честно по отношению к бедному парню. Он, конечно, тупица, я согласен, но всему есть пределы.

Симон Маг пожал плечами.

– Боамунд был – и остается – совершенным рыцарем, – сказал он. – Смелым, честным и глупым. Рыцарство – это то, для чего он рожден, а этот квест – предел мечтаний любого рыцаря. По чести говоря, я не думаю, что с ним так уж плохо обошелся, как по-твоему?

Бедевер подумал.

– Может быть, и нет, – согласился он. – В любом случае, когда вы сочли, что нужное время пришло, вы разбудили Боамунда и направили его прямиком туда, где находился Грааль. Честно говоря, – добавил Бедевер, – я немного озадачен этими тремя квестами. Для чего они были нужны? Были ли эти вещи – носки и все прочее – необходимы, или это была просто случайность?

– Совершенная случайность, – заверил его Симон Маг. – В действительности вся соль этих упражнений заключалась в том, чтобы известить Клауса и Кундри, настолько громко и отчетливо, насколько возможно, что Грааль все еще существует и что кто-то ищет его. Понимаешь, очень существенно, чтобы они это знали; я собираюсь положить конец всей этой атлантической чепухе раз и навсегда, прежде чем они успеют причинить по-настоящему большой вред. Ты, полагаю, слышал об этой оперативной группе, которая была послана, чтобы разобраться с ними, а также о том, что с ней случилось. К этому времени они стали уже настоящей угрозой, вот почему я сделал то, что сделал. Кроме того, этой проклятой бабе, Кундри, стало известно о существовании Гластонберийского манускрипта, в котором излагалась вся история. Это было небрежностью с моей стороны – оставить его без присмотра; но я был совершенно искренне уверен, что его уничтожили еще в шестнадцатом веке. Но потом, когда я услышал о том, что группа «Лионесс» снимает задние помещения всех этих памятников старины, я понял, что она напала на след этой чертовой рукописи, и запросто может найти ее, если я не буду действовать быстро. Так что в действительности это был бег наперегонки. – И он рассказал Бедеверу о факсе, посланном из дома, где родился Шекспир.

– Понимаю, – сказал Бедевер. – Ну, как бы то ни было, теперь, когда Боамунд нашел Грааль, все будет в порядке. Все ведь будет в порядке, не правда ли?

– О да, – ответил Симон Маг, – по крайней мере, должно быть. Но все же скрести пальцы.

– Еще одна вещь, – сказал Бедевер. – Зачем вам были нужны мы? То есть, зачем нам нужно было все это время торчать здесь? Разве Боамунд не справился бы в одиночку?

Они посмотрели друг на друга.

– Нет, – ответил себе Бедевер, помолчав. – Нет, пожалуй, нет. Он, конечно, хороший парень, Бо, но…

– Вот именно, – подтвердил Симон Маг. – Спасибо за кофе.

– Я все же думаю, – сказал Боамунд, – что он мог бы подождать немного, чтобы попрощаться.

На склоне горы было холодно, и Бедевер слегка поежился.

– Ему надо было спешить, – объяснил он. – Неотложная встреча или что-то вроде того. Но он просил передать тебе свои самые наилучшие пожелания.

Боамунд кивнул:

– Что ж, тогда встретимся в доме чуть попозже. Мне тут просто надо, э-э, зарыть кое-что в этой пещере там наверху, так что…

Бедевер хотел что-то сказать, но не смог вымолвить ни слова. Он повернулся и начал быстро спускаться по склону. Боамунд наморщил лоб, потом пожал плечами и опустил глаза на карлика.

– Ну что ж, – сказал Ноготь, – вот мы и снова здесь. Я принес лопату, как ты сказал.

Боамунд кивнул, поправил у себя подмышкой черный полиэтиленовый мешок, в котором находился Святой Грааль (но он был единственным, кто знал об этом, разумеется), и пустился вверх по склону с такой скоростью, какую позволяли развить его длинные ноги.

В пещере все было точно так же, как это было совсем недавно, когда он проснулся. На полу по-прежнему валялись куски ржавых доспехов, в воздухе все еще витал сильный запах плесени и машинного масла.

– Ты молодец, что вспомнил про это место, Ноготь, – сказал он. Карлик отвел взгляд и пробормотал что-то насчет того, что в пещере неплохо бы прибраться.

– Вот и хорошо, – сказал Боамунд. – Ты тогда давай прибирайся, а я тем временем вырою яму.

Минут десять спустя Боамунд отложил лопату, вытер лоб и опустился на колени. Грааль очень хорошо уместился в месте своего последнего пристанища. Рыцарь с почтением кивнул ему, затем забросал его землей и примял руками.

– Черт возьми, – сказал Ноготь несколько сдавленным голосом. – Думаю, ты весь вспотел, пока копал.

– Да, пожалуй, – ответил Боамунд. – Я бы сейчас много дал за хороший стакан холодного молока.

71
{"b":"434","o":1}