ЛитМир - Электронная Библиотека

Виктория Угрюмова и Олег Угрюмов

Дракон Третьего Рейха

Любимому дракону посвящается

ЧАСТЬ 1

Глава, которая случайно попала сюда из середины и только поэтому считается прологом

Там, на неведомых дорожках,

Следы невиданных зверей…

А. С. Пушкин

В нарядном ярко-синем небе, подсвеченном золотыми солнечными лучами, самозабвенно выписывали круги большие птицы. Кажется, они собирались летать так до второго пришествия, а тут, нужно заметить, и о первом никто не подозревал.

Торжественный в своей дремучей древности лес раскинулся прямо под ними. В данный момент он не шелестел, не звенел и не жужжал, не стрекотал и не чирикал, как это бывало обычно, а оглашался истошными криками неестественного для здешних мест происхождения.

– Этот мед буду есть я! Я первым пчелиное гнездо заметил!

– Нет, я, я, я, я, я!!! Без меня ты бы пчел не выкурил.

Два невероятно лохматых и чумазых существа спорили между собой в тени раскидистого дуба. Различить их было не только трудно, но практически невозможно. Правда, при ближайшем рассмотрении обнаруживалось, что нос у одного из этих чудаков украшала резная раскрашенная палочка, а у другого зато короткая мохнатая юбочка была сшита из мягкой пятнистой шкурки и, очевидно, являлась изделием «от-кутюр» здешних мест.

От нетерпения и злости оба высоко подпрыгивали и переминались на плоских широких ступнях, вытягивали губы трубочкой и таращили глаза. Они были так взволнованы судьбой изрядной порции меда, буквально чудом доставшейся им этим прекрасным солнечным утром, что даже не смотрели по сторонам, и любой уважающий себя хищник мог бы запросто ими пообедать. Но, очевидно, у хищников как раз наступил тихий час, потому что спорщики были в этой части леса совершенно одни с тех самых пор, как разогнали целое семейство разъяренных и растерянных из-за их внезапного вторжения пчел. Длинные уши этих диковинных существ возбужденно шевелились, выдавая крайнюю степень желудочной неудовлетворенности, а носы совершали уж и вовсе неописуемые движения, каковые под силу разве что слону или муравьеду, у которых, как известно, именно эта часть тела развита совершеннее всего

– Зато у тебя от меда потом живот болит, – наконец нашлось первое существо

– А у тебя – зуб, когда ты ешь, – торжествующе заявило второе, обходя соперника с правого фланга и пытаясь встать между ним и вожделенной сладкой грудой.

Мед источал такие ароматы, что у обоих в глазах зеленело.

– Ты и так прошлый раз все яйца слопал, а со мной не поделился, теперь моя очередь одному есть, – попытался отстоять свои ущемленные права первый.

– Ты сам виноват, нечего было за лягушками столько гоняться.

– Отдай мой мед! – заголосило оскорбленное в лучших своих чувствах существо в пятнистой юбочке, наступая на супостата и подпрыгивая, словно кузнечик.

– Нет, мой! – возопил тот, кто являлся счастливым обладателем палочки в носу.

– Мо-о-о-ой!!! – издал модник душераздирающий рев.

От его крика впору было оглохнуть, и поэтому оба какое-то время ошарашенно мотали головами, пытаясь избавиться от назойливого шума в ушах.

Однако шум, как это ни странно, не утихал, а напротив – усиливался и усиливался, заполняя собой все пространство вокруг лохматых любителей меда. Дикий грохот и клацанье неизвестного происхождения, рев и завывания – вся эта несусветная какофония ударила по несчастным барабанным перепонкам, заставив обоих спорщиков повалиться ничком на землю и обхватить голову руками.

Предмет их спора так и лежал у подножия векового дуба, и в него сыпалась древесная труха и пыль. Земля легко заколебалась, словно хотела сбросить со своей поверхности и мед, и тех, кто так стремился его заполучить. Да еще и пол-леса в придачу.

– Что это может быть, Усан? – громким шепотом спросил Пятнистая Юбочка.

– Съешь мою маму, если я хоть на коготь Бабуты догадываюсь, что это такое. Никогда ничего подобного не слышал. Наверное, это духи гневаются на нас за то, что мы мед поделить не можем, – предположил тот, кого назвали Усаном.

