1
2
3
...
72
73
74
...
99

Все было как всегда… Обычный бой.

Жаль только, что последний.

Я взмахнула мечом…

Поехали.

«Я не сомневалась, что ты придешь!» – говорил мой взгляд, потому что говорить сама я была не в состоянии.

– Я пришел. А ты молодец.

«Я знаю. Ведь я продержалась до твоего прихода».

– Тебе повезло, что ты такая маленькая, а они – здоровые. Ну и джунгли, окружить тебя или напасть всем стадом им так и не удалось.

«Как ты смог вернуться так быстро?»

– Я думал, больше никогда тебя не увижу. Собирался вернуться, чтобы отомстить… И снова найти живую воду.

«Это невозможно. Русая Роса не явилась бы к тебе. Каждому дается лишь один шанс. У нас троих этот шанс уже был».

– Глеб сказал, что ничего не выйдет, но, Керен, верь – я достал бы эту русалку вместе с ее водой из-под земли, из любого мира!

«Я верю. Тебе невозможно не верить».

– Ты, верно, устала. Хочешь отдохнуть?

«Нет. Не уходи от меня».

– Поспи, а я тут посижу?

«Нет. Расскажи, как ты вернулся».

– Не хочешь спать? Я думал, ты очень устала. Ты ведь почти не спала.

«Арс! Расскажи, как ты вернулся!»

– У тебя истощение… Или переутомление? Галина пыталась объяснить, что именно с тобой произошло, но я так и не понял.

«Галина?! Ты разговаривал с этой!..»

– Ого, как у тебя сверкают серые глазки! Она думает, я все еще ничего не знаю. Веди себя с ней как обычно – и представь, как мы повеселимся!

«Если это веселье зайдет слишком далеко, я убью ее!»

– Нельзя же быть такой злой, Керен! У тебя в глазах огонь! Я не лгу… – его голос стал растерянным, как впрочем, и выражение лица. Из-за этой растерянности, я тут же смягчилась.

– Да, вот так гораздо лучше! Не беспокойся, я не дам никому увести себя у тебя.

«Верю».

– Что тебе еще рассказать? Так и не сумели мы найти предателя. Георгий Юрьевич никуда не отлучался – по крайней мере до того момента, когда ты вытащила нас в тот мир. Кроме Такеши, пишущего стихи, вообще никто никуда не выходил. Все спали, и весьма крепко. Может быть, кроме Стаса и мастера Иана предателей больше не было? Ну и еще кроме Иванушки и Анны.

«Я забыла тебе рассказать о словах Анны! Почему я не могу говорить? Как ты вернулся? Ну расскажи же мне!»

– Керен, милая, тебе все же нужно отдохнуть, хоть немного. Я погашу свет и пойду с ребятами посижу. О, вот и Шери прибежал, как только услышал, что я оставляю тебя одну.

Арс посадил котенка мне на грудь. Малыш лизнул меня в нос и свернулся клубочком на плече.

Погас свет, стихли шаги наемника в коридоре.

Шерифка тихо мурлыкал, едва слышно, скорее дыхание, чем мурлыканье, но такое мерное, успокаивающее… Как голос гипнотизера, как блеск Лешиных глаз…

Тяжесть, ставшая привычной, куда-то исчезла. Открыв глаза, я поняла, что это просто Шрифка спрыгнул на пол, с важным видом отправившись к своей мисочке.

С огромной радостью я обнаружила, что вполне могу сесть. И даже встать.

Надев черную водолазку и черные же джинсы, приласкав Шери и расчесав кем-то вымытые волосы, оставив их развеваться, я вышла в коридор. Из холла доносились голоса.

– Привет.

На меня уставились как на богиню. С восхищением.

И мне это нравилось, вне зависимости от того, чем вызвано их восхищение – рассказом ребят о том, как я осталась прикрывать тыл, или просто моей внешностью. На женщин с моей профессией редко смотрят с восхищением. Чаще – с испугом или ненавистью.

Хотя испуг или ненависть меня тоже устраивают – в этих взглядах заключается смысл моей жизни, а он совсем прост – быть счастливой.

– Керен! – Арс обнял меня, поднял на руки и закружил, не обращая ни на кого внимания. Похоже, что сделал он это специально – чтоб никто не похищал его имущество.

И мне это тоже нравилось.

– Где Такеши? – спросила я, оглядев присутствующих. Глеб и Инг играли в шахматы, попивая вино, Шарк сидел в Углу, весь сияющий, как новогодняя гирлянда.

