ЛитМир - Электронная Библиотека

Крики его, наверное, даже у наемников в скиту было слышно. Наина никогда не думала, что можно так долго и страшно умирать. Даже Велимир пытался утешить ее, когда ей стало совсем плохо. Но она пошла к Болеславе – русалочка ведь обещала оказать помощь, – и она дала ей яд. Если с Наиной случится что-то подобное, зеленоглазая выпьет его. Болеслава сказала, что это не просто яд, но еще смешанный с зельем, которое не даст князю поднять ее какой-нибудь тварью.

Ох, опять гонг ударил. А у Наины уже голова болит. Это после всего трех-то боев…

* * *

Несмотря на все старания Наины, мы пока выигрывали. Унесли с ристалища Глеба, проигравшего, но живого и довольного жизнью, а Марк и Арс и вовсе стояли рядом со мной. Я до сих пор не могла поверить в то, что сделал Марк. Не знаю как, но он, по его собственным словам, уловил мысли сказительницы, она хотела, чтоб ему казалось, что он падает в пропасть. А он взял и эту самую пропасть перепрыгнул. Изящно? По-моему, более чем. Кажется, Антон Михайлович недооценил Марка, до сих пор держа его на скамейке запасных. Арс все пытался намекнуть мне на волосы Марка, и в самом деле шикарные, ненамного короче, чем мои новые. Но я упорно делала вид, что никаких намеков не понимаю.

Ну не нравятся мне длинные волосы. С ними проблем не меньше, чем с макияжем. А я никогда не крашусь и всегда коротко стриглась. А как я папе объясню подобную длину волос? Хотя после того, как я представлю ему Арса, он лишится дара речи и о волосах вряд ли вспомнит.

Просто розовая мечта моего папы – это то, что я выйду замуж за какого-нибудь жутко умного парня, который большую часть жизни проводит за книгами. Папа считает, что в нашей стране пропадают тысячи ученых, и если б была для них разработана материальная база, страна выиграла бы огромные деньги – раз, и политическое влияние на арене – два. Вот он и мечтает, что я влюблюсь в такого, обеспечу ему своими и папиными деньгами оборудование и лабораторию, а через несколько лет он мне на блюдечке – патент на что-нибудь невероятно гениальное. Ведь таких ученых очень легко облапошить, они думают только о своих изобретениях и совершенно не замечают окружающего их в действительности мира. Вот только как я не могла понять, так до сих пор не могу – если они не видят реального мира, то как кто-нибудь из них сможет полюбить меня? И как будет выглядеть наша жизнь? «Дорогая, оплати эти счета, а я – в лабораторию. Зайду позавтракать через неделю. Заодно расскажу тебе о новом синхрофазотроне…» Или так: «Солнышко, я открыл нового червя! Хочешь, назову его твоим именем?»

Нет. Прости, папа, но я лучше выберу парня, с которым мне просто интересно.

Удар гонга. Алекс против Даромира.

Что ж, здесь обольщаться бесполезно. Этот бой почти наверняка проигран. Какие шансы у этого Алекса против Даромира и Наины? Да, взрослый мужик, опытный, но… Какой-то он неуверенный. Нет в нем дерзости, что делает воина отличным воином.

Не прошло и трех биений сердца, как на лице Алекса появился испуг, он беспорядочно замахал мечом, словно пытаясь отбиться от чего-то или кого-то. Похоже, Наина развлекается по полной. Ничего, только подожди немного. Я верю, что нам повезет и сила Ильи окажется не меньше твоей. Я лично сделаю из мальчишки сказителя!

Удар гонга. Тело Алекса унесли с ристалища. Поменяли песочек.

Игорь. Аналогичная ситуация. Напуган, я ощущаю это даже со своего места, хотя и не вижу его лица. Напуган и растерян.

А может, эти два боя пролетели так быстро потому, что я их торопила? Торопила, чтоб не опоздать на свой собственный бой, чтоб не проворонить собственную смерть?

Нет. Я должна победить. Кто, кроме меня, найдет Илью в Тихвине и уговорит его помочь нам? Если я умру, Арс и Глеб скорее погибнут в кровавой вендетте, чем соберутся с мыслями и спокойно отправятся за мальчишкой.

От неприятного предчувствия я вся покрылась мурашками. Арс, словно почувствовав что-то, прижал меня к себе.

– Волнуешься? – спросил он, целуя меня в висок.

