ЛитМир - Электронная Библиотека

Глупо звучал ее голос в абсолютно пустой комнате. Действительно, чего тут менять. Осталось прожить эти… сколько там дней? Девять? Девять дней, а потом – все, все прекратится.

За окном опять послышались крики. Чья-то победа. Чье-то поражение. Нет. Она не хочет знать.

Через некоторое время в комнату вошел Велимир. У него на лице были длинные царапины, кольчуга тоже не слишком его спасла, Наине показалось, что он очень сильно устал.

– Я победил, – спокойно сообщил он. – Одного из лучших воинов. Его звали Арсом.

– Мне все равно, – вяло произнесла Наина. – Вы проигрываете. Вы все скоро исчезнете.

– Вместе с тобой, – резко ответил он. – Не забывай, что ты тоже уйдешь с нами.

Наина пожала плечами, и еще раз повторила:

– Мне все равно.

Велимир немного помолчал, а затем холодно сказал:

– Тебе сообщение от князя. Ты больше не будешь участвовать в поединках. С тебя хватит.

Наина вздрогнула и с испугом посмотрела на упыря.

– Почему? – спросила она неуверенно.

– Я же сказал: он решил, что с тебя хватит. И еще… он просил тебя зайти к ведьме Воеславе. Ее комната в самом конце коридора.

Наина с сомнением посмотрела на Велимира, но все-таки отправилась куда послали.

Ведьма была первым живым человеком, которого Наина встретила среди нежити. Вернее, девушка приняла Воеславу за человека. Как и все велхвы, ведьма была человеком постольку-поскольку. К тому же она оказалась не сгорбленной отвратительной старушкой вроде Бабы-яги, не роковой красавицей вроде ведьмы из «Руслана и Людмилы», не было в ней ничего необычного, кроме имени. Девушке она напомнила торговку семечками – такая же рыхлая и неопределенная, с русой коротенькой косичкой и блеклыми голубыми глазами. Амелфа была гораздо более колоритной.

– Здравствуй, здравствуй, – спокойно поприветствовала ее Воеслава, – Ниночка. Что говоришь, Наина? Ну, прости, в мое время… – она не договорила.

Наина, честно говоря, вообще молчала, и не поправляла ее. Даже мысленно. Да и не была похожа Воеслава на читающих мысли – скорее уж это у нее были такие причуды.

– Садись. – Воеслава подтащила девушку к такой же, как и у самой Наины, койке. – Рада тебя видеть. Так… что тут у нас… отварчик надо бы принять, составчик совершенно чудненький, тебе понравится, да и не нами это выдумано, голубушка моя, а выпить надо.

Воеслава как бы продолжала какой-то разговор, только вот неясно – какой. Впрочем, Наина послушно взяла у нее глиняную кружку и выпила тот самый отвар. Терпкий, приторно-сладкий, он обжигал губы как жидкий огонь. Наверное, если бы лаву можно было пить, она имела бы именно такой вкус.

Наина не допила до конца, но Воеславу это, похоже, не занимало. Она указала ей на дверь, и девушка ушла в свою комнату. Велимир сидел за столом у окна и пил холодный чай. На Наину он посмотрел с удивительно живым интересом. Девушке стало смешно, она хихикнула, а затем у нее закружилась голова, ей показалось, что ее подхватили на руки, а затем все вокруг заняла абсолютная тьма.

Горели пальцы на руках, но тьма не рассеивалась.

Наконец Наина смогла сесть, ее слегка трясло. Велимир продолжал пить свой ледяной чай. Как будто это не он поймал падающую сказительницу и уж тем более не он положил ее на кровать.

– Ч-что это было?

– Что – это?

– Тот мерзкий отвар, который дала мне ведьма?

– Он инициировал твою силу сказительницы.

– И?

– И ничего. Просто теперь твои заклинания будут сильнее и ты будешь их быстрее генерировать, ну и появятся некоторые самые важные умения.

– Понятно.

– Сомневаюсь. Если б ты поняла – не задавала бы вопросов. Вообще.

«Ну да, – подумала Наина. – Вообще-то я могу и помолчать. Сама тишина и спокойствие…»

«Хм…» – подумал Велимир.

– Привет, моя девочка, – голос Арса был непривычно тих, хотя выглядел он более чем здоровым. – Как ты себя чувствуешь?

