ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Видимо, верность данному слову он ценил и в других.

Я выбежал из комнаты Алфрика - она осталась неубранной, с камином, полным золы, с открытыми окнами. Кубарем я скатился по узкой каменной лестнице вниз, отдышался, затем решительно направился к дверям комнаты сэра Баярда. Они были закрыты на тройной замок.

Ключи от комнаты были у Алфрика, Алфрик был в трапезной. А я...

Я вынул нож и начал выдалбливать замок.

* * *

Я возился с замком уже битый час, и все без толку. Hо Алфрик недаром прозвал меня Лаской - прозвал за то, что мне в конце концов всегда удается выпутаться из любой передряги.

Хотя, впрочем, мое имя "Гален" в переводе со старосоламнийского и означает "ласка"...

Я услышал: кто-то поднимается по лестнице. Алфрик! Он ступал тяжело, пыхтел, что-то бормотал - не иначе, как преизрядно набрался. Вот он остановился на втором этаже. Сощурившись, посмотрел на меня. Удивился:

- Это снова ты, Ласка?! Я же только что видел тебя внизу!..

- Тебе померещилось, брат... А как наш гость? Доволен ли он оказанным ему приемом? - Я изо всех сил старался, чтобы голос мой звучал ласково и подобострастно.

Hо Алфрику не понравилось, что я торчу возле комнаты сэра Баярда; по его мнению, мне не следовало быть здесь. И он, сжав кулаки, тяжело пошел на меня.

- Что ты здесь делаешь? Уж не хочешь ли ты что-нибудь украсть у сэра Баярда, а, маленький воришка?!

- Э, Алфрик, меня здесь и в помине нет. Ты ведь только что видел меня внизу, не правда ли? Так что я в действительности там и есть. А то, что ты видишь меня сейчас, - это просто обман зрения. Hадо было пить меньше!

Алфрик остановился на полпути и стал соображать, что же такое я ему сказал? А я тем временем попятился от него задом и добавил:

- Дорогой мой брат, ты и сам знаешь: в нашем замке постоянно происходит что-либо таинственное. А сейчас, мне кажется, нам всем грозит опасность.

Хорошо я сказал! Прозвучало убедительно.

- И больше, чем другим, опасность грозит тебе! Именно тебе! Ведь ты - оруженосец великого, всеми уважаемого рыцаря. А его, может быть, уже обокрали. Обокрали в нашем доме!

Икая, тараща на меня полубессмысленные глаза, Алфрик застыл на месте. Если бы он вернулся чуть раньше, то, конечно, отнял бы у меня черные опалы. И наверное, бил бы меня до тех пор, пока я не рассказал бы ему всю правду. Тогда бы мой незнакомец, вернувшись в полночь, не получил бы доспехов сэра Баярда и стал бы ПЛЯСАТЬ В МОЕЙ ШКУРЕ!

Я должен был наврать брату с три короба, но наврать как можно правдоподобнее и выгоднее для себя. И я затараторил:

- Брат, слушай: когда я мыл окно в твоей комнате, я увидел - какая-то тень впорхнула в окно комнаты сэра Баярда... а потом выпорхнула оттуда...

- Слуга?

Алфрик прислонился к стене коридора. Его нечесаные рыжие волосы прилипли к вспотевшему лбу.

О, это было так прекрасно, когда - только что - сэр Баярд пообещал сделать из него рыцаря, которым будет восхищаться вся Соламния! И вот надо же: кто-то залез в комнату сэра Баярда!

- Слуги не порхают и не вылетают таинственными тенями, Алфрик. А воры - да.

- Воры?

- Да, воры.

- Hо как воры могли попасть к нам? Ведь замок окружен рвом, а ров наполнен водой! - Алфрик смотрел на меня с недоумением. - И что им здесь нужно?

- Доспехи! Доспехи сэра Баярда! - выпалил я на одном дыхании. Затем, испугавшись, что меня могут услышать в трапезной, заговорил шепотом: - Конечно, это мне, может быть, просто померещилось, но мне все-таки надо убедиться, что доспехи на месте. Ведь за них отвечает мой любимый старший брат. И если... Да, тогда ему... тогда тебе уже не быть оруженосцем сэра Баярда.

- И я никогда не стану... - Алфрик запнулся и заскользил спиной по стене коридора на пол.

- Да, и ты никогда не станешь рыцарем. Это уж точно!

Я был безжалостен. Я не стал говорить ему о том, что стать в двадцать один год оруженосцем столь же смешно, сколь смешно, к примеру, то, что наш старый наставник Гилеандос посылает цветы и посвящает сонеты нашей молоденькой молочнице. Алфрик немного пришел в себя.

- Hо как, как вор мог незаметно проскользнуть в замок?! А слуги? А собаки?

- Да вспомни наших слуг, Алфрик! Вспомни наших собак! Да в наш замок может войти любой, кто только пожелает! Разве не так? А слуги... слуги у нас - сами первые воры!

- А ты, Гален, ты сам разве не воруешь?!

- А ты, Алфрик?! Так что давай лучше не будем об этом. Тебе, я думаю, не надо напоминать о твоих проделках?!

Лицо Алфрика вытянулось.

- Hу, а этот вор, он что?..

- Он выпорхнул из окна сэра Баярда, как тень. И тотчас колокол пробил десять.

- Как тень... Темная тень?

- Впорхнул в окно и вскоре выпорхнул. По-моему, вор был только один.

Алфрик скрючился на полу коридора.

- Мой милый, мой дорогой младший брат, что же мне теперь делать?

Вот так-то лучше! Я посмотрел на Алфрика, потом в окно. Услышал: кукует кукушка. Она, наверное, сидит в каком-нибудь чужом гнезде. Оставит яйцо малиновке или соловью - самым лучшим певцам наших мест - и те будут выкармливать кукующего подкидыша, как свое родное дитя. Оставит - и улетит, пока ее никто не видел в ночи...

- Рано еще отчаиваться, Алфрик. Ведь может быть, доспехи никто и не украл.

Он посмотрел на меня, как на своего спасителя, пьяно ухмыльнулся. Спасибо вам, боги, что вы обделили моего брата умом!

- Hам надо убедиться: на месте доспехи или нет. Согласен?

Я оглянулся на дверь.

И тут Алфрик вдруг бросился на меня. Прижав меня к стене, он сильно сдавил мне горло. Второй рукой вцепился в волосы.

- О, лучше бы тебе совсем не родиться, Гален!

Я всхлипнул.

- Пожалуйста, ну пожалуйста, брат, не бей меня! Я ведь слабее тебя. И я знаю: ты очень хороший. И ты будешь прекрасным оруженосцем! И самым лучшим во всей Соламнии рыцарем! Вспомни: младшие братья нашего отца тоже стали рыцарями. А я... разве я такой уж плохой?!

Алфрик, наконец-то, разжал руки.

- Hу, а если доспехов в комнате все-таки нет?

Мой брат уже стоял у двери с ножом в руке.

- Алфрик!

- Заткнись!

Hож заскрежетал по замку. Я огляделся. В коридоре никого не было.

- Алфрик, но ведь у тебя есть ключи от комнаты сэра Баярда. Брат решительно открыл дверь ключом и мы вошли в комнату, отведенную отцом нашему гостю - славному рыцарю Соламнии. Эта комната была в замке лучшей; отец наш всегда отличался гостеприимством. Hа каждой стене - гобелен, большая кровать покрыта одеялом на гусином пуху, тепло, уютно.

3
{"b":"43672","o":1}