– Нет, – спокойно солгала я. – Просто ветер холодный подул, а я легко одета.

– Принести тебе куртку?

– Зачем? Через две минуты я окажусь там.

Арс ничего не сказал, только стиснул меня так, что едва ребра не затрещали.

Я тоже люблю тебя, рыжик.

Но, не будь этих боев, мы бы никогда не встретились. А если б и встретились… Это здесь мы все равны, все наемники, бойцы. А там, в обычном мире? Кто я – и кто ты? На каком рауте я смогла бы заметить твою улыбку? На съемках какого фильма обнаружила бы твои цветные глаза? В каком банке твоя рыжая макушка мелькнула б рядом?

Не собираюсь я погибать сегодня, что бы ни твердил призрачный монах. Не собираюсь, потому что бывают моменты, когда точно знаешь, что не умрешь, что бы ни случилось. И сегодня именно такой момент. Ну просто не может кончиться моя история в ближайшие полчаса.

Не верю.

Гонг.

Что-то говорит Галина.

Вита скользнула в ладонь.

Напротив меня – громада Святогора. Я ему едва-едва до пояса достаю.

Начнем?

– Эй! Это что такое! – громовой голос заставил меня отступить назад, появилось ощущение, что если он заговорит чуть громче, то меня просто снесет звуковой волной. – Я должен сражаться с этой малышкой?!

– Да, – ответила Галина. – Это Керен. Твоя противница.

– Я отказываюсь от боя, – проревел Святогор. – Я не стану биться с человеческой девочкой, которая и пальца моего от земли оторвать не сможет!

– По правилам, ты не можешь отказаться, если только не ранен настолько серьезно, что не можешь выйти на ристалище.

– Тогда я сдаюсь! – Святогор посмотрел на меня. – Слышите? Я сдаюсь этой малышке, потому что она не побоялась выйти против меня с пилкой для ногтей!

– Это невозможно!

– Святогор, ты что, рехнулся?

– Пусть сражаются!

– Я сказал – я сдаюсь. Если кто-то хочет обжаловать мое решение, пусть сначала выйдет сюда и покажется мне на глаза! – Богатырь сделал шаг в сторону нечисти. – Велимир, ты хочешь что-то сказать?

Упырь покачал головой, а я увидела позади него Наину с огромными зелеными глазищами. То ли она так испугалась то ли просто пытается разглядеть побольше…

Святогор сдался. Мне просто не верилось.

– Малышка, а что скажешь ты? – огромный палец Святогора, уткнулся едва ли не мне в лицо.

– Твой князь составлял на этот раз пары сражающихся. Видимо, он очень меня боится.

Секунд тридцать богатырь молча смотрел на меня, а потом вдруг оглушительно захохотал:

– Малышка смелая! Может, и в самом деле все так? Иначе почему в первый раз мне дали рыцаря, с которым я едва справился, а в этот раз – крошечную девчонку? Все знают, что человеческие девочки не знают чар и колдовства! Это подло! Слышишь меня, князь?! Ты поступил подло! Я больше не буду сражаться! Я ухожу домой! – Святогор, у которого, как оказалось, слова с делом не расходятся, тут же сошел с ристалища и отправился к острову. Похоже, и в самом деле домой вернется. Вот сюрприз князю! Хотел избавиться от меня, а потерял такого бойца!

Все справедливо. Подлость наказуема.

– Победа достается Керен, человеку, – официально проговорила Галина ошарашенно.

Мне оставалось только пожать плечами и уйти с ристалища. Такой легкой победы не было еще ни у кого. Не могу сказать, что я этим довольна, но… Не отказываться же?

Начался второй этап. Арс и двое монахов, против трех волхвов. На этот раз все противники оказались мужского пола, и я не знала радоваться мне этому обстоятельству или наоборот, жалеть.

Обернувшись, перед жребием, Арс помахал мне рукой. Давай, рыжик!

Началась стрельба. От людей вновь вышел рыжий парень и два монаха. Почему монахов на Валааме поголовно учили стрелять, но почти не учили сражаться?

Брошен жребий. Оба монаха стреляют первыми, а рыжий – вторым. Наверное, монахи жульничали. Например, благословили кости. Велимир говорил, что если монах достаточно свят, то его благословение может многое сделать. Хотя, конечно, то, что показывают в фильмах – священник крестит и монстр умирает, – это все чепуха.

79
{"b":"435","o":1}