1
2
3
...
73
74
75
...
99

– Я жалею, что именно ты спасла меня.

– Не волнуйся, я сделала это ради Шарка и Глеба, но не ради тебя.

– Какая же ты стерва!

– Вовсе нет. Просто ты видишь во мне не то, что стоит видеть.

– Уходи. – Кажется, Такеши сломался. Таким тихим и безжизненным стал его голос. Или ему просто плохо?

– Тебе больно?

– Да! Да! Мне ужасно больно! Ты убила красивую привлекательную женщину, заинтересовавшую меня! И еще спрашиваешь, больно ли мне!

– Я могу извиниться, если тебе будет легче.

Не стала говорить, что он виноват сам. Обуздай он себя – была бы Анна жива. И ни я, ни он сам, ни Глеб, ни Шарк не были бы ранены.

– Извинись.

– Прости меня за то, что я убила Анну.

– Простить тебя? Простить?!

– Я не прошу о прощении. Я всего лишь извинилась.

– Ты невозможна, Керен!

– Я сижу на твоей кровати, следовательно, я возможна.

– Налей мне воды. Пожалуйста.

Я встала с кровати и налила из хрустального кувшина свежей воды в смешную пластмассовую чашку с веселой рожицей и надписью: «Улыбайся – это всех раздражает».

– Держи.

– Спасибо. – Наемник с жадностью выпил воду.

– Я не понимаю, о чем нам говорить. Мы никогда не были друзьями и, судя по всему, никогда ими не будем. Обычно общая опасность сближает людей, с нами случилось наоборот. По-моему, все ясно.

– Тогда какого дьявола ты приперлась?

– Я же сказала, Глеб велел.

– Ну и все, приказ его ты выполнила, можешь идти.

– Так точно, товарищ Такеши! – Отдав честь, я вышла из его комнаты. – Счастливого выздоровления, – пробормотала я себе под нос. Зачем Глебу понадобилось, чтоб я поговорила с Такеши?

В комнату я решила вернуться обходным путем – с улицы и черного входа, проходить снова через холл мне не хотелось.

Небо уже потемнело, светила луна, почти как в тот момент, когда нас с Такеши отправили с берега в мир Кощея. Кто же все-таки это сделал?

– Арс? – позвала я, входя в комнату. Свет был погашен, и я едва не упала, наткнувшись на стул.

Прежде чем я нащупала выключатель, теплые руки попытались обнять меня.

– Не включай, – шепнул любимый голос в ухо.

Но я все же нажала на кнопку. Вспыхнувший свет заставил Арса зажмуриться.

– Завтра бой.

– И?

– Я знаю, что может нам помочь. Вернее, кто.

– Помочь справиться с таинственным колдуном?

– Да. И он – вернее, она – уже не таинственная. Неужели Такеши ничего не рассказал?

– Он пришел в сознание незадолго до тебя, а монах, который осматривал его, велел соблюдать полный покой.

– Тогда слушай, – я вздохнула, садясь на краешек кровати Глеба и собираясь с мыслями. – Во-первых, никакого предателя среди нас нет. Все куда банальней – князь посылал следить навий в их птичьем обличье. Во-вторых…

Я вкратце пересказала Арсу историю со сказителями.

– Что же мы можем противопоставить этой Наине, если убить ее практически невозможно?

– У меня есть два варианта. Первый – ночью ты проникаешь в ее комнату и соблазняешь ее.

– Почему я?! – Арс выглядел таким ошарашенным, что я не могла не засмеяться.

– Потому что Анна сказала, что Наина – моя полная противоположность. А все девушки-противоположности всегда влюбляются в одних и тех же парней. Это я по собственному опыту знаю. После того, как она в тебя влюбится, она станет бороться против князя. С ее-то талантами…

– Давай лучше второй вариант. Надеюсь, мне он понравится больше.

– Легко. Видишь ли, на прошлой неделе, после побега мастера, я пыталась проследить, куда он направляется, и нашла клочок бумаги с именами. У Даромира я узнала, что это список найденных сказителей. Князь использовал троих, четвертый так и не "понадобился. Это парень, он живет в Тихвине.

– «3. Наина Воронцова. Санкт-Петербург.

4. Илья Виноградов. Тихвин.

5. Ро…» – прочитал Арс, когда я протянула ему листок, спрятанный под крышкой неработающего ноутбука.

– Я знаю, как разбудить силу сказителя. Рецепт такого зелья записан в книге, которую вы нашли у Иванушки. Мы разыщем этого Илью, напоим его зельем и выставим против Наины!

