ЛитМир - Электронная Библиотека

«Арбалет!» – мелькнула бешеная мысль. Тот арбалет, что дал мне монах!

Я вытащила его, стараясь, чтоб сзади мои движения не были понятны, и внезапно даже для самой себя, повернулась и выстрелила.

Мальчишка упал, не успев даже вскрикнуть – крошечный болт, пронзил насквозь и его тело, и его волшебный Щит, как и обещал монах.

Только после этого я рискнула вздохнуть.

А теперь нужно спешить. Скорее, пока ребята живы.

Они ведь живы?..

Я вновь подошла к двери нужной мне кельи.

Подумав, отшвырнула больше не нужный арбалет.

Ногой распахнула дверь.

Арс лежал на боку, зажимая руками голову, и хрипло стонал, видимо, уже не в силах кричать.

Глеб стоял на коленях рядом. Его рвало. Кровью.

С боевым кличем, больше предназначенным для собственного успокоения, чем для чего-то иного, я бросилась сразу на обоих и, подпрыгнув в воздухе, ударила обоих сразу, ногами в грудь – выше я не допрыгнула… Ударить-то я ударила, но большого результата это не принесло – на волхвах были такие же щиты, как и у того, которого я убила.

Меня отшвырнуло назад, прямо на Арса. Он пытался встать, воспользовавшись тем, что волхвы отвлеклись, но я сбила его с ног.

Вскочив, снова бросилась на противников. Арс и Глеб, пошатываясь, встали на ноги. Наверное, волхвы не могли ничего поделать сразу с тремя движущимися и нападающими объектами.

Разбежавшись, я всем телом врезалась в ближайшего волхва, все равно ничего другого не оставалось…

Волшебный щит его замерцал фиолетовым, но то ли меня слишком сильно ударило по голове, то ли не отошла еще от сражения с тем волхвом, но я вновь потеряла сознание, позорно упав под ноги Глебу…

– Керен! – позвал меня знакомый голос. – Керен! Очнись, милая!

«Милая! – хотела было фыркнуть я. – Звучит как второразрядная пошлость! Не уподобляйся глупому лешему!» – Но губы мне не повиновались. Зато я смогла открыть глаза.

– Насколько плохо ты себя чувствуешь? – спросил Глеб, когда я совсем пришла в себя. Я сидела на полу, опираясь спиной на грудь Арсу, обнимавшему меня.

– В высшей степени хреново… Но зато я жива. Как вам удалось справиться с волхвами?

– Когда ты врезалась в того, его зашита замерцала и исчезла. Арс его вырубил. А второго – не поверишь – мы закидали стульями.

– Вы их убили?

Лицо Глеба стало очень жестоким.

– Да, – отозвался Арс.

– Я своего тоже убила.

– Мы нашли тело, – кивнул Глеб.

– А Лешу? Его я только оглушила.

– Нет, мы его не видели. Наверное, сбежал.

– И черт с ним, он нам вряд ли в дальнейшем доставит неприятности.

– Керен, ты сможешь идти?

– Да, если вы поможете мне встать!

Мы вышли обратно в лес.

– Тш-ш! По-моему там кто-то есть! – прошептал Глеб. – Подождите меня оба здесь, я проверю, – и он исчез в кустах.

– Знаешь, конечно, странно, но я чувствую себя намного лучше, чем, по идее, должна.

– Мне тоже не слишком плохо. Голова чуток побаливает, а в остальном – порядок.

Я села на землю, вглядываясь в темноту. Арс сел рядом.

– «Пробил час, не остановишь нас, свыше контролю не бывать…»

– Арс, что с тобой?

– Просто пою. Знаешь такую группу – «Ария»?

– Конечно. Иногда даже слушаю, а что? У папы в кабинете висела афиша их первого концерта. Я ее разрисовала всю, эх, детство, детство…

– Так-с, так-с, так-с… – Арс что-то мысленно считал, прикрыв глаза и загибая пальцы.

– ???

– Вот ты и попалась! В прошлом году «Арии» исполнилось двадцать лет, я был на их концерте в Питере. Раз афишу ты разрисовала будучи маленькой – ты старше «Арии»!

Я посмотрела критически на Арса. Наклонила голову, разглядывая его в упор.

– Эй! Ты чего?

– Думаю – убить тебя… – я бросилась на Арса и повалила его на землю, – или только покалечить!

– К несчастью, – Арс сбросил меня, больно нажав на кисти, – за последнее время я привык к твоим выходкам и научился с ними бороться, – прямо из положения лежа, Арс поднялся на ноги, подняв и меня. Хм, а я бы так не смогла… Надо будет потренироваться….

