ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Первый раз – 2 (сборник)
Дом потерянных душ
Рассмеши дедушку Фрейда
«Смерть» на языке цветов
Твердость характера. Как развить в себе главное качество успешных людей
Путешествие за счастьем. Почтовые открытки из Греции
Вот я
Шпион среди друзей. Великое предательство Кима Филби
Всегда кто-то платит

Все наши уже стояли вдоль ристалища, плечом к плечу, с такими каменными мордами, что я едва не расхохоталась. Нашла взглядом Арса. Он мне улыбнулся и показал сжатый кулак на уровне груди – жест победы.

Нечисть громоздилась по другую сторону ристалища – вот только их было намного, намного больше. Я поискала в толпе Велимира, но не нашла. Быть может, он ранен сильнее, чем мы думаем?

Прозвучал сигнал, и Инг вышел вперед. Со стороны нечисти, перешагнув барьер, вышел невысокий мужичок в лохмотьях, вооруженный двумя узловатыми дубинками. Рядом с нашим здоровяком Ингом он смотрелся смешно, но никто не улыбнулся. Даже я.

Кто-то ударил в гонг – я не поняла, откуда донесся звук, – и Инг, не дожидаясь, пока Соловей примет боевую стойку, бросился на него с такой скоростью, что его силуэт размазался в воздухе. Соловья припечатало к земле раньше, чем он успел хотя бы раз ударить дубинками. Дважды в воздухе мелькнули руки Инга, и Соловей застыл на земле безвольной тушкой.

Наши ликовали. Такая стремительная победа сразу придала всем веры в себя и подняла дух до недосягаемых высот. Сияющий Инг сделал круг почета и вернулся к нам.

Вторым пошел Стас – парень среднего роста, абсолютно невзрачный, но весьма накаченный, с огромными кулаками, вооруженный широким мачете.

Он вышел на ристалище, дожидаясь Кощея. Тот – невысокий, сморщенный старичок с длинным резным посохом в руках – не торопясь и чуть прихрамывая, прошел на свое место.

– Давай, Стас! Наваляй ему! – крикнул кто-то из наших.

Снова ударил гонг.

Стас не рискнул использовать технику Инга и не стал нападать первым, дожидаясь действий Кощея. Кощей тоже не стал действовать на скорую руку, кружа вокруг парня, вращая посохом.

Кощей внезапно перебрасывает посох в левую руку и делает взмах.

Стас валится на колени, изо рта его льется кровь…

Наши все в один голос ахают, тишина стоит над ристалищем.

Стас поднимается.

Он стоит лицом ко мне, и я вижу, как в его глазах отражается понимание ситуации – если он немедленно не начнет действовать, то умрет.

Стас вскакивает, но медленно… Слишком медленно…

Кощей подходит ближе, возвращает посох в правую руку и бьет Стаса концом посоха в челюсть. Кощей быстр, очень быстр, и Стас снова падает, выронив мачете, так и не обагренное кровью.

Посох в левой руке – и не успевший коснуться земли парень еще в падении получает колдовской удар.

Его глаза затухают, я только успеваю заметить последнюю искорку – надежды, что кто-то его спасет, кто-то ему поможет…

Но никто не шевелится.

Тело Стаса лежит на земле. Его кровь обагряет песок ристалища.

Дух наших падает до нуля.

Зато нечисть ликует – вой до небес…

Следующий – Глеб.

Едва тело Стаса уносят, как он тут же шагает на ристалище, вооруженный коротким мечом и кинжалом.

Против него – навья.

Маленькая, юркая, безумно вонючая – я просто ненавижу резкие запахи! – с хитрющими глазками, едва выглядывающими из-под торчащих косм. В ее маленьких ручках – длинный кусок ржавой колючей проволоки. Интересное оружие.

За Глеба я пока не беспокоюсь – уверена, что он сможет справиться с навьей.

Глеб и навья кружат по периметру ристалища. Трижды та пыталась зацепить его своей проволокой, и трижды он уворачивался, в свою очередь пытаясь достать юркую навью мечом.

На четвертый раз ему это удалось, и навья упала, разрубленная пополам.

Больше от Глеба ничего и не требовалось.

Парень по имени Андрей, также сражающийся с навьей, невысокий и худощавый, но невероятно стремительный и ловкий, прыгнул на ристалище с места, сделав в воздухе тройное сальто.

Навья, доставшаяся ему, оказалась высокой стройной девушкой в мини-юбке и топике, с высоким бюстом, длинными ногами и красивым личиком. Никакого оружия в ее руках не было. Она просто стояла – такая милая, испуганная девочка.

