1
2
3
...
98
99

– Поцелуй меня, – мой голос чуть-чуть надломился, но до слез и истерики, как моя мать, я не опущусь. Я умру достойно.

Зато она выжила… Со слезами и истерикой.

Да. Для того, чтоб спустя тридцать с лишним лет ее пытали и убили…

– С удовольствием, – отложив кинжал на траву – последний шанс на спасение утек между пальцев, – он подошел ко мне и обнял меня. Его большие глаза в эту минуту показались мне как никогда красивыми. И я поняла, что все равно люблю его – люблю безумно, до дрожи в ногах. Может, это и есть лучшая любовь? Самая совершенная – любить до самой смерти… И главное, глядя в его глаза, я знала, что он тоже любит меня. Его губы, мягкие, чуть-чуть полноватые для парня, приоткрылись и коснулись моих губ. Так долго и столь страстно мы не целовались еще никогда. Да и вообще я никогда ни с кем так не целовалась.

– Я очень люблю тебя, Керен. И никогда больше никого не полюблю, – с этими словами, он вонзил Виту мне между ребер.

Я очень люблю тебя, Керен.

Он впервые произнес эти слова. Первый раз сказал вслух, что любит меня.

Я ничего не почувствовала сначала – легкое онемение, теплые струйки на животе, его рука на моем лице, пальцы, касающиеся моих опухших губ…

Онемение разлилось почти мгновенно по моему телу, и, так и не ощутив боли, я потеряла сознание.

«А ведь он не солгал… Это и в самом деле быстро и легко…»

Пришла в себя я лежа на траве. Не веря своим ощущениям, я села. Я жива… Неужели это возможно?..

Вся моя одежда и ремни – все обуглилось и рассыпалось как бумага. Дерево исчезло. Рядом со мной, с обугленным лезвием валялась Вита. Арса нигде не было видно. Не веря собственным ощущениям, я коснулась кожи под грудью. Под засохшими хлопьями крови прощупывался узкий шрамик.

Как это произошло? Почему я жива? И жив ли Арс? Нет, жив. Я бы почувствовала, если б он умер. Сколько я пробыла без сознания? Если судить по шраму – о-о-очень долго.

– Керен! Арс! – По тропинке вышел на полянку Инг, у ног которого бежал Шерифка. – О, вот где ты! Там Глеб беспокоится, – Инг скривил гримасу, – просил найти вас. Ему примерещилось, что на вас напал кто-то… О, да тут что-то произошло! Тебя что, пытались заживо сжечь?! На, надень хотя бы это. – Инг протянул мне свою куртку, в которой я утонула.

– Что-то вроде… – неопределенно ответила я, подбирая котика. Он заурчал и принялся вылизывать лицо. – А долго нас не было? – спросила я, даже не сразу заметив, что все равно упорно продолжаю говорить «мы».

– Да не очень. Несколько часов. Ну, короче, пошел я, а ты бы Глеба навестила!

Я кивнула, и Инг исчез в лесу.

Я медленно пошла за ним.

Что же произошло? Почему я жива? Где Арс? Что случилось с деревом? Правда ли все то, что он мне рассказал? Он и в самом деле убил мою мать?

И значит, сейчас в мир врывается ошалевшая от внезапно привалившей силы нечисть, стремясь поработить этот мир, сделать его только своим…

Не знаю, как я осталась в живых, но сейчас только я смогу как-то помешать князю Венцеславу, спасти людей и…

Найти Арса.

И я найду его.

Во что бы то ни стало.

Потому что он любит меня.

99
{"b":"435","o":1}