ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Глотнуть воздуха. Дни в Бирме
Темная Башня
В постели с боссом
Комната снов. Автобиография Дэвида Линча
Скажи, что будешь помнить
На грани возможностей
Замуж за три дня (СИ)
Закон притяжения
Харви Вайнштейн – последний монстр Голливуда
A
A

Мэри Бет снова укрыла ее, существо вздрогнуло и они, пятясь, вышли из спальни.

- Боже, - прошептала Мэри Бет. - Я-то думала, что оно уже согрелось. Здесь жарко, как в печке, да еще столько одеял сверху.

Оказавшись снова в комнате, Мэри Бет склонилась к камере. Она вынула вторую кассету и нерешительно замерла, держа обе кассеты в руке.

- Если кто-нибудь шныряет вокруг, и если узнают, что ты мог это видеть, и что мы были вместе, то пленки могут украсть. Где бы найти для них надежное место?

Он взял у нее обе кассеты и она покачала головой.

- Не говори мне. Просто спрячь понадежнее. - Она взглянула на часы. Я вернусь не раньше десяти. Разузнаю, что смогу, кое-куда позвоню. Приглядывай за этим. Пока.

Он посмотрел, как она надевает свой красный плащ и вышел с ней на крыльцо. где простоял, пока она не села в машину и не скрылась из глаз. Наступил день; дождь кончился, хотя по пасмурному небу все еще проносились низкие облака. Ели на лужайке перед домом мокро блестели и при малейшем ветерке стряхивали с себя воду. Воздух не был особенно холодным и казался приятным после жары в доме. Он приятно пахнул, лиственной прелью, морем и землей, рыбой и еловой хвоей... Эдди несколько раз глубоко вдохнул и вернулся в дом. Здесь действительно, как в печке, подумал он, ненадолго освеженный прохладным утренним воздухом, теперь его снова разморило. Почему она никак не согреется? Он стоял в дверях спальни и смотрел на съежившуюся фигурку. Почему она не может согреться?

Он подумал о жертвах переохлаждения; первым делом, читал он, следует любым возможным способом привести температуру их тела к нормальной. Грелки? У него не было ни одной. Горячая ванна? Он постоял возле девушки и слегка покачал головой. Вода может оказаться для нее ядом. В том-то и была проблема; она была чужим существом с неизвестными потребностями и неизвестными для него опасностями. И она замерзала.

Он нерешительно коснулся ее руки, все еще холодной несмотря на все одеяла. Словно тепличное растение, подумал он, перенесенное в холодный климат и обреченное умереть от холода. Медленно двигаясь, с еще большей нерешительностью, чем ранее, он начал стягивать брюки, потом рубашку, а затем, оставшись в трусах и майке, осторожно отодвинул спящую девушку, лег рядом с ней и прижал ее к своему теплому телу.

К этому времени температура в доме была уже градусов тридцать, слишком жарко для толстоватого человека, каким был Эдди, и ему стало приятно, что она лежит рядом, такая прохладная, даже успокаивающая. поначалу она словно не реагировала на его присутствие, но постепенно дрожь уменьшилась, и она, казалось, слегка изменилась, стала не такой жесткой; ноги изогнулись, входя в контакт с его ногами, тело придвинулось, расслабилось, обволокло контуры его тела; одна рука скользнула по его груди и улеглась на плече, другая согнулась и прижалась к нему. Прохладная щека легла на подушечки плоти на его ребрах. Он осторожно обнял ее и притянул к себе. Он задремал, резко проснулся, потом задремал снова. В девять он проснулся окончательно и начал высвобождаться. Она издала негромкий звук, словно протестующий ребенок, и он погладил ей руку и что-то успокаивающе пробормотал. Наконец он выскользнул из-под ее рук и ног, встал и оделся. Когда он опять посмотрел на девушку, ее глаза оказались открыты, и они мгновенно околдовали его. Большие, круглые, золотистые глаза, словно лужицы расплавленного золота, немигающие, нечеловеческие. Он сделал шаг назад.

- Можешь говорить?

Ответа не последовало. Ее глаза снова закрылись, она потянула на лицо одеяла и закутала ими голову.

Вяло ступая, Эдди пошел на кухню и налил себе кофе. Он оказался горячий и горький, как смола. Он выплеснул его из кофеварки и стал заваривать новый. Скоро вернется Мэри Бет, и они начнут строить планы, которые прошлой ночью так ни чему их и не привели. Он давно уже не чувствовал себя таким усталым и с грустью подумал, что теперь понимает, каково быть сорокадвухлетним, иметь на теле лишнюю сотню фунтов и не спать всю ночь.

