ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я думаю, вы обнаружите, что этот пистолет был заряжен неправильно.

Джек осторожно подкинул пистолет на ладони и нахмурился.

– Он разбалансирован, – сказал маркиз. – Слишком тяжелая ложа. Здесь что-то не так. – Он перевернул пистолет и отвинтил основание ложа. – Боже ты мой! – воскликнул он. – Вы только посмотрите!

Джек встряхнул пистолет над своей ладонью, и из него посыпался черный порох. Он сыпался и сыпался. Когда на ладони Пемертона образовалась внушительная горка, он повернулся к Альберту, глаза его метали молнии.

– Что это значит, Хэрриот? Это место для кремня. Но в нем столько пороху, что вполне хватило бы снести Седжу голову!

Скеффингтон и Хоксуорти мгновенно оказались рядом с Альбертом и схватили его за руки, чтобы он не мог убежать. Хэрриот опустил глаза и ничего не сказал.

– Хорошо, что все так закончилось, – продолжал Джек. – Ты мог нажать на курок, Седж, и погибнуть, даже не выстрелив.

– Берти? Это правда? – Седж отмахнулся от последних манипуляций врача и пристально смотрел на кузена. На кузена, который, как оказалось, хотел его убить. – Берти?

Молодой человек поджал губы, отказываясь поднять глаза или ответить.

– Как ты узнала, Мэгги?

При звуки голоса Эшбертона Седж отвернулся от Альберта.

– Это произошло внезапно, – сказала она. – Я все думала о произошедших с Седжем несчастных случаях и начала приходить к мысли, что они были подстроены.

– Вот уже второй раз я слышу о несчастных случаях с Седжем, – сказал Джек. – Может, кто-нибудь будет так любезен и объяснит мне, что происходит?

– Мне было известно о пяти таких случаях, – ответила Мэг. – И я внезапно поняла, что в каждом из них у мистера Хэрриота была возможность подстроить так называемый несчастный случай. – Она повернулась и посмотрела на Седжа. – Он остановился в гостинице, где и была подпилена ось вашей двуколки. Я вспомнила, как Ба говорила, что мистер Хэрриот приходил к ней в кладовку, польстил ей, восхищаясь ее травами, и сказал, что его мать тоже знает травы. Так он смог добраться до ядовитой травы. – Девушка повернулась к Джеку. – Седж чуть не выпил отравленный отвар.

– Боже мой! – только и сказал Джек, бросая уничтожающий взгляд на Альберта.

– А потом Седж поскользнулся и чуть не упал с лестницы. – Повернувшись к виконту, Мэг продолжала: – Парджетер сказал, что разлил купоросное масло в коридоре, но клялся, что не имеет никакого отношения к пятну на верхней ступени лестницы. Но помните? Он сказал, что ваш кузен тогда был там и видел разлитое масло. Это могло подать ему идею.

– Я ничего об этом не знаю, Мэгги, – сказал Эшбертон.

– Извини, Терренс, – ответила она. – Полагаю, тогда я думала совсем о другом. – Она улыбнулась Седжу, и его сердце на мгновение дало сбой. – Следующим, насколько мне известно, было нападение разбойников.

– Разбойников? – воскликнул Джек.

– Каких разбойников? – спросил Эшбертон.

– По дороге в Лондон нас остановили бандиты, – объяснил Седж. – Я выстрелил в одного из мерзавцев, и они умчались. А того я ранил.

– Седж! – воскликнул Джек. – Не может быть!

Седж ухмыльнулся.

– Может. – Он посерьезнел и посмотрел на Альберта. – Это тоже твоих рук дело, Берти? Это ты все подстроил?

Но Альберт продолжал молчать.

– Потом случился пожар, – сказал Джек.

– И об этом мне рассказал мистер Хэрриот, – подхватила Мэг. – Когда же леди Пемертон сказала, что он не должен был об этом знать, у меня появились смутные подозрения. Но до сегодняшнего утра я не связывала все воедино.

Джек уставился на Альберта полным негодования взглядом.

– Полагаю, как раз перед моим приездом вы навестили Седжа, а, Хэрриот? Или проникли к нему в дом, как презренный вор? – Джек сжал зубы, и было похоже, что он едва сдерживается, чтобы не ударить кузена Седжа. – А теперь это, – прошипел он. – Ты, подлый…

– Почему, Берти? – печально спросил Седж. – Зачем ты это делал? Неужели ты меня так ненавидишь?

Наступила напряженная тишина, во время которой все взгляды обратились на Альберта. Все молчали. Наконец он поднял глаза.

