ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
С мечтой о Риме
Его женщина
Леди и Некромант
Вне подозрений
Стеклянная ловушка
Охотник на кроликов
Спасенная горцем
Minne, или Память по-шведски. Методика знаменитого тренера по развитию памяти
Аниматор
A
A

Мэг узнала голос мистера Хэрриота, сердечно приветствовавшего Терренса. Девушка выглянула поверх двери денника и увидела, что оба джентльмена направляются в ее сторону. Она отпрянула в глубину стойла, надеясь, что они пройдут мимо, не заметив ее. У Мэг не было желания вступить в беседу с кузеном Седжа одетой в панталоны. Он уже как-то раз наткнулся на нее, когда она была в своей рабочей одежде, и под взглядом мистера Хэрриота Мэг почувствовала себя очень неуютно. Несмотря на то что он был двоюродным братом Седжа и Ба была полностью им очарована, девушка никак не могла заставить себя относиться к нему с теплотой. Молодой человек всегда широко и подкупающе улыбался, но, хотя его улыбка очень напоминала чарующую улыбку виконта, она никогда не достигала его глаз. А ведь именно глаза Седжа играли такую роль в его неотразимой улыбке.

– Вы не уделите мне несколько минут наедине, сэр Терренс?

Его голос был хорошо слышен даже среди шума работ на конюшне.

– Если вас устроит один из пустых денников, – ответил Терренс. – Боюсь, сейчас у меня нет времени идти в дом.

– Вполне устроит, – сказал мистер Хэрриот, и Мэг услышала скрежет щеколды и звук открываемой двери.

Мэг снова выглянула и как раз увидела профиль мистера Хэрриота, входившего вслед за Терренсом в денник почти напротив денника Бристона. В нем помещалась Картимандуа, гнедая кобыла, которую в настоящий момент прогуливали на главном выгоне. Взгляд мистера Хэрриота скользнул в сторону Мэг, но она снова быстро отпрянула в глубь денника, не зная, заметил он ее или нет.

– О чем вы хотели поговорить со мной, Хэрриот? – спросил Терренс, и его голос так же явно донесся до Мэг, как и все звуки в этом помещении с высоким потолком.

Мэг поневоле слышала каждое слово, но подслушивать ей не хотелось. Вероятно, они станут говорить о делах на конюшне, мистер Хэрриот наверняка хочет заполучить какую-нибудь чистопородную лошадку. Когда кто-нибудь просил Терренса о разговоре наедине, беседа всегда грозила оказаться неловкой. У Мэг не было никакого желания становиться свидетельницей, по всей видимости, неприятной сделки – предложения более низкой цены, просьбе о продаже в кредит, неравноценного обмена и тому подобного. Бедный Терренс часто сталкивался с предложениями подобного рода от джентльменов, которые непременно должны иметь такую-то и такую-то лошадь, но временно не имеют средств.

Мэг не переставала изумляться, что люди, похоже, забывают, что конюшни Торнхилла – это деловое предприятие. Очень успешное, но тем не менее деловое. Если бы Торренс разводил овец, никому бы и в голову не пришло, что он станет даром раздавать шерсть. Но поскольку он разводил лошадей, многие джентльмены, называвшие себя его друзьями, ожидали от него разного рота поблажек. А ведь истинный джентльмен сразу оценит лошадь и заплатит столько, сколько она стоит.

Мэг решила не обращать внимания на беседу двух мужчин и вернулась к Бристолу, продолжив чистить его. В один прекрасный день этот конь будет стоить очень приличную сумму. Осторожно держа согнутую ногу Бристола, она жесткой щеткой скребла копыто, вычищая грязь и солому.

– Все это несколько неловко, сэр Терренс. но дело касается мисс Эшбертон.

Мэг невольно вздрогнула, услышав свое имя.

– Моей сестры?

– Да, – подтвердил мистер Хэрриот. – И моего кузена. Видите ли, я заметил, что оба они проводят слишком много времени в компании друг друга. Особенно сейчас, когда Седж передвигается на костылях. Я часто замечал, . как вместе с мисс Эшбертон он заходит в конюшни, гуляет в других частях Торнхилла.

– Она, вне всякого сомнения, служит ему проводником, мистер Хэрриот. Она знает все вокруг так же хорошо, как и я.