Я в тревоге посмотрела на Андрея – сможет ли он убить такую прелестную бэби, но заметила злобную усмешку седого.

– Андрей агрессивный голубой, – шепнул мне Глеб, как всегда находящийся в курсе дел. – Он не переносит полуобнаженных девок.

Оружием Андрея оказался шест, заканчивающийся с обеих сторон лезвиями.

Прозвучал гонг.

Навья стояла и хлопала глазами, строя испуганное личико. Надо признать, седой все продумал идеально – даже я не смогла бы спокойно убить красивую беззащитную девушку, а уж парни и подавно… Но Андрей, не мешкая, подпрыгнул и совершенно спокойно всадил ей лезвие в красивую грудь. После чего, вытащив его, одним ударом снес ей голову.

Аплодисменты с нашей стороны были неуверенными – и я понимала парней. Ради такой красотки многие, наверное, смогли бы предать христианство.

Снова звучит гонг – но на этот раз на ристалище стою я, уверенно сжимая Биту.

Мой противник – высоченный громила с ржавым топором в гигантской лапе. Впрочем, размером меня не напугать.

Гиганту-навью явно смешно – против него выставили девчонку с кинжалом… Да моя Вита для него вроде зубочистки…

Правда, про смех он быстро забывает… Бросается на меня, размахивая топором, но я уворачиваюсь и вонзаю Виту ему под лопатку – буквально на пару сантиметров – пустяковое ранение…

Но вот только навь так и не сумел встать, отдав мне всю свою силу.

Я улыбаюсь Арсу.

Наши ликуют.

Вот наконец-то и шестой бой. Григорий против Волха Всеславьича.

Григорий уже на ристалище, оглядывается – но противника нет.

С неба пикирует сокол с золотой головой и серебряным клювом, ударяется о землю и оборачивается статным молодцем с мечом и щитом в руках. У Григория тоже меч – довольно широкий, из-за чего кажется, что они с хозяином очень похожи.

Вот это настоящий бой!

Григорий и Волх, стремительно перемещаясь по всему ристалищу, бьются так, что только искры летят.

Вот удачным ударом Григорий лишает Волха его преимущества – выбивает щит у него из руки. Судя по ошарашенным лицам седого и Волха, от Григория они такого не ожидали.

Вихрь ударов захватывает еще пару кругов по периметру, и ненадолго бойцы замирают в центре. Но Григорий устает, а Волх – нет.

Волх ударяет мечом трижды, Григорий уже только парирует, не нападая. Он явно запыхался.

Я вижу, как седой умоляюще жестикулирует: сдавайся, мол!

И Григорий решается. Не зря все же седой именно его отправил на этот бой.

– Я сдаюсь, – его меч опускается.

Волх едва успел убрать свой меч, целящийся Григорию в голову.

– Ты проиграл бой. – Гулкий голос Волха звучит очень удивленно. Впрочем, я его понимаю. Только парень завелся, разыгрался – а его так обламывают. Я бы, кстати, будь я на месте Григория, вряд ли бы сдалась. Но зато он остался жив.

Бой седьмой – вновь бьет гонг.

Парень по имени Игорь и упырь.

Я с облегчением вздыхаю – осталось три боя, и все три с обычными упырями. Семь побед из девяти – и мы победили.

Задумавшись, я взглянула на рыжика. Он с интересом наблюдал за боем. На его лице, четко очерченном высокими скулами и прямым подбородком, отражались все его эмоции.

Спокойный холодный интерес, некоторое удивление, изумление, испуг…

Я резко обернулась к ристалищу. Господи!.. Упырь умудрился перегрызть Игорю горло. Как такое могло произойти?

– Глеб, как это случилось? – шепотом спросила я.

– Упырь просто прыгнул на него, и вцепился в горло. Я и сам не понял, как это произошло…

Ну что ж… Шесть побед из девяти – не так уж и плохо.

К тому же еще не выступали Анджей и Роман.

Я тихонько прошла к Арсу.

– Ты молодец, – прошептал он. – Жаль Игоря. Нелепо погиб парень.

– Мы все равно выиграем.

– Ну, знаешь! О чем ты думаешь? Что, по-твоему, важнее, дурацкая победа или жизнь Игоря?

– Ничего себе «дурацкая»! Мы Землю спасаем, ты забыл?

– Нет, Керен! Нельзя так мыслить! Жизнь в любом случае священна, нельзя даже сравнивать – одна жизнь или миллионы! Когда на кону жизнь, ее количество не влияет на качество!

19
{"b":"435","o":1}