Юбочка какое-то время неподвижно лежал, прислушиваясь к грохоту и завываниям неведомой твари, с треском ломившейся через лес где-то неподалеку. Надо было убегать, однако тело дрожало и не слушалось. С духами не шутят – это всем известно.

– На тебе твой мед, ешь его сам! – выдохнуло это мудрое дитя природы. – Пусть духи на тебя гневаются.

– Нет уж, бери его себе. Я что-нибудь другое отыщу, – вздохнул Усан.

– Нет, не хочу. Сам ешь!

– Нет уж, – рявкнул Усан.

Земля вздрогнула в последний раз и затихла.

Лес успокоился, и разгневанные духи, кажется, удалились в чащу по своим собственным делам, оставив без внимания и кучу истекающих прозрачным медом сот, и двух лохматых медоедов, в ужасе ожидающих развязки.

Пятнистая Юбочка поднял голову и осторожно повертел ею из стороны в сторону.

Прислушался.

Принюхался.

Ветерок донес до него чудовищный запах, каковой подсказал ему, что у духов налицо несварение желудка и гоняться по чаще за двумя своими непослушными чадами сегодня они, похоже, не намерены.

– Ладно, давай свой мед сюда, так уж и быть, съем его, – сказал он как можно небрежнее. И подполз поближе к сладкой груде.

– Чего это я его буду тебе давать? – возмутился сообразительный Усан. – Мне он тоже нравится

– А ну давай мед сюда!

– Не дам – он мой!

– Нет, мой!

– Нет, мой…

– Стой! Стой! Отдай мой мед!..

Недоуменная улитка с достоинством пересекла маленькую полянку и скрылась в густой зелени, избегая назойливого солнечного луча.

Лес был чудовищно древний. В связи с этим живых тварей водилось в нем неописуемое множество, и все они самым естественным образом считали себя законными его детьми и наследниками. И так и звались на всех языках мира – дети Леса или Лесной народ.

Правда, дитя дитю рознь.

Изо всех разношерстных, разномастных и разноразмерных отпрысков природы люди – самые непоследовательные, непредсказуемые, капризные и избалованные. Их надо бы время от времени ставить в угол носом, но, как известно, природа вообще и лес в частности углов не терпят, а посему неугомонные отпрыски рода человечьего становились в нем с каждым годом все распущеннее. Правда, они интеллектуально развивались, но странным образом – чем умнее они становились, тем невоспитаннее. Мечезубых пумсов боялись только вблизи, а на расстоянии даже позволяли себе неприлично о них отзываться; кротких и ласковых длинношеев запугали своими охотничьими плясками до того, что эти милые звери решили переселиться к подножию горного хребта – подальше от шумных соседей, реку и лесное озеро вконец возмутили постоянными купаниями, стиркой и рыбной ловлей, и даже сам Лысеющий Выхухоль Хвадалгалопса – хозяин озерных берегов – согласился с Хваталкой-Проглотом Шахухой, который верховодил в воде, что людей нужно окоротить, пока не поздно.

Короче, распространенное в наше время мнение о том, что дети – это цветы жизни… на могиле родителей, здесь еще не полностью оправдало себя; однако развитие шло в известном направлении.

Поэтому, прислушиваясь к рычанию и треску, фырчанию и скрежету, а также поглощая отвратительный запах гари, который просто невозможно описать, лес тяжко вздыхал: что ж, этого следовало рано или поздно ожидать. Люди! Опять люди! Что еще нужно им здесь в моей глуши, их полного человеческого счастья?

Но на сей раз он глубоко заблуждался…

Пятеро высоких мужчин, одетых в кожаные безрукавки и облегающие штаны, сплетенные из сотен тонких кожаных ремешков, мягкие сапоги и короткие пятнистые плащи с капюшонами, расшитые узорами из игл, пробирались среди зарослей густого кустарника. Они были вооружены круторогими луками с двойной тетивой и обоюдоострыми прямыми ножами, рукоять которых была выполнена в форме пятипалой когтистой лапы, покрытой короткой серой шерсткой.

1
{"b":"43640","o":1}