– По-моему, я победил. Раз – я обставил тебя с «Арией». Два – в этот раз я оказался сильнее.

– Ну и?

– Признай, что я победил.

Я попыталась вывернуться из его рук, но Арс лишь сильнее сжал запястья. Я поморщилась.

– У меня будут синяки.

– Я знаю, что ты редко сдаешься, но сейчас ты все же проиграла, Керен. Признай это.

Я рванулась еще раз, сильнее, но добилась лишь того, что Арс прижал меня спиной к дереву. Теперь мне и вовсе было некуда деваться.

Я упрямо молчала, глядя в разноцветные глаза Арса.

Он не отпустил меня. Даже когда я широко распахнула глаза и у меня задрожали губы, словно я сейчас заплачу.

– Керен, ведь признаться, что тебе больно, для тебя так же немыслимо, как и признать, что ты проиграла. Но при этом я не знаю, что тебе больно, а значит, не отпущу тебя. Скажи, что ты проиграла.

Он в упор смотрел на меня, и он был не менее упрям, чем я. Я проиграла, я знала это, но… Неужели я признаюсь в этом?

– Керен.

– Я… – Мой голос был достаточно ровным, чтоб я могла гордиться собой. – Я признаю твою победу.

– Хм. Значит, ты согласна с тем, что я выиграл, но ты не согласишься с тем, что ты проиграла?

– Что-то вроде того, – кивнула я. – Пока я в сознании – я не проиграла. А теперь отпусти меня.

– Но я ведь выиграл? И ты это признала. А значит, я заслужил приз. Все честно.

Догадавшись, о чем он говорит, я потянулась к нему навстречу. Поцелуй был долгим, очень долгим, и оторвались друг от друга мы уже лежа на земле.

– Это была месть за первый день? – спросила я, отдышавшись. – Или ревность к лешему?

– Скорее первое. Тогда ты выиграла очень быстро… И выставила меня дураком перед всеми.

Я лишь улыбнулась. Арс и так знал, что сам виноват, и вспоминать об этом не стоило.

– И все же не стоило с такой силой сжимать мне руки!

– Прости… Керен. – Он быстро чмокнул меня в губы, вскочил и помог мне встать и отряхнуться.

Едва мы привели себя в порядок, как я услышала шуршание листьев – пришел Глеб.

– Все чисто. Я видел следы – похоже, что это твой дружок леший сбежал. Плохо ты его оглушила.

– Ну извините! Как получилось! Он и так не меньше получаса в отключке провалялся!

– Так как ты себя чувствуешь? – спросил Арс, когда мы уже лежали в моем гробу.

Глеб заснул или делал вид, что спит, из вежливости. Нет, вряд ли он только делает вид – сопит он весьма натурально. Спасибо еще, что ни один из ребят не храпит – я на дух не переношу храпящих мужчин.

– А почему ты у меня это спрашиваешь? Вам с Глебом досталось не меньше!

– Да, но ты – девушка. И как бы ты ни противилась, это дает тебе определенные льготы. И потом, нас не пытались принести в жертву!

– Нормально я себя чувствую. Голова только немного побаливает. Знаешь, Глеба неплохо бы отвести к врачу. Мы с тобой отделались головной болью, а он потерял много крови.

– Когда он проснется… – Арс притянул меня к себе… – Знаешь, вполне вероятно, что у тебя шрамы останутся на груди… В виде рун смерти!

– По-моему, вполне пикантно… – промурлыкала я.

Мы с Арсом проснулись гораздо раньше Глеба.

– Завтрак в постель? – смеясь предложил Арс.

– Э, нет! Знаю я эти шутки! Сам предложил – сам и неси!

– В смысле?..

– Если б я сказала «да», или «как мило», ты бы заявил: «ну так неси!»

Арс расхохотался:

– И в мыслях не было! Клянусь! Ты обманула сама себя!

– Ах ты…

От шума-то Глеб и проснулся.

– Как ты себя чувствуешь? – хором спросили мы, изображая паинек.

– М-м-м… – Глеб задумался, – знаете, а совсем и неплохо! По крайней мере, я готов сражаться!

– Вот и отлично, потому что нам уже пора идти в трапезную. Антон Михайлович скажет, кто с кем бьется.

– А откуда он так много знает о нечисти? – поинтересовалась я, стараясь не обращать внимания на руки Арса, обнимавшего меня.

28
{"b":"435","o":1}