A
A
1
2
3
...
40
41
42
...
52

– Это не все, – сказал он. – Самое страшное, он чуть не сгорел, Седж то есть. Поджег полог у своей кровати. Перевернул свечу, ну или что такое. Бог спас. – Он рассеянно отпустил руку Мэг, и глаза у него остекленели, словно он всматривался куда-то вдаль. – Не умер все же. Плохи дела.

Чувствуя неловкость, Мэг смотрела, как мистер Хэрриот качает головой, совершенно забыв про нее.

– Плохи дела, – повторил он, поворачиваясь и медленно уходя прочь. – Плохи дела.

Сжав зубы, Мэг смотрела на удаляющуюся спину мистера Хэрриота. Все это очень странно. Несмотря на то что он был совершенно пьян, она подозревала, что его рассказ о двоюродном брате – правда. С чего бы ему выдумывать?

Она повернулась и пошла по анфиладе, переходя из одной комнаты в другую и стремясь найти Ба или Терренса. Ей захотелось уехать домой пораньше. Мысль о Седже, падающем в пропасть пьянства, разрывала ей сердце. Все это было совершенно не похоже на того Седжа, с которым она познакомилась – и которого полюбила – в Торнхилле. Что могло его на это толкнуть? Пить так сильно, что едва не погубить себя…

Она так резко остановилась, что шедшая за ней группа гостей была вынуждена разбиться надвое. Какая-то женщина одарила Мэг недовольным взглядом, пока они обходили ее, но девушка не обратила на них внимания. Она стояла посреди комнаты, прижав ладонь ко рту и не замечая никого вокруг.

Чуть не погубил себя. Седж чуть не погиб. Снова. Святые небеса, этот человек все время проходит на волосок от гибели! И не только пожар, но и эти бандиты с большой дороги. Что он за человек, что привлекает к себе подобные несчастья! Прикрыв рот веером, Мэг усмехнулась. Надо побыстрее найти его, пока он не оступился на улице и не попал под колеса проезжающей кареты. Иначе все ее планы рухнут. Она должна как можно быстрее найти и защитить этого невозможного человека от самого себя.

Мэг как статуя стояла в центре комнаты, улыбаясь про себя, пока перед ее мысленным взором возникло приятное видение. Седж, которого она прижимает к своей груди, защищая от возможных напастей. Мечты Мэг были прерваны голосом Ба, позвавшей ее от двери. Девушка подняла глаза и увидела, что бабушка машет ей рукой, предлагая присоединиться к ней. Мэг наконец заставила себя сдвинуться с места. Пробираясь сквозь толпу, она внезапно услышала громкий смех, перекрывший неясный гомон собравшихся. Она узнала голос мистера Хэрриота, и все сообщенные им грустные новости снова обрушились на нее. Бедный Седж! Что с ним случилось? Что-то, однако, было в этой беседе такое, что встревожило ее. Но что?

Когда она наконец добралась до Ба, старая женщина принялась болтать о следующем приеме, на который они должны были пойти, и о том, что только что миссис Хэмлин-Лейси сказала ей о леди Байдич, и Мэг тут же упустила свою мысль.

Но хотя она не могла осознать, что же насторожило ее в разговоре с мистером Хэрриотом, главная беда оставалась: Седж и его пьянство. Мэг обдумывала ситуацию, пока они забирали накидки и ждали свою карету. Обычно она не переносила ожиданий. Но сейчас ей было необходимо время, чтобы поразмыслить. Если бы только Ба перестала говорить! Мэг гадала, не просчиталась ли она в конце концов, решив приехать в Лондон. Может, Седж так и не покажется ни на одном мероприятий сезона. Может, он просто сидит дома и пьет.

А может, мистер Хэрриот преувеличивает.

К тому времени как подали их карету, Мэг решила продолжать свои поиски на всех балах и приемах. Он обязательно должен где-нибудь появиться. Она его найдет. Ведь именно за этим она и приехала в Лондон. Больше она его не потеряет. Ни из-за своей стыдливости, ни из-за его пьянства. Ни из-за очередного нелепого несчастного случая. Да, она его найдет. Видит Бог, она найдет его, даже если для этого ей самой придется пойти к нему в дом на Маунт-стрит.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Безуспешные поиски Мэг возобновились в тот вечер на рауте у леди Эрскин. Хотя успех другого рода, похоже, сопутствовал ей и здесь: девушку постоянно окружала группа молодых людей, оказывавших ей всевозможные знаки внимания. То же самое продолжалось и на балу у леди Монтроз, куда они с Ба отправились потом. Не прошло и пяти минут после обмена приветствиями с хозяином и хозяйкой дома, как Мэг пообещала уже полдюжины танцев.

