ЛитМир - Электронная Библиотека

Значит, того парня со стальным шаром в косичке зовут Такеши… Похоже, он японец. Впрочем, его внешность именно это и подтверждает.

– Да, еще князь велел передать тебе это. – Леша сунул в руки мастеру какую-то коробку, которая до этого стояла на земле и в глаза особо не бросалась. – Он сказал, ты сам разберешься, что с этим делать.

Мастер кивнул, взвешивая в руках посылку.

– Что-нибудь еще?

– Вроде нет. Возвращайся. И постарайся выяснить хоть какие-то планы Антона. Князь на этом очень настаивал.

Мастер кивнул, принимая к сведению.

– Он отпустил Амелфу?

Леший замешкался:

– Ну… Я не знаю…

– Значит, нет, – мастер вздохнул. – А ведь он обещал мне уже столько раз… Сначала, еще когда она была жива – я имею в виду, когда она была человеком, – он обещал мне, что отпустит, если я выполню кое-какие его поручения. Я все сделал. Но он отдал ее этому ублюдку, Велимиру. Я умолял князя отпустить ее, когда она стала навьей. Он поставил несколько условий. Я все сделал. Но он не отпустил. Теперь она мертва, и все, что я попросил у князя, это хоть теперь, после двух смертей, отпустить ее душу на свободу. Князь может, это ничего не будет ему стоить, но почему-то я должен выполнять все его поручения, а ведь я чувствую, что он не отпустит мою любимую Амелфу…

Не прощаясь с Лешей, мастер, сгорбившись, держа в руках коробку, ушел обратно, к лодке.

Вот так так… Значит, мастер предал нас… Ради души своей любимой. Это ж сколько лет он мучается, если ему больше тысячи? Ну, правда, может быть, эта Амелфа была совсем молоденькой девчонкой, красивой и пылкой, и ужасно романтичной, иначе вряд ли бы она влюбилась в упыря – а она, конечно же, влюбилась, иначе не попала бы сюда.

– Вот так раскрываются все тайны мира, – шепнул Арс. – Ну а теперь вперед, за твоим здоровьем. И тогда завтра ты сумеешь сильно удивить князя и доставить ему немало неприятных минут!

– Знаешь, Арс, я не думаю, что Керен стоит вставать между князем и победой. Ее уже пытались принести в жертву, пытались убить, сегодня еще и подставили на бой с Кощеем, где она тоже могла бы и не выжить! Для трех дней, по-моему, более чем достаточно!

– Я не собираюсь как-то мешать князю, просто хочу тихо-мирно и дальше принимать участие в боях! Уверяю тебя, Арс, у меня нет ни малейшего желания – даже самого крошечного – вмешиваться в дела сильных этого мира.

– Я вроде ничего такого тебе и не предлагал! Пойдем все же найдем патруль упырей и вылечим тебя!

– Ага, – кивнула я.

Слишком далеко нам идти не пришлось – ближайший патруль сам наткнулся на нас. Они втупую ринулись на нас, после чего мне осталось только добивать.

После первого же удара Витой я упала – столь сильна была боль. Энергия упырей лечила мое тело – и одновременно причиняла мне жуткие страдания. Переборов боль, я все же встала, вонзая кинжал в следующего…

Все было как в тумане – брызги крови, боль, кратковременное облегчение – и снова кровь, боль…

Наконец я совсем пришла в себя. Все близлежащие кусты были забрызганы кровью, да и Арс с Глебом не выглядели слишком уж чистыми.

– Все нормально? – спросил Глеб, морщась.

– Что с тобой? – спросила я. – Я отлично себя чувствую, и даже более того… У меня, по-моему, переизбыток энергии!

– Поцарапали, – отмахнулся Глеб.

– Сильно?

– Нет, совсем чуть-чуть. Поплыли домой, зальем йодом.

– Керен, что за идиотская улыбка у тебя на лице? – ухмыльнулся Арс.

– У меня идиотская улыбка?! Да ты бы на себя посмотрел, остолоп!

– Но-но, довыступаешься, малявка!

– Это я – малявка? Сейчас получишь!

Арс толкнул меня, и я чуть не полетела в воду, садясь в лодку.

– А если б упала и меня бы утащили русалки?!

– Во-первых, их здесь нет – если б были, то давно попытались бы перевернуть лодку, во-вторых, подумаешь, в первый раз, что ли! Вытащили бы!

– О-о-ох… – мы с Арсом повернулись к молчащему до этого Глебу. Он медленно оседал на землю.

