ЛитМир - Электронная Библиотека

Я насчитала шестьдесят три человека, включая себя. Из них сорок семь совершенно явно считали себя воинами, остальные – неясно. Я оказалась между двумя довольно молодыми ребятами, никак не старше двадцати пяти, но, похоже, все-таки постарше меня.

Они переглядывались за моей спиной – видимо, уже успели познакомиться или изначально были знакомы, – и наконец левый, смуглый остроносый брюнет, заговорил со мной:

– А вы кто, девушка? Переводчица с упыриного?

– Меня зовут Керен, – невозмутимо ответила я, не позволяя себе заводиться из-за дурацких шуток. – Я приехала сражаться с язычниками и их тварями, как высказался тот тип, – я кивнула на колобка.

– Я – Глеб. Это рыжее чудо – мой друг, Арс.

– А-а-а! – Я повернулась ко второму – короткостриженому и действительно рыжему. Вообще-то обычно я терпеть не могу рыжих парней, не мужской это цвет, но у Арса волосы были скорее цвета меди, густые и очень плотные, и почему-то не производили неприятного впечатления, какое обычно производил на меня этот цвет волос у мужчин. И глаза… Один – синий, а другой – зеленый. Яркие-яркие… – Так это вас из Австралии вытащили?

– Тебя, – поправил меня парень. – Да. И откуда же вы…

– Ты, – улыбнулась я.

– Ты, – в ответ благодарно улыбнулся Арс, – об этом узнала?

– Курьер, Тайс, рассказал. Он перед тобой меня разыскивал.

– Вот трепло! – и мы трое засмеялись – достаточно тихо, чтоб все еще вещающий колобок этого не заметил. На этот раз до меня донеслось что-то о священном долге перед отчизной и духовной награде.

Глеб и Арс были самыми молодыми в трапезной. Все остальные в основном были словно созданы по шаблону – постарше, мужественность и сила прет изо всех дыр, многие разукрашены шрамами, суровые взгляды, в мою сторону – только неодобрительные и презрительные. Что ж, мне не привыкать.

Наконец колобок замолк, а встал его сосед – полностью седой поджарый мужчина с культей вместо левой руки. Идеально симметричное лицо с большими выразительными глазами портила разодранная щека.

– А теперь по делу, – его сухой и тихий голос приковал тут же внимание всех. – Бои начнутся послезавтра. Не расслабляйтесь – вполне вероятно, что поначалу противник выставит наиболее слабых бойцов, оставив лучших в резерве, в надежде поселить в ваших душах гордыню.

– Или наоборот, – громко сказала я. Все посмотрели на меня. В глазах большинства читалось нескрываемое презрение – мало того, что девка приперлась, так еще и чушь какую-то несет. – Куда логичнее запугать нас с самого начала. Неуверенность опаснее гордыни, к тому же гордыню и осторожность часто путают.

Седой коротко кивнул, признавая мою правоту, но, не комментируя мои слова, продолжил:

– Но это все не столь важно для нас сейчас. Всего будет восемь циклов. Один цикл – один день. В цикле могут быть простые бои один на один или соревнования, стрельбы, спарринги и многое другое. О составах циклов договариваются судьи, их вам представят позже. Бои идут до победы, это не означает, что до смерти, но, к несчастью, почти наверняка так и будет. Подлая нечисть не упустит шанса ослабить нас. Бои будут как вооруженные, так и кулачные, будут и соревнования на ловкость и сообразительность. Войска противника бесчисленны, нас же всего шестьдесят. Поэтому первейшая моя задача – отобрать из вас самых сильных и умелых бойцов для первого же дня. Сейчас мы начнем соревнования, дабы к вечеру выявить лучших. Не забывайте о том, что вы все здесь союзники, мне не нужны несчастные случаи, даже синяков я бы рекомендовал избегать. По-моему, я достаточно ясно пояснил ситуацию на данный момент. Как только появится еще какая-то информация, я ее тут же оглашу. Я думаю, вы, как люди взрослые, перезнакомитесь сами, хочу только представить вам единственную попавшую в наши ряды женщину. Она привлекла наше внимание, в течение почти трех месяцев оставаясь победителем бойцовского клуба Питера. Итак, знакомьтесь – Ган…

– Называйте меня Керен. Ган – только боевой псевдоним. – Седого я слушала достаточно внимательно и… Его раны не оставляли сомнения, что они получены в бою. Значит, он нормальный мужик, не похож он на сумасшедшего, совсем не похож. Но и он верит в упырей и другую нечисть… Разве может быть все это правдой? Но я не могу слепо верить! Не могу! Сначала мне нужно самой выяснить что-нибудь. Займусь этим сегодня же ночью.