– Разумеется, вы, вероятно, правы. Просто… – Голос мистера Хэрриота умолк, и Мэг без всякого смущения метнулась в переднюю часть денника, чуть не споткнувшись в спешке о кормушку. Она не хотела пропустить ни слова. – А, была не была, – снова заговорил Хэрриот, – хоть все это чертовски неприятно. В конце концов, он мой кузен. Он мне как брат. Но дело в том, что Седж несколько распущен в том, что касается женщин.

– В самом деле?

– Мне бы очень не хотелось, чтобы ваша сестра пострадала, сэр Терренс. Я… я просто подумал, что стоит предупредить вас.

Нет, ты хотел предупредить меня. Он, должно быть, все-таки увидел ее. Он хотел, чтобы она слышала.

– Вы считаете, что ваш кузен собирается играть чувствами моей сестры? – ледяным тоном спросил Терренс.

– Не намеренно, нет. В конце концов, Серж – джентльмен. Просто они слишком много времени проводят вместе, и раз или два я замечал между ними особый взгляд. Мне бы не хотелось, чтобы мисс Эшбертон обманывалась на этот счет.

– На какой счет?

Мистер Хэрриот громко вздохнул.

– Я только надеюсь, что она не верит, что он… ну… что он ухаживает за ней, что он собирается сделать ей предложение. Он не сделает, сэр Терренс. Могу вас в этом заверить. Седж любит женское общество. Но не женится. Он может сделать женщине предложение только одного свойства, непристойное предложение, если вы меня понимаете.

– Вы что же, хотите сказать, что лорд Седжвик собирается предложить Мэг переспать с ним?

– Боже великий, нет! – перепуганным голосом ответил мистер Хэрриот. – Я только хотел сказать, что ни вы, ни ваша сестра вообще не должны ждать от него никакого предложения.

За этими словами последовало напряженное молчание, во время которого Мэг попыталась успокоить дыхание. Она знала, что это правда, но, услышав их произнесенными столь прямо и открыто, словно почувствовала удар в живот. Мистер Хэрриот, умышленно дав послушать свои слова, заставил ее посмотреть правде в глаза.

– Думаю, вам нечего волноваться за Мэг, – сказал наконец ее брат. – За всю свою жизнь она ни разу не проявила интереса к кому-нибудь из мужчин. Видит Бог, она достаточно встречала их здесь, в Торнхилле. – Он негромко хмыкнул. – Мэг не похожа на остальных женщин. Насколько я могу судить, мужчины как таковые ее не интересуют, и, вероятно, она и понятия не имеет, как себя вести, если такое все же случится. Она абсолютно наивна в этом отношении. И я не думаю, что в ее возрасте она склонна измениться. Как вы могли заметить, Мэг ходит по Торнхиллу в брюках, словно она один из конюхов. Ее больше интересуют лошади, чем нежные чувства, Хэрриот.

Мэг зажала рот рукой, чтобы подавить стон. Так вот, значит, какой видит ее Терренс? Сорванцом, не интересующимся противоположным полом?

Не похожа на остальных женщин.

– Кстати, – продолжал ее брат, – последние недели она больше говорит о своем чалом, чем о виконте. Она часами без умолку болтает об этом молодом жеребце. А что касается лорда Седжвика, помню, она как-то раз упомянула о прогрессе в его выздоровлении.

– Но все же они очень много времени проводят вместе, – настаивал мистер Хэрриот.

– По-моему, ей просто нравится его общество, – сказал Терренс. – Он очень приветливый и общительный человек.

– Он слишком приветлив, – со смешком сказал мистер Хэрриот. – Вот это меня и беспокоит. Мне бы не хотелось, чтобы мисс Эшбертон неверно поняла его обычную манеру общения. Он всегда такой. Он пользуется своей улыбкой, , чтобы очаровать всех вокруг– от самой суровой вдовы до самого высокопоставленного старика. Я просто не хочу, чтобы ваша сестра питала надежды.

Питала надежды? Какие надежды? У меня нет никаких надежд!

Не похожа на остальных женщин. Терренс засмеялся.

– Думаю, единственный человек в округе, который питает подобные надежды, – это бабушка. Я думаю, она решила, что лорд Седжвик подходящий для Мэг мужчина просто потому, что он выше ее ростом. – Мэг так и видела, как ее брат улыбается и недоверчиво качает головой. – Бедная Ба! Она хочет помочь, но просто ничего не понимает. Своей откровенной тактикой она смущает даже Мэг. Вот это и в самом деле может создать какие-то затруднения. Старушка оставляет Мэг наедине с виконтом при каждом удобном случае.

22
{"b":"437","o":1}