ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бастард императора
Цифровая диета: Как победить зависимость от гаджетов и технологий
Превыше Империи
Рестарт. Как вырваться из «дня сурка» и начать жить
Сглаз
Перебежчик
Правила соблазна
Тео – театральный капитан
Довмонт. Неистовый князь
A
A

Проводя вечер за вечером за разговорами и выпивкой, Джек ни на йоту не приблизился к решению своей задачи – вытащить Седжа из черного омута отчаяния, в который тот погрузился. Джек предлагал виконту или забыть 1Мэг Эшбертон, или вернуться к ней. Но его друг, казалось, был не в состоянии сделать ни 1того, ни другого. Джек слишком хорошо знал, что чем больше человек пьет, тем труднее ему принять какое-либо решение, кроме как налить себе еще. Но Джек продолжал регулярно заходить на Маунт-стрит, надеясь, что в какой-то момент его друг достигнет дна бутылки и начнет оттуда выбираться.

Сегодня Пемертон был настроен особенно оптимистично, потому что принес новость, способную, как он полагал, вернуть Седжа к действительности.

На стук Джека дверь открыл Виген, во взгляде его читалось облегчение.

– Добрый вечер, милорд. Прошу вас, входите.

– Как он сегодня, Виген? Дворецкий горестно поднял плечи.

– Боюсь, немного хуже. Он не спускался вниз со вчерашнего дня.

– Боже мой! Вы хотите сказать, что он не выходил из спальни?

– Да, милорд, – ответил Виген. – Парджетеру удалось раз или два заставить его встать с постели, но он только посидел у огня.

– Он ел?

– Очень мало.

– Так, возможно, мне удастся уговорить его перекусить вместе со мной, – сказал Джек, пока дворецкий принимал его шляпу и перчатки. – Я сразу пройду наверх посмотреть, как он там. А вы не могли бы прислать к нему в комнату поднос? И кофейник горячего кофе?

– Разумеется, милорд. Благодарю вас, милорд.

Еще более озабоченный, чем раньше, Джек стал подниматься по лестнице. Похоже было, что разум Седжа отказывает очень быстро. Если он в ближайшее время не вылезет из постели и не выйдет из спальни, то может опуститься так низко, что уже никогда не поднимется.

Поднявшись на второй этаж, Джек резко I остановился. Что это за запах? Он втянул носом воздух. «Боже милосердный, – подумал он, поперхнувшись и закашлявшись. – Дым! Какого черта?»

От ужасной мысли все внутри у него по-I холодело, он кинулся к двери в комнату Седжа, распахнул ее и был встречен стеной дыма и вол – ной жара.

О Боже, Седж!

Джек изо всех сил замахал руками, чтобы разогнать дым.

– Седж? Седж?! – позвал он, не видя дальше собственной руки.

Не получив ответа, Пемертон бросился на – зад к двери и высунул голову в коридор.

– Виген! Парджетер! – изо всех сил закричал он, борясь с приступом кашля. – Быстрей сюда! Пожар! Пожар!

Вернувшись в комнату, Джек сорвал с себя галстук и быстро завязал им рот и нос. Все это время сквозь завесу дыма он искал кровать. Когда галстук был завязан и руки освободились, он вытянул их вперед, как слепой, и осторожно стал продираться в ту сторону, где, он знал, стояла кровать. Дым ел глаза, из них текли слезы. Вскоре он смог различить очертания кровати. Боже, полог был объят пламенем, вздымавшимся к потолку.

– Седж! – крикнул он, голос его прозвучал приглушенно из-за ткани.

Вокруг кровати дым и пламя были особенно сильными, и Джек почти ничего не видел. Он вытянул руки, ища друга.

– Седж!

Наконец его рука наткнулась на обутую в сапог ногу. Маркиз не раздумывая потянул за эту ногу, нащупал другую и изо всех сил принялся за них тянуть. Подтянув к себе Седжа настолько, чтобы ухватить его за талию, Джек подхватил безжизненное тело друга с силой, которой и не подозревал в себе. Уклонившись от упавшей сверху объятой пламенем бахромы, от которой веером полетели искры, он перекинул Седжа через плечо, как мешок с картошкой. Стараясь дышать не слишком глубоко, Джек сквозь дым поспешил туда, где, он надеялся, находилась дверь.

Не успев сделать несколько тяжелых шагов, Пемертон наткнулся на что-то мягкое. За звуком кашля последовало прикосновение чьей-то руки.

– Милорд!

Голос принадлежал Парджетеру. Рядом с ним держался Виген. Джек оттолкнул их обоих.

– Он со мной, – прохрипел он. – Со мной.