– Ты думаешь что-нибудь получится? Мы даже не знаем, сколько ему лет! Что, если это маленький мальчик?

– А какой опасности мы его подвергнем? Он же не на ристалище выйдет!

– Как мы сумеем уговорить его родителей?

– Это уже дело десятое. Разыщем его, а там уж решим.

– А это зелье? Оно ведь может быть очень опасным! Ты забыла, что было с тобой?

– Мы всего лишь пробудим его силы сказителя.

– Я боюсь, у нас ничего не получится. И не уверен, что мы можем позволить себе рисковать жизнью мальчика.

– Почему у нас не получится? – спросила я, проигнорировав реплику насчет риска. В конце концов, опасность угрожает всему человечеству. Тут не до сантиментов.

– Подумай сама – князь добился желаемого с третьего раза. С третьего! А ты хочешь, чтоб мальчик, неизвестно даже, обладающий ли именно той разновидностью дара, что нам нужна, выпил зелье и тут же противостоял Наине, которую тренировали черт знает сколько времени! Ее даже на ристалище один раз выпустили!

– Только для того, чтоб повязать кровью!

– Бредовый план, Керен.

– Другого нет, – отрезала я. – Вертолет здесь?

– Да. Ты что, собираешься вылететь сейчас?

– Да. Нет. Не знаю… Лучше на рассвете – как раз прибудем к тому моменту, когда откроются все службы. Разыщем через паспортный стол этого Илью. И до следующего боя – двое суток. Должны успеть за это время его подготовить.

– А как же завтрашний бой?

– Думаю, мы проиграем. Но если у нас будет план, выполнимый план, то все смогут сдаться раньше, чем их убьют. Князь будет в восторге… Сначала.

– Считаешь, что он не догадается?

– А как он может догадаться? Анна мертва, Даромир ничего мне толком не сказал, переврав половину.

– Что ж, пожалуй…

– В любом случае, это наш единственный шанс. Что еще мы можем противопоставить колдовству?

– Наверное, ты все же права. Но, Керен, мы никак не сможем вылететь сразу с утра. Только после боев.

– Почему? Обойдутся без нас, как и в прошлый раз.

– Нет, – Арс покачал головой. – В тот раз соперников распределял Антон Михайлович, в этот раз – Даромир, военачальник князя. И мы с тобой и Глебом в списках. Такеши, конечно, заменят, но нас не отпустят. Это против правил.

– Поняла, – со вздохом произнесла я. – Что ж, тогда делать нечего. Не думаю, что нам есть чем заняться этой ночью… По крайней мере, за пределами комнаты. – Арс ухмыльнулся. – Хотя я пообещала себе сегодня, что если выживу, то научусь нормально сражаться на мечах. Может, потренируемся?

– На улице уже темно, а в спортзале для этого маловато места. И потом, ты прекрасно справляешься с кинжалом.

– Прекрасно-то прекрасно, но, как ты мог убедиться, сегодня, например, от моего кинжала толку было немного.

– Немного?! – Арс расхохотался. – Да если б не он, ты бы погибла.

– Я ничего не помню. Почему ты считаешь, что без него я бы не справилась? Я ведь сражалась мечом Шарка. До сих пор запястье болит.

– У тебя был всего один шанс выжить – и ты его использовала. Ты сражалась одновременно мечом и кинжалом. Мечом убивала, а кинжал тут же залечивал твои ранения. Поэтому ты жива и здорова.

– Да-а… Я вспомнила…

Они приближаются. Рукоять меча в руке нагрелась, но руки пока не устали, и не утратили гибкости. Подумав, я взяла Биту в другую руку. Зачем? Не знаю. Но сейчас мне понадобится все. что у меня есть, и все, что я умею.

Метательные ножи я использовала первыми. Пятеро монстров упали раньше, чем успели понять, что происходит. Но их слишком, слишком много… Надеюсь, что ребята успеют дойти до портала.

Окружить меня им не удастся – я слишком маленькая и ловкая для них. Но любой удар по голове прикончит меня.

Так я никогда еще не прыгала, уворачиваясь от трех огромных дубин одновременно… К счастью, нужную тактику я обнаружила сразу. Удар мечом, ни разу не ставший смертельным – все же я слишком слаба для того, чтоб одним ударом и без того тяжелого оружия завалить коня, – а после коснуться открытой раны Витой. Несколько секунд – и очередной труп падает на землю, мешая моим противникам…

74
{"b":"435","o":1}