– Прекрасно. Особенно потому, что ты жив, – я улыбнулась, прижимая к себе соскучившегося Шери. Кто кормил его весь этот день? Или он сам где-то нашел себе что-то вкусненькое?

– Да, Глеб мне все рассказал о ваших скитаниях.

– Ох, мне теперь не верится, что мы успели все это сделать за двенадцать часов. Кажется, будто, как минимум, неделя прошла. По-моему, я никогда в жизни так не уставала.

– Выглядишь ты не очень.

– Что-о?! – Я попыталась вскочить из гроба, но Арс поймал меня и прижал к себе, улыбаясь.

– Я пошутил, глупая! А твои волосы… Они просто потрясающи! Никогда бы не подумал, что тебе могут так идти длинные волосы!

– Возможно, но ты ведь понимаешь, что мне придется отрезать их? В бою они помеха.

– Очень жаль. А ты не можешь заплетать косу, а на конце – свинцовый шарик? Как у Такеши.

– Это очень муторно. Мыть голову, заплетать косу… Не говоря уж о том, что этот самый шарик оттягивает волосы и к вечеру голова ужасно устает.

– Но ведь Такеши…

– Что ты мне в нос своим Такеши тычешь! Он, небось, с детства привык к косе – присмотрись только к его движениям! Мне несколько недель, а то и месяцев понадобится просто для того, чтобы шарик мне не мешал и двигался в бою в ту сторону, в которую мне необходимо.

– Ну, я не надеялся, что ты согласишься, но…

– Но зато у меня есть тебе подарок! – Я достала кинжал, добытый у Хранна.

– Какая красота!

– Я не уверена, но, возможно, он обладает какими-то чарами.

– Постараюсь выяснить. Хотя не представляю, как я смогу теперь тебя отблагодарить за то, что ты сделала. Такой подарок… И жизнь в придачу.

– Одна я бы не справилась. Это вообще больше заслуга Глеба. Я столько раз была готова сдаться, ты просто не представляешь! И только Глеб удерживал меня.

– Странно, но Глеб сказал то же самое – про тебя.

– Выходит, мы с ним хорошо сработались.

– Ну и отлично. Когда в будущем мы будем работать втроем, это нам очень поможет.

– Мы?.. Втроем?.. О-о-о! Арс!

– Восхищение в твоем голосе дает мне надежду на то, что ты согласна?

– Конечно, согласна!

– Ну и отлично. Договорились, значит!

– М-м-м, этот поцелуй я могу считать скреплением нашего договора?

– Один поцелуй? Не-ет! Так легко ты от меня не отделаешься!

Что-то меня разбудило. В келье было темно и тихо… Но что-то было не так. Дыхание Глеба и Арса было почти бесшумным, в коридоре тоже никакого движения не наблюдалось, Шери мирно посапывал у меня в ногах.

Я не торопилась шевелиться, но и спокойно засыпать тоже не собиралась. Терпеливо лежать и ждать – вот что прояснит ситуацию.

И я не ошиблась. Кто-то медленно крался в мою сторону. Медленно – потому что в келье ввиду отсутствия окон царила кромешная тьма. Видимо, неизвестному ночному посетителю не хотелось перебудить всех, споткнувшись о какую-нибудь мебель.

Я уже собиралась вскочить и включить свет, но меня опередили. Раздался глухой удар и вспыхнул свет. От неожиданности я зажмурилась, а когда открыла глаза, выяснила, что шум разбудил не только меня.

У ног Глеба валялся упырь, а Арс, сжимая в руке клинок, в полной боевой готовности сгруппировался на бортике гроба. Шерифка глухо рычал.

– Опаньки! А я думала, только я проснулась.

– Керен, ну за кого ты нас принимаешь? По-моему, мы переселились в твою комнату для твоей защиты, – Глеб запнулся, – по крайней мере, наши мотивы были таковыми поначалу.

Арс коротко хмыкнул, но развивать тему не стал:

– Давайте-ка лучше попробуем выяснить, что нужно было этому уроду.

– Мне кажется или… – неверящим тоном произнесла я, едва парни перевернули ночного пришельца, чтобы привязать его к стулу.

– Глазам своим не верю, – мне в тон поддакнул Арс.

– Да нет, не думаю, что мы ошибаемся, – не менее ошарашенно, но более осмысленно добавил Глеб, все же затягивая веревку за спиной.

Перед нами был упырь, это неоспоримо. Но все мы знали его человеком.

56
{"b":"435","o":1}