Виген прокричал приказания лакеям, принесшим ведра с водой. Джек не стал останавливаться, чтобы посмотреть, как они будут сражаться с огнем. Он думал только о том, чтобы отнести друга в безопасное место. Быстро продвигаясь вперед, он почувствовал рядом чье-то присутствие. Парджетер.

– Сюда, милорд, – пролепетал камердинер.

Вслед за Парджетером Джек вошел в маленькую комнату в конце коридора.

– Здесь вы будете в безопасности, – сказал слуга, – если они смогут потушить огонь.

Крики и топот бегущих по лестнице ног указывали на то, что для этого предпринимаются весьма энергичные действия.

Джек опустил свою ношу на кровать и помассировал онемевшие плечи, чтобы вернуть им чувствительность. Он не мог понять, как это ему удалось с такой легкостью поднять огромное тело своего друга. Пемертон наклонился над бесчувственным Седжем.

– Седж? – громко позвал он, сильно хлопнув виконта по щеке. Сейчас было не до любезностей. Седжа надо пробудить. При звуке глухого стона Джек без сил опустился на край кровати и резко вздохнул. – Он жив, – пробормотал он. – Жив.

– Слава Богу, – сказал Парджетер.

Джек взглянул на камердинера. Тот с потрясенным видом смотрел на лежащего без сознания хозяина.

– Не побоюсь признаться, вам, милорд, – сказал он, поворачиваясь к Джеку, – что я испугался. Когда я увидел комнату в дыму, то подумал, что на этот раз все кончено. – Трясущейся рукой он пригладил волосы, потом подошел к кровати и стал снимать с Седжа сапоги. – Лорд Седжвик один из самых добрых и заботливых хозяев, у кого я имел честь служить, – продолжал он, осторожно стягивая сапог, ухватив его за каблук. Наконец после сильного рывка сапог поддался, отчего Парджетер отлетел назад. Обретя устойчивость, он принялся за второй сапог. – Но если мне будет позволено сказать, милорд, – снова заговорил Парджетер, – все эти несчастные случаи тревожат меня.

– Несчастные случаи?

– Да, – сказал Парджетер, продолжая тянуть за второй сапог. – Я никогда не встречал человека, которому бы так не везло. Он…

Его слова были прерваны тихим стоном и сильным кашлем возвращающегося к жизни Седжа. Совершенно не поняв странных слов Парджетера, Джек решил отложить объяснение на другое время. Камердинер уронил сапог, и в руках у него как по волшебству оказался стакан с водой – Джек не мог не подивиться услужливости парня, – который он поднес к губам Седжа.

Сделав несколько глотков, виконт открыл глаза и в полном недоумении огляделся вокруг.

– Что… – начал было он, но был сражен новым приступом кашля.

Джек взял у Парджетера стакан и, обняв друга за плечи, помог ему сесть. Потом прошептал несколько слов камердинеру, тот кивнул и вышел из комнаты. Дав Седжу напиться, Джек позволил ему откинуться на подушки и перевести дух.

– Джек?

– Я здесь, Седж?

– Что случилось?

– Точно не знаю, – сказал Джек. – Могу только сказать, что, когда я вошел в твою комнату, полог полыхал вовсю, а ты без сознания лежал на кровати.

– О Господи! – Глаза Седжа в тревоге расширились. – Ты хочешь… ты хочешь сказать, что я мог… что я чуть… О Боже, Джек! Что же я сделал!

Не успел Джек ответить, как в дверь постучали, а следом появился перепачканный Виген.

– О, слава Всевышнему, милорд! – произнес он, входя. – Надеюсь, вы не пострадали?

– Нет, – покачав головой, ответил Седж. Видимо, у него закружилась голова, потому что он поднес ко лбу руку. – Нет, – повторил он тише, – я не пострадал. Огонь потушили, Виген?

– Да, милорд, – ответил дворецкий, необыкновенным образом приобретая внушительный вид, несмотря на пятна сажи на лице и мокрую одежду. –Огонь потушен.

– Вы можете сказать, Виген, как это случилось? – спросил Джек.

Грустно сдвинув брови, Виген посмотрел на Джека, потом повернулся к хозяину с тем же выражением невероятной печали.

– Не могу сказать с уверенностью, милорд, – ответил он, – но скорее всего каким-то образом… на ночном столике опрокинулась свеча… и от нее занялся полог.

Джек почувствовал ту же печаль, что отразилась в глазах и прозвучала в прерывающемся голосе дворецкого. Седж – беспечный, веселый, всегда улыбающийся Седж – мог дойти до такого. Немыслимо! Этого не должно было случиться! Джек почувствовал беспомощность и злость, что оказался для Седжа не таким уж хорошим другом, не смог вывести его из состояния отчаяния, помочь ему бросить пить.

37
{"b":"437","o":1}