ЛитМир - Электронная Библиотека

– Заплетай косу.

– Это жуткая волокита, да и потом… вот представь – я делаю сальто или кувырок назад – а противник в этот момент ловит меня за эту самую косу. В лучшем случае я лишусь скальпа.

– Ну… Возможно. Но неужели ты не хочешь бросить все это?

– Нет. Ты что, Глеб? Это единственное, что мне нравится и что меня интересует.

– По-моему, ты преувеличиваешь. Научиться чему-то новому совсем нетрудно, особенно пока ты так молода. С твоими навыками, например, можно идти в шеф-повара.

– Я не умею готовить.

– Мы с Арсом тебя научим. А потом и сама втянешься.

– Я ненавижу мыть посуду!

– Наймешь посудомоек или купишь посудомоечный автомат.

– Это скучно. Изо дня в день одно и то же.

– Но, Керен, все так живут!

Я не ответила, с укоризной глядя на него. Я – не все. Неужели я должна сказать это вслух?

– Что вот ты станешь делать, когда все закончится?

– А вы с Арсом?

– Мы – наемники. Для нас работа всегда найдется.

– А я – каскадер. И для меня работа отыщется. А надоест быть каскадером, пойду тоже наемницей.

– Неблагодарная это работа, Керен. Кровь, дерьмо, страх…

– Я знаю, Глеб. Но вы все же не ушли, не сдались. Вам нравится. И мне тоже.

– Может быть, ты и права. Просто это неправильно. Обрати внимание, ты единственная девушка-воин на острове.

– И что дальше? Зато посмотри на нечисть. У них каждый третий боец – женщина. Велхвы, чародейки, чаровницы, наузницы и прочие.

– Но они ведь не люди.

– И что? Оттого, что у них есть иные возможности, они не становятся мужчинами.

– Ладно, Керен, оставим этот спор. Он бесполезен. Смотри лучше, что это там впереди.

– Река. Молочная река, кисельные берега…

– Сказки вспоминаешь? Дело хорошее, но…

– Стой! Глеб, стой!!! – слава дисциплине и армии он мгновенно замер, не сделав последнего, гибельного для него шага. – Смотри под ноги, – добавила я уже спокойнее.

– Кисельные берега… Бог мой, да это будет похуже, чем зыбучие пески.

– Вот-вот. А в сказках всегда это так романтично звучит… И абсолютно безопасно…

– Придется обходить.

– Как? Нам наверняка нужно переплыть реку. Но по этому киселю плот не пройдет, – я внимательно осмотрела зыбкую бордовую массу. – Выглядит, правда, весьма аппетитно.

– Ты проголодалась?

– Не настолько, чтобы проесть путь к реке, если ты об этом.

– А жаль. Нет, Керен, другого выхода нет, придется обходить. Возможно, где-то есть переправа.

– Тогда идем. Делать нечего… Смотри. Это похоже на мостик… Хоть и плохенький. – Я кивнула на жалкое подобие моста – несколько трухлявых бревнышек, кое-как связанных лианами. – Давай я попробую первая, я полегче.

– Действуй. – Глеб пожал плечами, озираясь.

Я тоже не стала долго размышлять – подошла поближе и осторожно поставила ногу. Первый шаг был наиболее сложен, но дальше сразу стало легче, двигаясь медленно, я все же преодолела порядочное расстояние. Поначалу мне казалось, что река узенькая и хватит нескольких минут на то, чтоб перейти ее. Но, кажется, я ошиблась. Чем дальше я шла – местами ползла, – тем шире становилась водная гладь и длиннее мост. Один раз я не выдержала и обернулась. Глеб стоял позади – далеко-далеко. И что-то кричал мне, но я не слышала ни слова, а подсказывало мне – необходимо двигаться вперед, возвращаться нельзя. И я, сама не понимая почему, продолжила свой путь.

Мост был построен из бревен, непонятным для меня образом соединенных между собой, шириной всего в три, в некоторых местах в четыре бревна. Шершавые бревна, со Множеством сучков, идти становилось все неудобней, а в некоторых местах, там, где бревна совсем прогнили, на поверхности ползали черви и личинки. Как назло, именно эти места я должна была преодолевать ползком, опасаясь, что трухлявая древесина не выдержит моего полного веса. Зажмуриваясь и стискивая зубы, я преодолевала омерзительные места. А однажды прямо из-под моей руки, когда я опять зажмурилась, в воду скользнула змея. После этого глаз я больше не закрывала. Мне казалось, что я уже несколько часов ползу. Кончится ли это когда-то, или я попала в заколдованный круг?

