ЛитМир - Электронная Библиотека

– Друзьями?

– А почему нет?

– Я ведь не человек.

– Ну и что? Ты разумен, следовательно, мы сможем общаться. А дружба начинается с общения.

– Чтобы человек предложил дружбу упырю? Разве такое возможно?

– Я сделала тебе такое предложение. Ты отказываешься?

– Я… – кажется, упырь растерялся. В этот момент на него бросился Арс. Даромир позади валялся на песке, непонятно, живой или нет.

– Не убивай его! – воскликнула я, ощутив вдруг, что Наина больше меня не контролирует. Сзади на меня бросилась Трэяла, я обернулась, одновременно видя, как Наина вновь поднимает на меня зеленые глаза. Наверное, она отвлеклась на кого-то другого, пока я трепалась с Баретом. Может, этот разговор упырь для того и затеял, чтоб дать возможность Наине заняться еще кем-то? Я ведь не сразу поняла, что она меня уже не контролирует!

Все, что я смогла, – это блокировать один из ударов Трэялы. Остальные обрушились на меня, я лишь руками закрыла голову, выронив Виту. Кажется, рядом мелькнул Марк, по крайней мере, удары перестали сыпаться на меня. Какое счастье, что Трэяла не использует холодное оружие, а обходится собственными руками да чарами.

Впрочем, мне все равно было не встать. Я видела, как Воеслава сзади ударила защищающего меня Марка мечом, как Арс каким-то чудом успел смягчить этот удар… Как вытекала бордовая кровь из рассеченного тела отца Капитолия и ярко-алая из шеи Трэялы. На меня упал Марк, хотя, похоже, живой – Арс сделал свое дело, оставшись теперь против двух бойцов сразу – Барета и Воеславы.

Дальше я видела почему-то не сам бой, а только изумрудные горящие глаза Наины, сжимающей кулаки, что-то шепчущей себе под нос. Арсу она ничего сделать не сможет, но догадалась ли она усилить своих бойцов? Только бы нет…

Горячая кровь Марка потекла по моему лицу, и я вдруг, неожиданно для себя самой закричала. Закричала, потому что было больно… Но не мне. Больно было Марку, а я каким-то образом ощущала его боль, но его тело оказалось слишком тяжелым для меня, я не могла его отодвинуть-Кричать я перестала, тихонько воя от боли, страха, безумной безысходности. Этот парень, Марк, боялся смерти так, как не боялся ничего. Я никогда не испытывала такогостраха.

Звякнул гонг, где-то на периферии сознания. В тот же миг Марка оттащили в сторону, и жуткое чувство страха исчезло. С трудом, но я сумела сама подняться. Все тело было в наливающихся кровоподтеках, но я была жива, чего нельзя сказать об отце Капитолии и велхве Трэяле.

Арс тоже почти не пострадал. Он сдался. Это было возможно, поскольку, по сути дела, от нашей команды остался только он, против Воеславы и Барета. Я знала, почему он сдался, – да это все, наверное, знали. И поэтому мне стыдно было смотреть в глаза наших ребят. Арс мог справиться с ведьмой и упырем, будучи неподвластным колдовству Наины. Но стоило ему услышать мой крик, как он сломался.

Неужели мы проиграли цикл? Проиграли Землю, мир и человечество?

Заговорила Галина.

– Цикл выиграли люди, – со всех сторон раздались возмущенные и удивленные крики. – Поясняю: одиночные бои – счет 3:3, командные бои – победила команда Барета со счетом 17:22, стрельба – победила команда Арсения со счетом 29:22. Окончательный результат – 49:47. Желающие посмотреть количество очков, начисленных бойцам, могут взять список у любого из судий.

– Победили! Мы победили! – Я бросилась на шею Арсу.

– Рано радуешься, – фыркнул он, обнимая меня. – Теперь назначат девятый цикл. Там-то все и решится. А у нас раненый Глеб, да и Наина эта спуску не даст.

Понурившись, я добрела до трапезной. Арс, убедившись, что со мной все в порядке, отправился к Глебу.

Вскоре в трапезной собрались все наши. Вернулся и Арс. Марка тоже заштопали, и он сел на место Глеба – оно ближе к выходу, ему меньше идти.

– Итак, – начал седой, поднявшись, – этот цикл мы выиграли, хотя и с трудом. Арс, ты можешь объяснить причину своего поступка? Ты ведь даже не ранен. Вполне мог если не победить, то хотя бы свести к ничьей. Если б хоть один волхв на стрельбе выжил, тебе не поставили б десять очков, и мы бы проиграли.

