ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Страсть Черного Палача
Воспитатель
Порочная невеста
Подсознание может все!
Видок. Чужая месть
Введение в психоанализ (сборник)
Тайны Поднебесной. Все, что нужно знать о Китае
Хроники тысячи миров (сборник)
Разбуди в себе миллионера. Манифест богатства и процветания
A
A

- Да, и мы вместе обедали.

Ник почувствовал себя больно задетым. Не мешало бы сказать об этом, не дожидаясь расспросов. Но он заметил только:

- Жаль, что вам пришлось так переутомляться два вечера подряд.

Анни рассмеялась.

- Ну, знаете, вчерашний день был не такой насыщенный, как тот накануне. В десять часов я уже была дома и, как видите, успела приготовиться к воскресенью. Хэншел с его скепсисом по-своему очень мил. Он от вас в восхищенье. Вы действительно едете с ним в Вену?

- Безусловно нет, - резко ответил Ник. - С чего вы взяли? Он что, сказал вам, что я еду?

- Нет, только высказал предположение, что, может быть, поедете. Я вижу, вы на него очень сердиты.

- Вы не ошиблись. Между нами идет нечто вроде битвы за мою душу. - Он секунду колебался, прежде чем спросил: - Вы собираетесь принять работу, которую он предлагает?

Анни пожала плечами.

- Предложение его очень заманчиво, но я еще ничего не обдумала. - Она улыбнулась Нику. - Я же говорю вам: пока мы с ним беседовали, я все время мысленно прикидывала, что надо сделать к сегодняшней прогулке.

Они то ныряли в тень, то снова выныривали на солнце, пролетая по улице Горького, потом выскочили на залитую ослепительным солнечным светом большую площадь перед Белорусским вокзалом, потом по мосту через железную дорогу выехали на засаженное посередине деревьями Ленинградское шоссе и понеслись, догоняя и перегоняя легковые и грузовые автомашины, которые мчались рядом с обеих сторон. Наконец их такси обогнало переполненный автобус, и Анни облегченно вздохнула. Это был автобус, курсирующий между Химкинским речным вокзалом и ближайшей станцией метро. Гоня машину со скоростью шестьдесят миль в час, Кирилл Иванович с торжеством посмотрел на них и расплылся в улыбке - теперь-то они поспеют.

Химкинский вокзал - длинное невысокое белое здание с тремя башнями, как у старых кораблей, - это конечный пункт маршрута волжских пароходов в Москве. В это утро зал ожидания гудел от говора и смеха экскурсантов. Все были одеты по-летнему, женщины в легких платьях, мужчины в теннисках, все сновали взад и вперед, задевая друг друга сумками и свертками с едой. Анни оставила Ника с вещами посреди битком набитого зала, а сама кинулась к очереди у одной из билетных касс. Она скоро вернулась, протискиваясь через густую толпу, победоносно вскинув голову, весело блестя глазами. Ей повезло - она купила последние билеты на самый большой, самый лучший теплоход - "Иосиф Сталин". Тут она схватила Ника за руку и вытащила его на солнце, на украшенную флагами эспланаду, где у причала стояло штук шесть теплоходиков. Толпа растеклась на несколько потоков, каждый к соответствующим сходням. Праздничное настроение чувствовалось даже в самом воздухе, и Ник вдруг ясно представил себе, какой Анни была в семнадцать лет.

Прогудели гудки, и один за другим теплоходы отчалили и поплыли, растянувшись на воде целой флотилией. Анни и Ник нашли свободные места в тени возле самых поручней на верхней палубе. Пассажиров набралось много, однако неприятной тесноты не было. Вокруг расположились семейные группы и компании друзей. На богачей никто из них не походил - видно было, что это люди, честно работавшие всю неделю. Анни была в слишком возбужденном состоянии, чтобы усидеть на месте. Ей хотелось показать Нику все, что здесь было интересного. Они прошлись по палубе. Любители позагорать наслаждались солнечными лучами, развалившись в палубных креслах и закрыв глаза; несколько заядлых картежников уже хлопали картами на пустом стуле, поставленном между игроками; некоторые сидели, поглощенные чтением, не замечая сотен людей вокруг и более реально ощущая зиму 1812 года, чем тот солнечный свет, звуки аккордеона, воду канала и проплывающие мимо зеленые берега, - Наташа и князь Андрей волновали их больше, чем сидящие тут же влюбленные, прижавшиеся друг к другу с видом мрачных заговорщиков, но стоило одному из них улыбнуться, и другой мгновенно отвечал ему улыбкой.

Анни заявила, что не успела позавтракать, и они отправились в буфет с синими плюшевыми гардинами и сели за столик. На всем теплоходе они были единственными иностранцами, и их английская речь заставила на мгновение поднять головы те, кто сидел за соседними столиками. Больше никто не обратил на них особого внимания. Здесь было тихо, прохладно и чисто.

- Вам нравится? - спросила Анни.

- Я уже не помню, когда чувствовал себя так легко, - ответил Ник. Должен признаться, что я порядком удивлен. Все выглядит точно так, как на любой воскресной прогулке во всех тех местах, где я бывал. Только, добавил он смеясь, - будь это в каком-либо другом месте, вас со мной не было бы. Скажите, что вас держит в Москве? Вы собираетесь остаться здесь навеки?

Она пожала плечами.

- Я же говорила вам: живу здесь, вот и все. И пока не вижу никаких причин уезжать отсюда.

- Вы счастливы?

Она быстро взглянула на него и сразу же отвернулась.

- Не знаю. Обычно и не задаешь себе такого вопроса. У меня есть работа, друзья. Смеюсь, когда мне весело, и стараюсь не показывать виду, когда взгрустнется. Пожалуй, я даже счастлива, - проговорила она медленно. Здоровье у меня хорошее, дни проходят интересно...

- Да, понимаю, - сказал Ник. - Но... но, может быть, чего-нибудь вам не хватает, чего вам страстно хочется, к чему вы стремитесь, - к какой-то цели?

Анни покачала головой.

- Очевидно, я не такого типа женщина, - сказала она. - В свое время было нечто, чего я действительно страстно желала: я хотела, чтобы мой муж был счастлив, у меня с ним были одни мечты - я мечтала о достижении его целей. Помогать ему во всем - вот к чему я стремилась. Создать для него домашний уют, подбадривать в трудную минуту, делить его радости. Я вполне справляюсь со своей работой журналистки, но огня в моей душе больше нет. Моя жизнь покажется вам, наверно, тусклой, бесцельной. Может, так оно и есть, но я-то этого не считаю. - Она посмотрела на него в упор, и Ник вдруг понял, что перед ним самая женственная из всех женщин, которых он когда-либо знал. - Если у меня и нет никакого таланта, во всяком случае, я всегда могу принести пользу тому человеку, который нуждается именно в такой женщине, как я, - сказала она просто. - Что действительно странно, так это то, что мне вдруг приходится объяснять это вам.

62
{"b":"43717","o":1}