Я бы спрыгнула в воду, но, признаться, меня удерживали две вещи. Первая – та змея. Может быть, она водоплавающая и просто выползла из воды погреться, а теперь поджидает там своего обидчика. Мне проверять это совсем не хотелось. Второе – не факт, что где-то есть место без пресловутого кисельного берега. В воде я не утону, а вот в киселе никогда не плавала и не уверена. Дьявол знает, какими свойствами он обладает.

Глеб точно что-то кричал, но ветерок доносил до меня лишь сам его голос, а не слова. Может быть, со стороны кажется, что я замерла и почти не шевелюсь? Только бы Глеб понял, что со мной не все в порядке и не полез бы меня спасать, а то застрянем здесь вдвоем.

Или все же попробовать вернуться назад?

Нет, не думаю что это возможный выход.

Руки опять угодили во что-то склизкое, и я скривилась. Так противно мне не было даже на болоте, когда я вслепую спасалась от малого тинника.

Отвлекшись от мыслей о мосте, я вновь посмотрела вперед. Мне показалось, или я наконец прошла какую-то часть пути? Берег определенно стал ближе.

Стоило мне подумать об этом, как земля и кусты, которые я четко видела, словно отползли назад, оставив лишь общее представление о себе – что-то коричневато-зеленоватое на той стороне…

Тихо, Керен. Не впадай в истерику. Почему берег придвинулся к тебе? Что ты в тот момент делала?

Ничего. Просто ползла. Угодила рукой в какую-то очередную мерзость, вспомнила о тиннике… Тинник. Я хорошо его помню. Маленький, противный… Нес какой-то бред.

«Кто-то, кто считает себя умным, всегда не прав. Зато другой – сомневается и потому побеждает».

Что еще он говорил? Что-то о пчеле и бутоне… Не помню. О колокольчиках, чей перезвон несет смерть… Нет, с колокольчиками мы разобрались еще тогда…

Я взглянула вперед. Берег был – рукой подать. Но как только я это осознала, он тут же исчез, словно пружина разжалась. Значит, для того, чтоб ступить на ту сторону, я должна сжать эту пружину и не дать ей распрямиться в последний момент. Как это сделать?

Понять, почему она сжимается и разжимается.

Потому, что ты перестала думать об этом дурацком мосте и задумалась о чем-то другом, неужели не ясно?!

Ладно.

Арс. Я спасу тебя, обязательно спасу, дождись меня. Я найду тебе живую воду и, если понадобится, вырву ее из глотки самого князя! Меня никто не остановит, клянусь тебе! Я не впервые в жизни влюбилась, да и раньше были парни, о которых я думала, что все – на этот раз любовь до гроба. Но не проходило и недели, как что-нибудь случалось. Либо выяснялось, что им нужны деньги, либо роль в папином фильме, либо их пугает, что я – сильнее, либо еще что-нибудь… Ты первый, кто отнесся ко мне не так. Искренне. Полюбил меня такой, какая я есть, до того как узнал, чья я дочь. Может быть, звучит это очень банально, но счастье – именно в банальностях. Жить вообще банально.

Арсик…

Мои руки вцепились в кусты.

Сзади раздался смех – немного нервный, как мне показалось.

С огромным облегчением я встала и обернулась. Крошечный мостик остался позади, на том берегу стоял и смеялся Глеб. Он лукаво взглянул на меня и ловко перебежал мост, словно сжавшийся под его ногами до пары метров. Секунда – и Глеб стоит рядом со мной.

– Как тебе это удалось? – удивленно спросила я. – Мостик-то с подвохом.

– Я догадался, когда прошло двадцать минут, а ты все ползла. И нашел рядом с мостом табличку, на которой было сказано: «Дорога открыта лишь мудрым, задумывающимся о духовном, а не о материальном». Я кричал тебе, но ты меня не слышала. Хорошо, что тебе удалось самой придумать способ, а то ты могла бы застрять там навечно.

– В следующий раз ты поползешь первым!

– Да ладно, не обижайся!

– Пойдем, время-то, между прочим, уходит!

Глеб еще раз рассмеялся, видимо, я представляла собой забавное зрелище, но, взглянув на мое хмурое лицо, заткнулся и послушно двинулся вслед за мной по тропинке.

49
{"b":"435","o":1}