ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Седж, я…

Он прервал Мэг поцелуем, жадно приникнув к ее рту. Седж почувствовал, как руки девушки обвились вокруг его шеи, и стал целовать Мэг еще крепче. Она оказалась такой же чувственной, страстной и сладкой на вкус, как он помнил. Она приоткрыла губы и язык Седжа, скользнул внутрь, соприкоснулся с ее языком. Седж упивался сладким, жарким вкусом Мэг, и все его недавние сомнения и тревоги исчезли так же быстро, как изморозь на согреваемом солнцем окне. У Седжа не осталось никаких сомнений, что именно эту женщину он хочет видеть своей женой.

Когда губы виконта оторвались от губ Мэг и стали спускаться по ее длинной шее к соблазнительно белевшим плечам, девушка слабо запротестовала.

– Пожалуйста, не надо, – попросила она, отклоняясь от Седжа, который получив доступ к ее груди, немедленно этим воспользовался.

Он проложил дорожку поцелуев по округлым выпуклостям ее полных грудей над вырезом темно-голубого шелкового платья, казавшегося еще темнее на фоне белой кожи Мэг, и углубился языком в соблазнительную ложбинку между ними. Дыхание Мэг стало прерывистым, но она продолжала протестовать.

– Пожалуйста, не здесь, – дрожащим голосом выговорила она. – Не сейчас. Я… я только хотела с вами поговорить.

Седж продолжил свои исследования, вернувшись к шее и подбородку Мэг.

– Говори, – сказал он между поцелуями. – Я слушаю.

– Нет. Пожалуйста, Седж. Нет.

Мэг начала вырываться из рук Седжа, и он понял, что потерял голову. Он никогда в жизни не принуждал женщин и уж конечно не хотел принуждать эту. Он не сделает ничего, что могло бы обесчестить эту женщину. Он хочет, чтобы она пришла к нему по собственному желанию, как его жена. Он сразу же отступил назад, только задержал ее руки в своих.

– Прости, Мэг. Во всем виновато твое платье. Устоять невозможно.

Она покраснела… «И как она умудряется краснеть после таких поцелуев?» – улыбнулся про себя Седж.

– Я… я хотела поговорить о… о том, что ; мы обсуждали в день вашего отъезда из Торнхилла.

Сердце у Седжа упало. Она передумала!

– Да? – поощрил он, стараясь, чтобы его голос прозвучал как можно спокойнее.

– Так вот, – продолжала она, опустив глаза, словно внезапно смутилась, – я очень много думала. О вашем… о вашем предложении.

– Да?

Сдерживавший возбуждение Седж боялся, что сейчас взорвется от радости. Но он не станет ее торопить. Пусть скажет то, что хочет сказать, то, что ему не терпится услышать. Только тогда он снова прижмет ее к своей груди.

– Да, – произнесла Мэг. – У меня было время на… раздумья. – Она подняла глаза и встретилась с виконтом взглядом. – Если вы конечно, все еще заинтересованы.

Седж сжал ее руки:

– О Мэг…

– Я согласна стать вашей любовницей. Казалось, земля внезапно остановила свое вращение и Седж со всего размаху упал с небес. Как громом пораженный, он выпустил ее руки из своих.

– Что?

– Я сказала, что согласна стать вашей любовницей, Седж.

– Нет!

Наверное, он не так понял. Его любовницей?

– Нет.

Все еще не веря, он потряс головой. Как она могла подумать, что он хочет от нее этого? Как она могла подумать, что он станет обращаться с ней подобным образом? С благородной, невинной молодой женщиной, такой, как Мэг?

– Нет.

Или все-таки она не столь невинна? Неужели он был даже еще большим дураком, чем думал? Перед глазами Седжа встала недавно виденная картина: Мэг, флиртующая с окружавшими ее мужчинами, которые в это время пожирали взорами ее грудь. Что стало с той милой, краснеющей, простой девушкой, которую он полюбил в Торнхилле? Онемев от непостижимого предложения Мэг, он только медленно качал головой, отказываясь верить, что женщина, которую он хотел сделать своей женой, желала лишь стать его любовницей.

– Нет. Нет!

Рука Мэг взлетела ко рту, когда Седж покачал головой и посмотрел на нее так, словно у нее выросла вторая голова.

– Нет, – продолжал повторять он, как будто она была слабоумной и нуждалась в многократном повторении этого слова, прежде чем понять его.

