ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Оно мерзнет, - прошептала Мэри Бет.

- Да, - Он накрыл девушку одеялом.

Мэри Бет подошла к другому краю кровати, просунула руку в щель между стеной и кроватью и осторожно высвободила одеяло вместе с покрывалом, накрыв им девушку. Эдди взял Мэри Бет за руку, и они, пятясь, вышли из спальни. Она тяжело опустилась в одно из кресел и автоматически протянула руку за стаканом, который он наполнил.

- Боже мой, - негромко произнесла Мэри Бет после долгого глотка, что это? Откуда оно взялось?

Он рассказал ей все, что знал, и они снова посмотрели на спящую девушку. Ему показалось, что она перестала дрожать, но возможно она была слишком слаба, чтобы расшевелить столько одеял.

- Ты все время произносишь "она", - сказала Мэри Бет. - Ты ведь знаешь, что это не человек, так ведь?

Он смущенно описал те части ее тела, которые она не видела; к этому времени Мэри Бет допила свой стакан. Она взглянула на сумку с камерой, но пока что не сделала движения в ее сторону. - Это наша история, - сказала она. - О ней никто не узнает, пока мы не будем готовы. Хорошо?

- Да. Нам многое придется обдумать, прежде чум мы что-нибудь сделаем.

Они размышляли молча. Он снова наполнил стаканы, и они сидели, разглядывая спящее на кровати существо. Когда комочек под одеялом немного распрямился, Мэри Бет вошла, приподняла одеяло и осмотрела ее, но на этот раз не прикасалась. Она вернулась очень бледная и глотнула из стакана. На улице стонал ветер, но он больше не завывал, а дождь перестал быть осязаемой стеной перед той стороной дома, что смотрела в сторону моря.

Время от времени они перебрасывались короткими фразами.

- Не радио, - сказал Эдди.

- Правильно, - отозвалась Мэри Бет. Она терпеть не могла NPR.

- И не газеты, - произнесла она чуть позже.

Эдди терпеть не мог "Ассошиэйтед Пресс". Он кивнул.

- Оно может быть опасным, когда проснется, - сказала она.

- Знаю. Шесть рядов аллигаторских зубов, или ядовитые когти, или гипнотизирующие лучи.

Она хихикнула.

- А может, как раз сейчас нам снимают скрытой камерой. Помнишь ту старую телепередачу?

- Может, ее послали испытать нас, нашу реакцию на _н_и_х.

Мэри Бет резко выпрямилась. - Как, еще и другие такие же?

- Ни один вид не может состоять только из одной особи, - очень серьезно сказал он. - Проблема воспроизводства. - До него дошло, что он весьма пьян. - Кофе, - предложил он, и вытянув себя из кресла, неверной походкой отправился на кухню.

Приготовив кофе и сэндвичи с тунцом, резаным луком и помидорами, он застал Мэри Бет возле двери спальни, где она стояла и разглядывала девушку.

- А что, если она умирает, - негромко сказала она. - Мы не можем позволить ей умереть, Эдди.

- Не можем, - согласился он. - Давай немного поедим. Уже почти рассвело.

Она вошла вслед за ним на кухню и огляделась. - Я никогда раньше не была у тебя дома. Понимаешь? Столько лет тебя знаю, и ты меня никогда не приглашал.

- Пять лет, - сказал он.

- Про это я и говорю. Все эти годы. Приятный дом. Знаешь, он выглядит как раз так, как должен выглядеть твой дом.

Он обвел взглядом кухню. Обычная кухня - плита, холодильник, стол, полки. На одной из полок были книги, еще стопка лежала на столе. Он спихнул книги на край и поставил тарелки. Мэри Бет взяла одну и перевернула. Красновато-коричневая, изящной формы керамика из Северной Каролины, и подпись мастера - "Сара". Она кивнула, словно в подтверждение.

- Каждую свою вещь ты выбирал отдельно, так ведь?

- Конечно. Мне же с ними жить.

- Что ты делаешь тут, Эдди? Почему именно здесь?

- На краю света, хочешь сказать? Мне тут нравится.

- А мне чертовски хочется смотаться отсюда. Ты жил где-то, и решил остаться здесь. Я же хочу уехать. То нечто в твоей постели просто заставит меня уехать.

Из университета в штате Индиана - в маленькую газету в Эванстоне, потом Филадельфия, потом Нью-Йорк. Он почувствовал, что слишком долго не имел своего угла, и теперь ему просто хотелось оказаться в таком месте, где люди живут в отдельных домах и выбирают чашки, из которых собираются пить кофе. Шесть лет назад он уехал из Нью-Йорка, в отпуск, как он сказал, и приехал на край света, и остался.

