ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это совсем другое дело, – оживился оркогоблин, подвергнув вещицу тщательному досмотру. – Надеюсь, ее хозяин жив и не будет иметь никаких претензий к нашему заведению.

– Это совершенно добровольное пожертвование, – успокоил его Такангор. – Взамен на дюжину яблок, по недомыслию присвоенных в нашем садике.

Кашхаза вздохнул, расставаясь с кувшином, и не удержался от комментария:

– Никогда бы не подумал, что кто-то оценит дюжину яблок в целое состояние.

– Так ведь яблоки-то какие! – возмутился Такангор. А потом добавил как бы невзначай: – Сии волшебники – невероятные чудаки. Но даже с ними можно обо всем договориться при определенном стечении обстоятельств.

Задумчивый оркогоблин удалился, все еще качая головой.

И тут же двое посетителей, на гастрономические вкусы которых – кстати, совершенно напрасно – ориентировался славный минотавр, подсели к нему с двух сторон, словно любопытные вороны, что прицеливаются, как бы стянуть кусочек полакомее.

– Какими судьбами в наших краях? – заискивающе спросил тот, что был пониже ростом и пощуплее.

Такангор немигающим взглядом уставился на непрошеных гостей. Он не выносил амикошонства, особенно от совершенно незнакомых существ, кем бы они ни были. Взгляд был фирменный, неоднократно отрепетированный на расхитителях кирпичей и яблок. Огромные глаза минотавра, и без того темно-красные, в такие минуты словно загорались изнутри рубиновым пламенем, и визави невольно начинал ежиться и ерзать, прикидывая, как бы половчее смыться от этого психа.

Однако невежливую парочку это не только не смутило, а, напротив, почему-то несказанно обрадовало.

– Нет! Ты посмотри, как он смотрит, как смотрит! Какой гневный горящий взор. Это же глаза победителя! – И низенький стал нервно пихать товарища локотком в бок.

Высокий не остался в долгу и потолкал товарища в ответ. Очевидно, это был какой-то особенный ритуал. Затем он приосанился и произнес, обращаясь к минотавру:

– Разрешите представиться, я – Архаблог, а сие мой товарищ Отентал. Мы являемся совладельцами местного чуда.

И решительно протянул крепкую ладонь для рукопожатия. Но его длань так и повисла в воздухе, ибо Такангор продолжал сидеть, скрестив руки на груди.

Совладельцы неизвестного чуда снова быстро переглянулись и потолкались локтями. За столом надолго воцарилась тишина, которую нарушил неугомонный Отентал, прикрикнувший на оркогоблина:

– Кашхаза! Три пиракаши сюда и еще бульбяксы. Только вдоволь и быстро: одна нога тут – другой нет. – Затем задумчиво потер подбородок и заговорил, совершенно игнорируя минотавра: – Видишь, как уставился. Зло. Недоверчиво. Думает, мы какие-нибудь бродяги или попрошайки. Или мошенники.

– Да разве ж он разбирается в тонкостях и деталях паялпы? – в тон ему отвечал Архаблог. – Скорее всего он о ней и не слышал.

– Может, оно и к лучшему. Иначе наше предложение могло бы его смутить или испугать.

– Теперь самое главное – доходчиво разъяснить суть происходящего.

– Вы, наверное, страшно удивитесь, – внезапно заговорил Такангор, и собеседники действительно удивились. – Но я, хоть и минотавр, и не местный, а все же кое-что понимаю, кое в чем разбираюсь и даже выписываю «Королевский паникер», «Траво-Ядные новости» и «Астрологические сплетни», не говоря о традиционной национальной газете «Красный зрачок». Жаль огорчать вас, но я не только слышал о паялпе, но иногда делаю небольшие ставки и почти всегда выигрываю. Происходит это не столько из-за невезения в любви, сколько из-за того, что я знаю толк в поединках и могу предсказать результат. Так что давайте без лирики взаимных оскорблений. Берем быка за рога – и в стойло.

– А мне нравится такой жесткий подход, – расцвел Архаблог. – Серьезно, по-мужски, экономит время и силы. Опять же, как он использует элемент неожиданности!

– Дело в том, – заговорщицким шепотом принялся излагать Отентал, – что наш местный бык внезапно заболел. Его можно понять: жена, дети, домашние хлопоты и работа, работа, работа… Сверхурочные по выходным дням.

– Какие сверхурочные? – подозрительно спросил Такангор.