– Я испугался, что если немедленно не прекращу бой, то Керен и Марк погибнут. Марк истекал кровью, а Керен… – его голос чуть дрогнул, – кричала.

– Керен, Марк? – седой обратился к нам.

– Простите, это я виноват. – Марк посмотрел в глаза седому. – Я эмпат. Я воспринимаю и передаю эмоции. На материке это практически неощутимо, так, на уровне легкой тревоги или хорошего настроения, а здесь, видимо, все это колдовство и чары усилили мои способности. К тому же в таких вещах кровь играет роль сильнейшего проводника – я читал об этом. А тут крови было более чем, вся она попала на Керен, и я нечаянно спроектировал на нее всю свою боль и страх.

Мне ничего говорить не потребовалось. Я и так была бледна как поганка, а если страх, который я все еще ощущаю, виден в моих глазах, то объяснения тоже не нужны.

– Я понял, – кивнул седой. – Но ты должен был заранее предупредить меня о своем даре.

– Но я сам не знал, что он проявится таким образом.

– Хорошо. Я попытаюсь придумать, как это использовать. На сегодня все свободны. И не забывайте, что в следующий раз судьба нашей Земли решится окончательно. И мы можем навсегда ее потерять.

– Ну почему же навсегда, – вмешался Инг. – Возможно в следующий раз, лет через пятьсот…

– Нет. На самом деле это формальность. Если князь проиграет, то чары, наложенные на бои в целом, закроют практически все порталы в их мир. Если проиграем мы, то князь и его преемник просто-напросто не дадут собрать команду к следующему сроку. У нас-то не будет отдельного мира, чтоб тренировать воинов и готовиться к захвату Земли. Если больше вопросов нет, то можете идти. Тренироваться. Бой через двое суток. Последний бой.

– Мы хотели бы поговорить с вами, – сказал Арс.

– Вы?

– Я и Керен.

– Хорошо, придите ко мне через двадцать минут, я только отдам кое-какие распоряжения.

Мы с Арсом остались вдвоем в трапезной, все остальные разошлись. Почти все.

– Извините меня, ребята. – Видок у Марка оказался пришибленным.

– Ничего, – я улыбнулась. – Ты же не виноват. Виновата скорее я – нужно было сдержаться, но…

– Расскажи, что ты чувствовала, – попросил Марк. – Это поможет мне разобраться с собственным даром.

– Сначала я ощутила боль, но такую боль, какой не чувствовала никогда, – а ведь я получала подобные раны. Хотя я не уверена, может, боль, усилилась просто-напросто психологически, ведь ран-то у меня как раз не было. Но вот потом… Ты точно хочешь это услышать?

– Конечно!

– Пришел страх смерти. Жуткий, невероятный страх смерти. Я сама никогда ничего так не боялась.

– Страх смерти? – удивился Марк. – Но я ведь наемник, почти пятнадцать лет наемник. Как вышел из армии, с двадцати одного года. И никогда не боялся смерти, хотя тысячу раз был на волоске от нее.

– Но тем не менее это именно то, что я чувствовала.

– Странно. Но есть над чем подумать. Спасибо, Керен, – улыбнувшись, Марк потихоньку похромал к выходу. В дверях он обернулся. – И прости меня за то, что тебе пришлось пережить.

– Я не в обиде.

– Ну что, Керен, – спросил Арс, когда Марк ушел. – Отправляемся за твоим Ильей?

– Он не мой, но в целом ты прав. Отправляемся.

– Я поговорил с Глебом. Он пока займется приготовлением зелья, о котором тебе рассказала Анна.

– О, отлично! Я бы не додумалась!

– Ну а что ему сидеть тут без дела? Он, конечно, ранен, но с зельем справится.

– Я готов выслушать вас, – позвал нас седой. Переглянувшись, мы зашли в его комнату. Крошечная, по-спартански обставленная, без окон, как и наша.

– Да-а, ну вы и придумали, – протянул седой, после того как мы выложили ему свой план. – Впрочем, шансов у нас настолько мало, что уж лучше такой вариант, чем никакого. Но как вы собираетесь уговорить мальчишку?

– Это элементарно, – пожала я плечами. – Какой парень откажется помочь спасти мир?

81
{"b":"435","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Книга о потерянном времени: У вас больше возможностей, чем вы думаете
Персональный демон
Айрис Грейс. История особенной девочки и особенной кошки
Ваш семейный ЛОР. Случаи из практики врача
Перекресток Старого профессора
Блокчейн от А до Я. Все о технологии десятилетия
Сердце того, что было утеряно
[Не]правда о нашем теле. Заблуждения, в которые мы верим