– Он пару раз приходил в себя, но ему пока плохо. Хочешь навестить его?

– Нет, – ответила я не задумываясь. Не хочу. Совсем не хочу. Пусть себе бегает ночами на берег и пишет стихи. Меня это никоим образом не касается. Я спасла его шкуру, несмотря на его поведение, и больше меня ничего не волнует.

– Отведи ее к Такеши, Арс, – спокойно произнес Глеб, словно не услышав моего ответа. – Пусть поговорят.

– Я не хочу.

– Прости, Керен, но раз командир сказал… – Не договорив, Арс подхватил меня на руки. Я знала, конечно, что вырываться бессмысленно – он просто отпустит меня, а потом перехватит так, что я и шевельнуться не смогу, – и обязательно бы попыталась, но не при всех же! Поэтому я безропотно позволила вынести меня из холла.

– Поставь меня на ноги. Я сама пойду.

– Честно?

– Я умею исполнять приказы, даже те, которые мне не нравятся, – договорив, я вдруг поняла, что я и в самом деле способна подчиниться словам Глеба, сделать то, чего не хочу и что мне не нравится.

– А я был уверен, что не умеешь. Ты быстро учишься.

– Это надо Глеба благодарить, – хмыкнула я. – О чем я должна говорить с Такеши?

– Понятия не имею. Но, наверное, Глеб знает.

– Так, может, он с ним и поговорит?

– Ты же сказала, что умеешь исполнять приказы?

– А ты выполнишь любое мое желание?

– Нормально, то есть Глеб приказывает, ты выполняешь, а я после – тебе любое желание?!

– Именно.

– Ну, поскольку я и так сделаю все, что ты захочешь, то, по-моему, твое предложение не слишком уместно.

– Нет, пообещай!

– Иначе что? Не пойдешь к Такеши? Не выполнишь приказ Глеба? Не станешь со мной разговаривать?

– Тебе трудно пообещать?

– Хорошо, обещаю. Довольна?

– По уши!

– Тише! Целоваться потом будем, пришли уже.

Арс приоткрыл дверь и впихнул меня внутрь, прошептав:

– Буду ждать тебя в нашей комнате.

Такеши лежал на кровати, на спине, под одеялом, с перевязанной головой. Я подошла ближе. Он открыл глаза, слегка мутные.

– Привет.

– Керен? Зачем? Зачем ты пришла?

– Не знаю. Глеб велел.

– А ты делаешь то, что тебе велят? – он криво усмехнулся.

– Нет. Только когда приказывает Глеб.

– Что же он такого сделал, что может тебе приказывать?

– Не кричал на меня, не распускал руки, доказал свое право командования делом, а не словами.

Такеши ничего не ответил, и я присела рядом с ним, на краешке кровати.

– Не боишься?

– Чего? – спросила я.

– Ну как же… Мало ли, что я могу сделать? Ты здесь одна, никого нет…

– Ты ранен.

– Не настолько сильно, чтоб не справиться с тобой. Ты слабее меня.

– Физически, – уточнила я.

– Ну да.

– Я спасла тебе жизнь.

– Мне сказали, – он поморщился, словно от боли. А может, и в самом деле от боли.

– И ты не хочешь хотя бы поблагодарить меня?

– После того как ты убила Анну?

– Она убила бы Шарка.

– Ты уже оттолкнула его от ее огненного шара! Тебе не обязательно было ее убивать, могли бы просто объяснить Шарку и ей ситуацию!

– Она ранила меня.

– Потому что ты сама не успела отскочить! Ты хотела ее убить, и ты ее убила! Ты даже ничего не чувствуешь по этому поводу… Вообще ничего! Как бесчувственная кукла!

– А что я должна к ней испытывать? Она убила Риту обманывала всех и каждого, обманула меня, сломала мой ноутбук. Едва не убила Шарка, соблазнила тебя.

Пыталась соблазнить моего парня… Хотя Такеши об этом знать необязательно. А то завтра разойдется слух, что я убиваю всех, кто косо взглянет на Арса…

– Ты обвиняешь ее в том, что она кого-то убила?! Ты?!

– А чем я тебя так удивила?

– Ты, убивающая мимоходом, абсолютно бесчувственная, скольких ты убила в своей жизни?!

– Ни одного, о ком стоило бы жалеть. И потом, я защищалась. Я действовала рефлекторно. Если думать о том, с кем и как можно договориться, быстро останешься без головы. Да и вообще, не умей я так хорошо убивать, лежал бы ты сейчас на травке с пробитым черепом.

73
{"b":"435","o":1}