Но Мэг не была слабоумной. Она все прекрасно поняла.

Смертельно униженная, задыхаясь от слез, она повернулась и побежала вдоль цепочки фонариков, развешанных по саду. Она хотела, чтобы земля разверзлась у нее под ногами и поглотила ее, потому что Мэг казалось, что этого стыда она не переживет.

После долгого обдумывания и логических рассуждений она наконец пришла к заключению, что может и, возможно, ей следует принять его предложение. И тогда она, забыв всякий стыд, предложила себя. Ей и в голову не приходило, что он тоже может передумать.

Седж больше ее не хотел.

Он поцеловал ее. Но только потому, что она оказалась достаточно смелой и предложила ему прогуляться в относительном уединении сада. Кто из мужчин не попытается поцеловать столь безрассудную женщину? Смысл такого предожения был ясен. Поэтому он и поцеловал ее, что сделал бы в данных обстоятельствах любой мужчина.

Но ему только это и нужно было. Поцелуй украдкой, в саду. И ничего другого. Он больше не хотел интимных отношений с ней. У нее была возможность, но она ею не воспользовалась. Другой попытки он ей не дал. Она больше не интересовала Седжа как женщина. Она больше была ему не нужна. Тогда, в Торнхилле, где Мэг была единственной молодой женщиной на многие мили вокруг, ему просто показалось, что она ему нужна. А потом он вернулся в Лондон, где не счесть доступных женщин. И, возможно, в его любовном гнездышке уже поселилась одна из них. Другая женщина, которая встретит его сегодня вечером, когда он вернется, немного задержавшись из-за Мэг.

Этот человек уже второй раз смертельно унизил ее.

Мэг спешила от одного островка света к другому, пока снова не очутилась у каменной лестницы. Девушка остановилась у ее подножия, промокнула глаза и пощипала щеки, что-, бы появиться в бальной зале в относительно нормальном состоянии хотя бы внешне. Подобрав юбки, расправив плечи и вскинув подбородок, она стала медленно подниматься по ступенькам. Несмотря на разрывающееся сердце, она покинет этот бал со всем подобающим достоинством.

Вернувшись в залу через высокие двери, Мэг увидела, что несколько джентльменов уже готовы броситься к ней. Не обращая на них внимания, она отвернулась и принялась искать брата. Она оглядывала собравшихся, пока, наконец, не заметила знакомые рыжевато-каштановые волосы Терренса, который вел в котильоне незнакомую молодую леди. Танец подходил к концу. Не отводя глаз от Терренса, Мэг вдоль стены стала продвигаться поближе к танцующему брату. Повернувшись в ее сторону, Терренс поймал взгляд сестры. Мэг глазами послала ему умоляющий сигнал, в ответ на который он коротко кивнул, дав понять, что заметил его. До конца танца Мэг стояла в плотной толпе. Она вежливо уклонялась от всех попыток вступить с ней в разговор, отвечая, что ждет брата, который отвезет ее домой, потому что у нее безумно разболелась голова.

Убедившись, что Терренс о ней позаботится, Мэг стала рассматривать пожилых женщин – матерей, компаньонок, вдов, – которые, собравшись группами сплетничали, разглядывая танцующие молодые пары. Мэг с высоты своего роста спокойно могла видеть, что делается в противоположном конце залы, но Ба не обладала столь выдающейся фигурой. В данный момент невысокой пухлой старушки нигде не было видно. Возможно, она села отдохнуть, и это значило, что Мэг придется обойти все помещение, чтобы отыскать ее.

Но сначала надо попросить Терренса, чтобы он вызвал их карету.

Мэг казалось, что танец никогда не кончится, и, когда к ней подошел Терренс, она уже была на грани срыва. Теперь у нее действительно разыгралась головная боль, оттого, без сомнения, что девушка пыталась обуздать свои чувства. На глаза Мэг начали наворачиваться слезы. Меньше всего на свете она хотела разрыдаться на публике. Но если она как можно быстрее не покинет это место, так и случится.

– Что такое, Мэгги? – спросил Терренс. Он мягко дотронулся до ее руки, и понизил голос до шепота. – Ты выглядишь не очень хорошо.

44
{"b":"437","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Последний шанс
Вигнолийский замок
Непобежденный
Ведьма по ошибке
Русское сокровище Наполеона
Резервация
Смерть от совещаний
Время первых
Lagom. Секрет шведского благополучия