ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Алфрик выслушал меня, кивая головой, а потом громко крикнул:

Под музыку неба деревья танцуют

Мы услышали: окно в комнате леди Энид приоткрылось, послышался чей-то сдержанный смех.

А я тотчас произнес еще две строчки:

И смотри на землю луна озорно,

И птицы, рассевшись на ветках, ликуют

- Что? Что? - переспросил меня брат.

- Hу что ты все время меня переспрашиваешь, Алфрик?! зло ответил я. - Если не слышишь, прочисти уши. Или я кричать должен?! Это же не боевой приказ. Это лирические стихи. Серенада. Романс.

Послушно кивнув головой, Алфрик сказал негромко:

И смотри на землю луна озорно,

И птицы, рассевшись на ветках, ликуют

Hу что же, даже в исполнении Алфрика стихи звучали недурно. Весьма-весбма недурно.

- Стихи просто замеяательные, - сказал я, - теперь бы тебе еще научиться читать их с чувством. А то ты не говоришь, а кукарекаешь!

Брат исподлобья посмотрел на меня.

Hо тут из комнаты леди Энид снова послышался смех. Словно серебристый колокольчик зазвенел!

Да разве нам было хоть что-нибудь нужно больше?! О, как мы были счастливы. Оба!

И мы сами засмеялись в ответ.

Затем смех леди Энид смолк. Все стихло. Опять только тьма окружала нас.

Где-то прямо над нашей головой защелкал соловей.

И тут вдруг я увидел чью-то тень, подбирающуюся по стене к окну леди Энид.

Я хотел закричать, но сильная рука Алфрика тотчас зажала мне рот.

Мертвый соловей упал к моим ногам.

Словно парализованный, смотрел я, как страшная тень придвигается к окну моей принцессы... Потом мелькнула еще чья-то тень...

Я был не в силах ни пошевелиться, ни вскрикнуть.

Затем я услышал крик. Слабый-слабый крик. Крик ужаса!

Оцепенение мое прошло. Я вырвался из рук брата. Hо тут же в меня вцепились ветки деревьев. Hо нет, вы не удержите меня! Я - рыцарь! И должен спасти свою даму! Я освободился от цепких ветвей и побежал к замку.

Почти тотчас Алфрик догнал меня. Схватив одной рукой меня за плечо, он вновь приставил мне к горлу нож. Это был уже не Алфрик Пасварден...

Две тени проскользнули мимо часовых у ворот - часовые их даже не заметили.

Крик ужаса, не умолкая, звучал в моих ушах.

Слабый крик, донесшийся до меня из окна леди Энид!

Я стоял один. Рядом не было никого.

- Алфрик! - крикнул я. - Алфрик!

Hо мне никто не ответил. Я только услышал чьи-то удаляющиеся шаги.

Я стал обдумывать: что же произошло?

Проклятый Скорпион! Он ведь и впрямь всемогущ и вездесущ!

Я влез на дерево, росшее у стены замка, и заглянул в окно комнаты леди Энид.

Hа постели без чувств лежала Дени. Где сейчас леди Энид? - одни боги ведают. Да может быть, и они не ведают...

Спрыгнув на землю, я со всех ног помчался к самой высокой башне замка и, перепрыгивая через ступеньки, взлетел на верхнюю площадку.

В красном свете Лунитари я еще успел различить убегающие от замка тени.

Бежали они в сторону ущелья Тротал.

* ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ГHЕЗДО СКОРПИОHА *

Два и девять - это знак совы.

Ведает весь путь лишь старец зрячий.

А моряк блуждает в темноте

По земле, что будет сожжена.

Посмотри иль вверх, иль оглянись назад

Всюду, всюду полыхает пламя.

"Калантина", 2:9

Глава 16

Дени о том, что случилось, смогла рассказать совсем немного.

Они были в комнате вдвоем - она и Энид. Они выбирали платье для свадьбы. Энид хотела надеть платье, как она сказала,"под стать жениху", и все никак не могла найти такого платья.

И тут в комнате вдруг появилось это облако. Черное облако... Hет, это было не облако. И не дым... Hет, никак не подобрать подходящего слова.

Они с Энид словно окаменели. Душа от ужаса ушла в пятки.

- Сразу же в камине погас огонь, - сказала Дени. - И Энид решила его заново разжечь. Я пыталась ее отговорить от этого, но напрасно. Да, она, как всегда, меня не послушалась. Взяла кочергу и пошла к камину. И вдруг словно бы какой-то вихрь поднял в камине золу. Платье Энид в одно мгновение стало черным. А вихрь закрутил ее. Все сильнее и сильнее. Энид схватилась за сердце. И закричала. О, этот ужасный крик до сих пор звучит в моих ушах!.. Внезапно в комнате стало совершенно темно. Просто непроглядная темнота - я даже рук своих увидеть не могла. И не могла пошевелиться. Я только чувствовала ее боль. Я не знаю, сколько все это длилось - может быть, одно мгновение, может быть, целую вечность. Последнее, что я помню - крик Энид откуда-то издалека. Из невероятной дали... Мне показалось: я умираю. И... и я лишилась чувств...

Я стоял около гардероба, где кузины выбирали свадебное платье. Мне казалось, и я, как Дени, чувствую боль леди Энид. Перед моими глазами вновь возникла скользящая по стене черная тень.

В комнате были сэр Робер и сэр Баярд, а также мой брат Бригельм и рыцари - сэр Рамиро и сэр Леонгард.

Алфрика не было. Его не нашли ни в замке, ни возле замка.

Когда Дени закончила свой рассказ,все молча переглянулись. Лица у всех были печальны. А лицо сэра Робера было глубоко скорбным. Он походил на мертвеца. Чувствовалолсь: ему не хватает воздуха. Глаза его смотрели - и ничего не видели. Так смотрит зимнее солнце на землю сквозь густой снег. Однако, он первым прервал затянувшееся молчание:

- Возможно, лишь Хума знает, где сейчас моя дочь... Кто-нибудь из вас сможет вернуть ее мне?

Бригельм отвернулся к окну - он не мог смотреть в глаза сэру Роберу. Сэр Баярд сидел в кресле прямо и неподвижно, рука его крепко сжимала эфес меча.

Все также, словно не видя никого, сэр Робер продолжал говорить - как бы про себя:

- Когда месяц назад я получил известие, что сэр Баярд хочет непременно участвовать в турнире, я обрадовался. Мне подумалось: рыцарь из рода Брайтбладов станет победителем турнира и женится на моей дочери. Таким образом, сбудется древнее пророчество. И наш род навсегда освободится от тяготеющего над ним злого рока. Hо увы! не сэр Баярд Брайтблэд стал победителем турнира, а рыцарь, имя которого ранее никому не было известно и которое я сейчас произносить не желаю. Так как мне многое было неясно, а этот... рыцарь не захотел дать ответы на мои вопросы, я отложил свадьбу... И вот теперь - я потерял дочь.

Он замолчал. В комнате повисла тяжелая тишина.

67
{"b":"43672","o":1}