ЛитМир - Электронная Библиотека

– Кощей где-то рядом! Нужно выбраться отсюда, покуда он не устроил нам общее погребение, – крикнул Глеб, лихорадочно высвобождая бутылочки из шкатулки. Стоило ему вытащить последнюю, как шкатулка вырвалась из рук Арса и вылетела в освободившийся проход. Мы бросились за ней – и не зря: Кощей стоял на тропинке около Лещового озера. Один взмах длинного посоха – и земля позади нас просела. Замешкайся мы хоть на секунду… Ух, и думать не хочется!

– Ах ты, тварь! – воскликнул Кощей, заметив меня. Интересно, а почему именно я виновата – парни ведь тоже приложили руку?

Кощей поднял посох, меня тяжело ударило в грудь и отшвырнуло в неласковые объятия ближайшего дерева. Судя по чертыханию по сторонам, парням тоже не сладко перепало.

Бой! Я живо вскочила на ноги, наконец-таки собираясь с мыслями и силами. Вита в руке задрожала. Слегка пригнувшись, готовая в любую секунду подпрыгнуть или, наоборот, присесть, пропуская удар Кощея, направилась к врагу. Арс и Глеб, действовали аналогично, и Кощей заметно запаниковал – зелий своих он не получил, а без них его сил надолго не хватит… Надеюсь, иначе умереть может кто-то еще. А что до самого Кощея, то его смертный приговор я уже подписала.

Кощей определенно запаниковал – еще бы, это ему не на ристалище один на один драться, имея кучу преимуществ! Он завыл, изрекая какой-то наговор, его посох вспыхнул ярко-алым светом, а вокруг злодея, на мгновение засияв сиреневым, появились прозрачные щиты.

Похоже, на этом его силы кончились – он принял классическую стойку, чуть выставив вперед посох, и приготовился обороняться. Мы наступали. Первым выпад сделал Арс – поднырнув под посох в замахе, нанес удар в сердце – но не смог пробить щиты.

Глеб попытался напасть со спины и даже сумел направить удар под лопатку, но ему так же помешали щиты. Где может быть их слабое место? Пятка? Нет, вряд ли, это слишком банально. Да и замучаемся мы в пятку бить! Голова. Скажем, шарахнуть ему сверху по черепу… Нормальный план. Пусть он пока на парней отвлекается, а я…

Без всякой задней мысли, я приблизилась к Кощею, вокруг которого танцевали парни. Вот тут-то я и поняла, что неплохо было бы и иметь эту самую заднюю мысль…

Кощей вовсе не лишился всех своих сил… Он просто выжидал, желая нанести нам вред поощутимей. Мне, можно сказать, повезло – находилась дальше всех от эпицентра чар, и досталось, соответственно, меньше.

Что-то с дикой силой врезало мне по лбу, из глаз посыпались искры, в висках заломило, появилось ощущение полета, которое, впрочем, очень быстро прервалось пробиванием какой-то преграды…

Не знаю, сколько я провалялась без сознания, да и теряла ли его вообще, но, открыв глаза, вообще ничего не увидела.

Я ослепла? Нет, не верю. Просто слишком сильно ударилась… Или нахожусь в темноте. Скорее первое – просто потому, что Кощей бы меня убил, но никак не стал бы брать в плен.

Сильно болели ребра, сидеть было неудобно – я нащупала какие-то предметы, острые выступы. Прислушавшись, я с ужасом поняла, что ничего не слышу – ни собственного дыхания, ни стука сердца…

Что происходит? Это чары Кощея или… Или нет?

Только не сдаваться и не паниковать. Сейчас я встану, встану, встану… Удержаться на ногах оказалось сложнее, чем я думала, – когда ничего не видишь и ничего не слышишь, это трудно.

Я не рискнула что-то говорить, или звать Арса, опасаясь, что Кощей где-то близко. К счастью, слепота стала потихоньку проходить – по крайней мере, руки свои я уже различала, поднося их к глазам. Только в этот момент я подумала, что, может быть, зря встала и вообще пошевелилась. Надо было лежать, пока все не пришло б в норму… Пусть бы Кощей решил, что я мертва.

Но рядом никого не было. Через пару минут зрение полностью восстановилось, и я поняла, что меня закинуло обратно в скит, вбив в осыпавшуюся землю. Поэтому-то, похоже, Кощей меня и не нашел…

Я осторожно выглянула из-под земли, прижавшись к остаткам двери. Арс лежал на земле, раскинув руки и странно изогнувшись. Глеба не было видно, а Кощей, ежеминутно отдыхая, шел, вернее, скорее полз, в мою сторону. Надеется найти зелья, гад. Вот сейчас Арс с Глебом очнутся и накостыляют этому гаду!