Она танцевала вальс с лордом Беллингэмом, который был на полфута ниже ее ростом, но это, похоже ничуть его не заботило. Заметив, как часто, слишком часто, его взгляд останавливается на ее груди, Мэг начала понимать, почему ее высокий рост не смущал его. Она танцевала котильон с мистером Сомсом, джентльменом почти ее роста, но который заикался и запинался в продолжении всей беседы во время танца. В контрдансе ее партнером был сэр Джон Каннингэм, который использовал каждую сближавшую их фигуру танца, чтобы прошептать ей на ухо комплимент.

Оживленный контрданс заставил Мэг запыхаться, и следующий танец она решила пропустить. Лорд Эдмунд Фут выпросил у нее разрешения побыть с ней во время этого перерыва, и она отправила его за стаканом пунша. Когда молодой человек отошел, Мэг огляделась в поисках свободных мест и заметила Евгению Уиллоуби, разговаривавшую с несколькими дамами. Почувствовав себя виноватой за то, что покинула Евгению на приеме в Гросвенор-хаусе, Мэг направилась прямо к ней. Увидев ее, Евгения обрадовалась и вовлекла подругу в беседу, которая велась в основном о последних модах.

Через минуту к Евгении подошла поздороваться миниатюрная темноволосая женщина. Оказалось, с ней знакомы все, кроме Мэг, и тогда ее представили маркизе Пемертон.

– О! – вырвалось у девушки, когда она присела в реверансе. – Я столько слышала о вас, миледи!

– В самом деле? – Самые большие карие глаза, когда-либо виденные Мэг, светились улыбкой. – И хотя ваше имя не было мне знакомо, я тоже очень много слышала о вас, мисс Эшбертон. Вы, без сомнения, та высокая рыжеволосая красавица, которая покорила высший свет.

Мэг пожала плечами и почувствовала, как вспыхнули ее щеки.

– Может быть, вы не откажетесь немного пройтись со мной, – сказала леди Пемертон, – и рассказать, что же такое вы обо мне слышали.

Мэг улыбнулась, глядя сверху вниз на маленькую маркизу.

– С удовольствием, – ответила она. Девушка кивнула группе женщин и отошла вместе с леди Пемертон.

Идя рядом с Мэг, маркиза начала смеяться.

– Ну и пару мы с вами составляем, – проговорила она. – Самая низкая и самая высокая женщина в этой зале. – Она снова засмеялась. – Ну и пусть, пусть они смотрят и гадают, что может нас связывать.

– Полагаю, у нас есть общий друг, – сказала Мэг. – Лорд Седжвик. Пока он выздоравливал на нашей ферме в Торнхилле, он часто говорил о лорде Пемертоне. Он также говорил и об очаровательной молодой жене своего друга. Вы ведь недавно стали маркизой?

– Да, всего семь месяцев назад, – сказала леди Пемертон, кивая проходившим мимо знакомым. – Вы правы, Седж один из самых близких друзей Джека. И мой тоже.

– Тогда могу я кое о чем спросить вас, миледи?

– Конечно, – ответила та. Потом остановилась и повернулась к Мэг. – Но только если вы согласитесь называть меня Мэри. Поскольку у нас есть общий близкий друг, мы тоже должны стать подругами.

– Спасибо, Мэри. А меня зовут Мэг.

– О чем же вы хотели меня спросить. Мэг? – напомнила маркиза, когда они снова пошли неторопливым шагом.

Мэг в нерешительности смотрела себе под ноги.

– Сегодня вечером я… я услышала кое-что тревожное. Я хочу сказать, о Седже.

– Тревожное?

– Да, – сказала Мэг. – Сегодня, на другом приеме, я встретила его двоюродного брата, мистера Хэрриота. Он сообщил, что Седж… что… ну, в общем, что он стал пить.

– О Боже! – произнесла Мэри. В этот момент они проходили мимо группы молодых людей, которые громко смеялись, хлопая друг друга по спине. Она понизила голос: – Надеюсь, он не распространяется об этом по всему Лондону.

– По правде говоря, – сказала Мэг, – он и сам был довольно пьян, так что я не знаю, можно ли ему верить.

41
{"b":"437","o":1}