- Ты ужасно выглядишь, - сказала Мэри Бет, поздоровавшись с ним в десять. Она выглядела довольной, возбужденной, на щеках румянец, глаза блестят. - Все в порядке? Оно шевелится? Еще не проснулось? - Она промчалась мимо него и остановилась в дверях спальни. - Хорошо. Я отловила в Портленде Холмера Карпентера. Он приедет с видеокамерой часа в два или три. Я не сказала ему, что у нас есть, но что-то надо было сказать, чтобы он согласился. Я сказала, что у нас целакант.

Эдди уставился на нее.

- И он ради этого приедет? Не верю.

Она отошла от двери и проскользнула мимо него на кухню.

- Ну, ладно, он мне не поверил, но знает, что это нечто крупное и сенсационное, иначе бы я ему не звонила. В любом случае, он достаточно хорошо меня знает.

Эдди подумал несколько секунд и пожал плечами.

- Что еще разузнала?

Мэри Бет пила кофе, держа чашку обеими руками и глядя на него поверх ободка. - Ну и дела, Эдди! Не знаю, что кому известно, и что вообще известно, но охота идет. Всем говорят, что в Салеме сбежало несколько парней, но это брехня. И дороги перекрыты, и все такое. Не думаю, что кому-то сказали правду. Бедные полицейские вообще не представляют, что они ищут, просто выискивают что-нибудь подозрительное, пока сюда не подоспеют те, кому следует.

- Сюда? Они знают, что она здесь?

- Ну, не прямо же здесь. Но где-то на побережье. Оно перекрыто на севере и на юге. Вот, кстати, почему Холмер решил оторвать свою задницу от стула.

Эдди припомнил, как несколько недель назад по информационной сети передавали сообщение о странной комете, которую засекли астрономы. Стюарт Уинкль, издатель и главный редактор, решил эти сведения не печатать, но Эдди успел их прочитать. А совсем недавно пришло сообщение, что в космосе, возможно, сгорел советский спутник. Беспокоиться не о чем, радиации нет, но в небе могут быть яркие огни, так было там написано. Ладно, подумал он.

Мэри Бет снова стояла в дверях спальни, прихлебывая кофе.

- Я твой должник, Эдди. Даже не знаю, чем я смогу тебе за это отплатить. - Он буркнул что-то, и она повернулась к нему, внезапно став очень серьезной.

- Может, что-то в тебе и есть, - мягко произнесла она. - Скажу тебе немного правды в лицо. Ты ведь знаешь, Эдди, что ты не самый популярный в городе человек. Ты всегда делаешь людям мелкие услуги, но подумай, любят ли они тебя за это? Любят?

- Давай не будем заниматься психоанализом прямой сейчас, - холодно отозвался он. - Потом.

Она покачала головой.

- Потом меня здесь не будет. Запомнил? - В ее голове пробилась нотка страдания. - Как ты думаешь, почему люди не относятся к тебе лучше? Почему никто не приходит в гости? И не приглашают на вечеринки, во всяком случае, если не считать междусобойчиков в редакции? Как раз из-за тех мелких услуг, что ты продолжаешь навязывать, Эдди. Наверное, ты перестарался. И ты никому не позволял угостить тебя чем-нибудь. Ты держишь всех на расстоянии, Эдди, и люди начинают обижаться.

Он коротко рассмеялся и ненадолго испугался и ее, и того, что она смогла в нем разглядеть.

- Правильно. - Сказал он. - Расскажи об этом Руфи Дженсон.

Мэри Бет пожала плечами.

- Ты даешь бедной Руфи как раз то, что она страстно желает грубость. Она прихватывает ее домой и упивается ею в одиночку. А потом чувствует себя виноватой. Ты собирался выручить девчонку Боланд. П_о_с_л_е_ э_т_о_г_о_ и она, и ее сестра и мать тоже почувствовали бы себя виноватыми. Трумен Кокс. Сколько раз ты позволял ему угостить тебя стаканчиком, Эдди? Держу пари, ни разу. Стюарт Уинкль? Ты делаешь за него газету. Пользуешься ли ты ключом от его кабинета? И он действительно хочет, чтобы ты им пользовался, Эдди. Символическая расплата. Джордж Эллмен, Хэрриет Дэвис... это длинный список, Эдди, все те люди, которым ты оказывал мелкие услуги. Люди, что живут с ощущением, что должны тебе, виноваты в том, что не любят тебя и не могут найти этому причину. Я тоже была в этом списке, Эдди, но больше меня там нет. Я расплатилась с тобой сполна.

4
{"b":"43683","o":1}