- Почему же ты до сих пор не уехала? - спросил он Мэри Бет.

Она криво улыбнулась.

- Я была замужем. Ты разве не знал? Мой муж был рыбак. Это судьба всех девушек на побережье - выйти замуж за рыбака, лесоруба или полицейского. Ну6 а я вообще была Мисс-Оригинал-Без-Талантов. Вышла замуж и впряглась в вечное хозяйство. А сейчас он неизвестно где. Ушел однажды в море и больше не вернулся. А я нашла работу в газете, сижу на подхвате. Лишь одно может быть хуже, чем торчать здесь на краю света - опустить руки и сдаться. Не мой стиль.

Она доела сэндвич и допила кофе и теперь, казалось, была не в состоянии усидеть на месте. Подойдя к окну возле раковины, она выглянула наружу. Была предрассветная серость.

- А ведь ты столь же не на месте здесь, как и я. Что произошло? Какая-то женщина велела тебе убраться с глаз долой? Не мог найти такую работу, какую хотел? Ты выедь крутишься совсем, как я.

Да, хлопот у меня полон рот, подумал он и сказал:

- Знаешь, о чем я подумал? Я не могу прийти в редакцию, не вызвав подозрений. Я имею в виду, в случае, если ее разыскивают. Уже больше пяти лет я не появляюсь там раньше часа-двух дня. Но ты можешь. проверь, не пришло ли что-нибудь по телетайпу, нет ли каких-нибудь поисков и не было ли какого угодно крушения или аварии. Сама понимаешь. Не рыскает ли вокруг ФБР или военные. Что угодно. - Мэри Бет снова уселась ярдом с ним за стол, ее оживленность прошла, а на лицо отразилась решительность. Это ее деловое лицо, подумал он.

- Хорошо. Но сначала несколько кадров. И надо еще придумать байку о моей машине. Она всю ночь стояла перед твоим домом, - твердо добавила она. - Так что если кто-нибудь об этом заговорит, я скажу, что время от времени составляю тебе компанию. Хорошо?

Он кивнул и безо всякого огорчения подумал, что в таверне Коннелли их поднимут на смех. Это напомнило ему о Трумене Коксе.

- На него могут случайно выйти, и он может вспомнить, что видел ее. Конечно, тогда он решил, что то была девчонка Боландов. Но они будут знать, что мы кого-то видели.

Мэри Бет пожала плечами.

- Значит, ты увидел девчонку Боланд, начал думать о ней и ее ремесле и позвонил мне. Никаких проблем.

Он взглянул на нее с любопытством.

- Неужели тебе действительно все равно, станут ли в городе перемывать нам с тобой косточки?

- Эдди, - ответила она почти с нежностью, - я признаюсь даже, что трахалась со свиньей, если это поможет мне выбраться из этой чертовой дыры. Сейчас я съезжу домой принять душ, а к тому времени, возможно, уже настанет пора оседлать мою лошадку и поехать в редакцию. Но сперва несколько кадров.

Возле двери в спальню он спросил ее, понизив голос:

- Сможешь сделать их без вспышки? Вдруг у нее от этого случится шок или еще что-нибудь?

Она мрачно взглянула на него.

- Ради бога, перестанешь ли ты, наконец, называть это "она"! - Мэри Бет хмуро взглянула на фигуру в постели. - На худой конец, принеси лампу. Ты ведь знаешь, придется откинуть одеяла.

Он знал. Он принес бра, включил лампу возле кровати и стал смотреть, как Мэри Бет принялась за работу. Она была хорошим фотографом, а сейчас объект съемки был неподвижен, и она смогла применить длительные выдержки. Она вынула отснятую кассету и начала снимать на новую, потом отошла назад. Девушка на кровати снова крупно задрожала и подтянула ноги, сжимаясь в тесный комочек.

- Ладно. Закончу при дневном свете, может, она к тому времени проснется.

Эдди пришлось признать, что Мэри Бет права; существо не было девушкой, наверное, даже не самкой. У него было удлиненное, не имевшее нигде углов тело, ни локтей, ни коленей, ни даже выступающих тазовых костей. Просто гладкое тело без грудей, без пупка, без гениталий. И с темными складками, что начинались на макушке, спускались по рукам и полностью закрывали спину. Как мантия, с отвращением подумал он. Даже кожа у нее не была человеческой - бледная, скорее желтоватого, чем розового оттенка. Она явно сильно мерзла; желтоватая кожа становилась сероватой. Он испытывающе коснулся ее руки. Ощущение оказалось чужим, совсем не таким, какой была бы человеческая плоть, покрытая кожей. Ему показалось, что он прикоснулся к прохладному шелку, прикрывающему нечто более плотное, чем плоть человека.

3
{"b":"43683","o":1}