Но ни Арс, ни Глеб, почему-то не торопились вставать. Может, они чувствуют себя хуже, чем я? Они были ближе к Кощею…

Похоже, добивать придется мне.

Кощей был уже совсем близко – я видела, как шевелятся его губы, шепча наговор. Он выпрямился, словно снова обретя силы. Дьявол, если он выпьет зелье… Ни мне, ни ребятам уже никто не поможет.

Соображая, что делать, я присела на корточки, рука что-то сжала – посмотрев, я увидела крошечную бутылочку с густой синей жидкостью.

Эти зелья, как, кстати, и любые зелья в принципе, обладают наркотическими эффектами: впадение в состояние эйфории – раз, и мгновенное привыкание – два. Не забудьте об этом!

Кощей приближался, теперь уже нормальным шагом, а посох его вновь светился.

Просто у меня нет другого выхода… Я надеюсь, все это понимают…

Вкуса у зелья не было, лишь что-то легкое, чуть холодноватое скользнуло во рту – больше я ничего не ощутила. Странно. А впрочем, что я знаю о колдовстве и чарах? Да, в фильмах героев крутит и корчит, когда они глотают какую-нибудь магическую дрянь…

Дьявол, почему не действует?!

– Жива? Это ненадолго. – Кощей направил на меня посох.

Ну уж нет! Дьявола с два! Я вскочила – и едва не упала обратно – зелье, словно до того мгновения застрявшее в горле, резко ухнуло в желудок. Мир вокруг меня замерцал, обретая краски, невиданные ранее. Все в роде как осталось таким же, как и было… Но у каждого цвета появились миллионы оттенков, и более того, я знала, как назвать каждый из этих оттенков, словно выучила новый язык, более разнообразный, чем русский. Я поняла, что знаю, как составлять наговоры, как варить зелья… Я слышала, как летит над лесом одинокая навья, бесшумно для обычных людей машущая крыльями, как хрипло, с трудом, дышит Арс. А вот новый, резкий звук – Глеб распахнул глаза.

Кощей приближается ко мне, медленно поднимая посох, и так же медленно губы его расплываются в насмешке. Насмешке над мертвым врагом, над наглой девчонкой, влезшей не в свое дело, девчонкой, уже однажды чудом избежавшей смерти от его руки.

– Три «ха-ха»! – сказала я, делая шаг навстречу. Кощей ничего не понял – видимо, научиться говорить так, чтоб меня понимали смертные, довольно тяжело будет.

Вита вонзилась в сердце моему врагу раньше, чем он успел осознать, что проиграл.

Тело Кощея упало к моим ногам; посох покатился в сторону.

Равнодушно оттолкнув его подальше, я вышла на полянку. Мир поражал своим великолепием… и подчинялся мне. Я была его хозяйкой, повелительницей, властительницей… Все у моих ног! Пожалуй, подобные чувства я испытывала лишь один раз в жизни – когда наглоталась энергии через Биту, вот только тогда все было слабее, в тысячу раз слабее. Я могу летать, могу дарить жизнь… Я – всемогуща! По моему желанию солнце, давно зашедшее за горизонт, вернулось, засияло на небесах. Трава показалась мне несколько жухлой – тут же на нее пролился свеженький грибной дождик. Став глубинно-зеленой, она моментально приподнялась над землей, оживая. Лишь в одном месте что-то помешало ей…

Чье-то тело…

Я подбежала… Или переместилась? К Арсу. Я легонько коснулась его щеки – и в ужасе отшатнулась – на его лице остался четкий отпечаток моих пальцев.

Всемогуща? Всесильна? Но я не могу помочь ему! На ночном небе, затянутом тучами, одиноко пробивался блеск какой-то звездочки, а я сидела на коленях и рыдала. Потому что Арс едва дышал.

Глупо. Очень глупо.

– Арс! Рыжик!

– Тихо, не кричи так… – Морщась от боли, к нам подошел Глеб.

– Ты понял, что я сказала? – удивлена.

– А что, не должен был?

– Не знаю… – растерялась я, мгновенно утратив все свои силы. Заболели в сотый раз ребра, – везет им! – загудела голова.

44
{"b":"435","o":1}