– К черту все! – произнес он, вздернув подбородок. – Да. Да. Это сделал я. – Он обвел присутствующих надменным взглядом, и его губы скривились в презрительной улыбке. – Нет никакого смысла отрицать. Да, это сделал я!

– Но почему, Берти? Почему?

– Черт возьми, Седж! – сказал Альберт. – Я оказался на самом краю. Меня преследовали кредиторы. Гонялись за мной по всему городу. Мне нужно было твое наследство.

– Но… я бы дал тебе денег, Берти. Тебе стоило только попросить.

– Все гораздо хуже, – продолжал Альберт, и на его лице отразилось запоздалое раскаяние. – Я уже на много лет вперед жениться. Совершенно неожиданно. – Упавшим голосом он продолжал: – Я рассчитывал, что ты останешься холостяком. Ты никогда до этого не заговаривал о женитьбе. Никогда! И что стало бы со мной, если б ты женился и обзавелся наследником? Где бы я оказался?

– Ты можешь оказаться в двух местах – на выбор, – сказал Джек, встав перед Альбертом. – Эти джентльмены могут отвезти тебя прямиком на Баустрит, где против тебя выдвинут обвинение в попытке убийства. Или можешь уехать из страны и никогда до конца своей жизни не показывать здесь свое отвратительное лицо.

– О Боже! – задохнулся Альберт. Он обратил к кузену жалобный взгляд. – Седж?

– Я присмотрю за ним, Седж, – сказал Джек. – Я не доверяю этому негодяю. И прослежу, чтобы уже через час он катил в Портсмут. Черт, я даже оплачу его билет до… до того места, куда отплывает ближайший корабль. Шевелись, ты, мерзкий ублюдок!

Джек потащил Альберта вверх по склону к ряду экипажей. На полдороге маркиз остановился и обернулся.

– Да, Седж! – крикнул он. – Ты был прав. Она великолепно выглядит в панталонах!

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

От слов лорда Пемертона Мэг вспыхнула до корней волос. Она нерешительно взглянула на Седжа, который улыбался, потом повернулась к брату, который, нахмурившись, смотрел на нее.

– Надо отдать тебе должное: ты очень ловко вывела на чистую воду этого негодяя, Мэгги, – сказал Эшбертон. – Но почему ты раньше не сказала мне о своих подозрениях? Почему ты ввязалась в дуэль, объясни мне, ради Бога?

– Я не могла сказать тебе раньше, Терренс, – ответила Мэг. – Вся картина сложилась у меня только этим утром.

– Но о чем ты думала, девочка? – В голосе Эшбертона явно прозвучал страх. – Выскочить вот так на поле! Ты сама могла погибнуть. Зачем тебе понадобилась эта нелепая выходка?

Мэг посмотрела на Седжа, потом на Эшбертона, затем ее взгляд снова вернулся к Седжу.

– Потому что я люблю вас обоих, – просто сказала она.

При взгляде этих чудесных глаз Седж чуть не задохнулся. Она его любит. Боже мой, она его любит! Он протянул руку, и девушка положила на его ладонь свою. Седж попытался взглядом передать все те чувства, о которых он сказал бы, будь они одни. Потрясенный открытым заявлением Мэг, Седж по-прежнему пребывал в смущении относительно всего того, что между ними произошло.

– Мэг? Почему?

Она сжала его ладонь, и виконт понял, что Мэг знает, о чем он спрашивает.

– Я думала, что…

Эшбертон перебил ее, встав между ними. Повернувшись к сестре спиной, он угрожающе посмотрел на Седжа.

– Мне очень жаль, что все так получилось с вашим кузеном, Седжвик, но наше с вами дело осталось нерешенным. И я готов принять ваши извинения, сэр. Как вы посмели предложить моей сестре стать вашей любовницей!

– Но, Терренс…

– Любовницей? – воскликнул Седж. – Но я никогда…

– Мэг – девушка из приличной семьи, – продолжал Эшбертон, не обращая внимания на их протесты, – и вы обесчестили ее. Я не потерплю, чтобы мою сестру оскорбляли. Возможно, вам следует присоединиться к вашему кузену и на время уехать из Англии. Мне бы очень не хотелось, чтобы слух об этом бесчестном предложении получил распространение.

51
{"b":"437","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
На Туманном Альбионе
Смотрящая со стороны
Что не так в здравоохранении? Мифы. Проблемы. Решения
Мрачная тайна
Мобильник для героя
Волшебные стрелы Робин Гуда
Код да Винчи 10+
Одно воспоминание Флоры Бэнкс
Абхорсен