– Глеб! Глеб, что с тобой?! Что происходит, Арс?

– Похоже, он ранен сильнее, чем сказал нам… Помоги втащить его в лодку!

Не мешкая, едва уложив Глеба, Арс заработал веслами, предоставив мне осмотреть его.

– У него распорот бок… Сильно, очень сильно! Я… – Мой голос дрогнул. – Я боюсь, что мы не успеем довезти его до скита!

– Дьявол… – Арс прибавил скорости.

Я дотронулась до руки Глеба. Он не реагировал. Плохо Дело, ой как плохо…

Дикая мысль мелькнула у меня в голове и мгновенно исчезла. Но я ведь могу попробовать, правда?

Я коснулась краев раны подушечками пальцев.

Вздохнула.

Закрыла глаза.

Не получается…

Вита… Все дело в ней!

Я выхватила кинжал и опустила его в рану Глеба.

Он дернулся от боли, но не очнулся.

Я снова прикрыла глаза.

Избыток энергии из моего тела потек в Глеба, я чувствовала, как края его раны сходятся… В последнюю секунду я вытащила кинжал из раны.

Глеб застонал и открыл глаза.

– Ну, – невозмутимо сказала я, – и стоило падать в обморок из-за такой ерунды?

Глеб коснулся раны и изумленно поглядел на меня.

– Как ты умудрилась?..

– Секрет фирмы! А если честно, то и сама толком не знаю. В любом случае, сейчас нам пора домой. Завтра бои… И я собираюсь участвовать!

– Нет, Керен, это невозможно.

– Почему?

– Мы можем солгать, что рука у тебя не сломана, на ребрах только синяки, но в любом случае ЗАВТРА ты не выйдешь! И это не обсуждается, Керен, ты же не хочешь подставить нас всех?!

– Ну-у!

– Нет, нет и еще раз нет! Глеб, подтверди!

– Арс прав, Керен! Завтра ты сидишь в скиту. В конце концов, неужели ты не найдешь занятия поинтереснее боев? – Глеб подмигнул.

Пока я принимала душ и приводила себя в порядок, ребята ушли в холл – там поставили несколько диванов и столов – и по вечерам резались в карты, немного выпивали, болтали… Развлекались, в общем. Мне там было не слишком уютно – сплошной мужской треп и все смотрят на меня либо как на пустое место, либо, наоборот, – как на пятно на скатерти.

Но сегодня делать мне было абсолютно нечего – после того как мой комп непонятным образом вышел из строя, я даже поиграть не могла! Поэтому решила зайти, посмотреть, что они там делают.

Народу было мало – видимо, большинство уже пошло спать. Арс, Глеб и Инг разливали вино по бокалам.

– Можно глоточек? – попросила у Арса, уже отхлебывая. Очень красивый цвет – фиолетовый, искрящийся… Никогда такого не видела. И вкус – терпкий, вяжущий, хоть и приятный.

Инг смерил меня крайне недовольным взглядом, после чего не оставалось ничего другого, как ретироваться, ничего не говоря. Ну мало ли какие у девушки могут быть дела?

К комнате вел длинный коридор, и сегодня он почему-то казался совсем уж нескончаемым… Вдруг резко заалели щеки, я вся загорелась – как изнутри, так и снаружи. Терпкий вкус этого странного вина никак не хотел исчезать.

Закружилась голова.

Я почувствовала, что не могу встать.

Встать?

Почему я на полу?

Что происходит? Я ведь сделала всего один глоток… Из бокала Арса…

Арс?!

Если со мной такое творится от одного глотка…

А вино жгло меня, я ощущала каждую его каплю в своем теле…

Кто угостил Арса и Глеба этим вином?

В глазах помутилось, когда я все же, держась за стенку встала и попыталась выйти из комнаты.

Комната? Уже в ней?

Голова кружится…

«Арс в опасности…» – это была единственная мысль, пробивавшаяся сквозь туман вина.

Я едва не заплакала, когда поняла, что мне не открыть дверь – потому что она исчезла.

Вокруг меня были только деревянные стены, никакого намека на двери или окна.

Я забарабанила кулаком в стену, пытаясь кричать, но язык меня не слушался.

Было ужасно жарко, словно в пустыне. Пот лил с меня градом, я пыталась снять одежду, но сумела содрать лишь верхнюю кофту.

Откуда-то сверху спустилось существо – оно было все красное и страшное, но я не боялась – я думала лишь о том, что Арс в беде и никто, кроме меня, его не спасет.

32
{"b":"435","o":1}