– Очень хорошо. Значит, Керен обязательно выйдет на ристалище, так как язычники выставляют всевозможные виды нечисти и нежити. Надо и нам показать, что у нас не только мужчины есть. Итак, господа, начнем! Я предлагаю двигаться по часовой стрелке, парами, проигравшие садятся на той стороне трапезной.

В круг тут же вышли двое мужчин, сидевших слева от седого. Они долго кружили друг против друга, пока наконец один не ударил. Проведя обманный маневр, он ловко поднес Руку к ребрам второго. Будь у него нож, тот уже был бы мертв.

– Стоп, – воскликнул седой. – Данила, вы пропустили смертельный удар. Покиньте круг. Вы, Стас, сядьте на место. Когда все поучаствуют, вы вновь будете биться с оставшимися.

Я болтала с Арсом и Глебом, наблюдая за схватками. Таких простых, как первая, больше не было, Данила показал себя совсем слабым бойцом, но тем не менее долгих поединков тоже не было. Воины справлялись достаточно легко и быстро – сказывались опыт и подготовка. Лишь раз седой остановил пару и велел обоим сесть на места – видимо, по его мнению, их силы были равны, хотя я бы так не сказала: один из этой пары был моложе и, следовательно, выдохся бы позже. По мне, так это неоспоримое свидетельство победы.

Вскоре очередь дошла и до нас с Арсом. Мы встали и пошли к кругу, когда вмешался седой:

– Керен, вам не обязательно сражаться, вы и так выйдете на ристалище.

– Ну уж нет! Мне не нужны льготы. Я здесь на тех же основаниях, что и все. Поэтому я так же буду сражаться сейчас с Арсом.

– Прости, Керен, – шепнул мне Арс на ухо, – ты мне очень понравилась, но ты же понимаешь, что я буду биться всерьез…

Я лишь фыркнула, не отвечая. Если бы Арс знал меня дольше трех часов, он не стал бы говорить такое. Я проигрываю очень редко, и последний раз был больше года назад – я сцепилась на ринге со здоровым профессиональным боксером. Он едва не убил меня, но я выпила перед дракой и уже не могла отступить…

Арс напал первым. Он недооценил меня с самого начала… Как, кстати, и большинство моих мужчин-врагов. Он двигался слишком медленно, показушно. Я вздохнула, покачала головой и…

– Два смертельных удара, Арс, – громко объявил седой, – а последний, в сплетение, вырубил бы тебя.

Арс выглядел совершенно пораженным и… убитым. Во всех смыслах этого слова.

– Прости, Арс, – шепнула я ему на ухо, – ты мне очень понравился, но ты же понимаешь, что я билась всерьез…

Он исподлобья посмотрел на меня, и я с грустью поняла, что шутками отделаться не удастся. Кажется, я обзавелась первым врагом на своей же территории. Другие не в счет – они могут ненавидеть меня за то, что я женщина, но они с уважением отнесутся к моему мастерству и никогда не будут мне вредить. Арс же вполне может пожелать мне отомстить. Что ж… Все будет зависеть лишь от него самого.

Я села на свое место, а Арс понуро ушел на другую половину трапезной. Сражались Глеб и его сосед. Я не смотрела на поединок, думая о своем, и очнулась только когда Глеб снова сел рядом.

– Не обращай на него внимания, – шепнул он мне. – Арс просто ошибся, но я уверен, что он понял это.

– Надеюсь, – ответила я, зная, что лукавлю. Я не сомневаюсь в том, что Арс мне этой победы не простит никогда.

Я билась еще дважды – и нас осталось девять человек, в том числе и Глеб.

– Значит, таким составом мы выступим в первый день, – заявил седой. – А сейчас ужин, после чего отдохните. Завтра я раздам последние инструкции. Если вопросов нет, то до завтра.

– Есть вопрос, – я встала.

Седой кивнул.

– Я слушаю вас, Керен.

– Бои будут днем, так я поняла?

9
{"b":"435","o":1}