Архаблог отпихнул Отентала локтем и перехватил инициативу:

– Какая разница? Работа всегда работа, но в том ли суть? Главное – это признание публики, известность, будет о чем вспомнить в старости, наконец. Вот представьте: вы стоите на арене – весь в лучах славы. Над вами – ореол победителя. Под копытами – изрытый и перепаханный песок арены, на котором корчится и визжит ваш противник, а вокруг, словно море, бушуют трибуны и зрители кричат: «До-бей е-го! До-бей е-го!» Красота?!

Отентал, сделав сами знаете что, встрял в беседу:

– Но и это не главное! Вот вы, к примеру, чем занимаетесь?

– Вас это не касается, – набычился минотавр.

– Ошибаетесь, голубчик. Именно нас это очень даже касается. – И внезапно грохнул по столу маленьким кулачком. – Кашхаза! Сколько можно ждать?

На грохот, устроенный Отенталом, приковыляла трагическая фигура оркогоблина с подносом. Он принялся расставлять перед посетителями оловянные блюда с дымящейся едой и высокие оловянные же стаканы.

– Кушать подано, – проскрипел Кашхаза, будто через силу. – Как в лучших домах Чесучина.

– Избави Бог, – хором отреагировали совладельцы.

Такангор подумал, что в этом он с ними солидарен. Уныло покопался вилкой в принесенном блюде и уточнил:

– А чем оно было при жизни?

– Хе-хе-хе! – засмеялся Отентал и обратился к напарнику: – Вот уж не думал, что минотавры такие переборчивые.

Чтобы приготовить рагу из зайца, надо, как минимум, иметь кошку.

В. Масс, М. Червинский

– Минотавры, как и люди, абсолютно разные, все со своими вкусами и привычками. А некоторые еще и с мамой, которая славится своим кулинарным талантом на всю округу, – заметил Такангор. – Так что ваше «хе-хе-хе» в данном случае совершенно неуместно.

Сотрапезники заметно помрачнели, чувствуя, что дружеская беседа никак не наладится. Выправлять положение принялся Архаблог, предварительно отодвинув Отентала отработанным приемом локтем в бок (и вообще, об этом действии мы дальше упоминать не станем, ибо для совладельцев оно так же постоянно, необходимо и неизбежно, как процесс дыхания).

– Оно и верно. Все зависит от личности. Вот взять, к примеру, нашего быка. Ой!

Последнее слово относилось уже к Отенталу, который наступил ему под столом на ногу, призывая отказаться от избранной темы и переходить от быка непосредственно к деловому предложению.

– Вот так и люди, – послушно, хоть и не вполне логично закончил Архаблог, – болеют-болеют и умирают.

Отентал закатил глаза.

– Не понял, – уточнил Такангор. – Этот ваш бык заболел или умер?

Совладельцы ответили дружным хором:

– Для нас это одно и то же.

– Это как же прикажете понимать?

– А так, что вторую неделю подряд не будет паялпы. Вторую неделю ехидне под хвост!

– Умные люди, – не без язвительности заметил минотавр, – для такого случая имеют второго быка.

– Да где ж его взять, второго, – возопил Архаблог, тыкая пальцем в безответное пространство, – если мы этого…

– Единственного, – вторил ему Отентал, промокая лоб платочком, – едва-едва достали. Из – считайте – тридевятого царства, тридесятого государства. Такие послания сочиняли, на такие уступки пошли. Даже собственный корабль за ним снарядили.

И оба судорожно всхлипнули.

– Надо же, – почесал за ухом Такангор. – Почти как у меня. Только без корабля.

Совладельцы уставились на него в немом изумлении.

– Я направляюсь на службу к герцогу да Кассар, – небрежно молвил минотавр, одним глотком осушая кружку. – Может, слышали о таком?

Архаблог и Отентал завороженно покивали головами.

– Так что коли у вас ко мне дело, то я свободен до завтрашнего утра. А там снова в путь. Опоздания мне потомки не простят, а времени в обрез.

Совладельцы переглянулись и горячо заговорили:

16
{"b":"43641","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Татуировка (сборник)
У любви пушистый хвост, или В погоне за счастьем!
Мой лучший друг – желудок. Еда для умных людей
Четвертая высота
Мираж золотых рудников
Черная сирень
Помоги мне влюбиться!
Глотнуть воздуха. Дни в Бирме
Менеджер трансформации. Полное практическое руководство по диагностике и развитию компаний