ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Да, в этом деле вы мастера, — согласился король. — Память человечества о нас еще не настолько померкла, чтобы я мог разослать своих золотоглазых посланцев закупать мириады бронзовых ружей для долгоруких страшил. К тому же ты знаешь толк в деньгах и торговле. Твое высокое положение в Ватикане предоставляет нам великолепное прикрытие… как и отсутствие у тебя расовой лояльности. У нас не было более подходящей кандидатуры.

— Ваше величество излишне добры ко мне, — ответил Солово, слегка кланяясь.

Король глядел в сторону — куда-то недалеко.

— Нам придется научиться терпеть жгучие прикосновения железа, — заметил он. — Железо изгнало нас и железом же — хорошо, пусть только Долей его мы вернем себе землю. Никаких кремней и меди против стальных клинков: на этот раз мы будем столь же смертоносны, как вы…

Заведовавший в последнее время римским государственным арсеналом, Солово позволил себе усомниться в этом, но промолчал. Он только что с удивлением обнаружил, что иные из гибких эльфийских девиц определенно привлекают его.

— Я знаю, о чем ты думаешь, — проговорил король.

«Надеюсь, что нет», — подумал адмирал.

— Ты думаешь, что нас чересчур мало для подобного предприятия, что наше военное искусство и аркебузы ничто перед вашей швейцарской, французской, английской или германской пехотой…

— Итальянцы тоже могут иногда, — запротестовал Солово.

— …которая раздавит нас просто численным превосходством. Ты думаешь о том, что твоя порода размножается быстро, в то время как мы рождаем потомков изредка и лишь при удаче… разве не так?

— Нет, — ответил адмирал вполне чистосердечно, — мой ум обращен к иным предметам.

— Но даже если и так, — король не желал отказываться от привычного хода мыслей, — подумай об этом и ты ошибешься.

— Несомненно, — поддакнул Солово.

— Мы только авангард, адмирал. Случилось непредвиденное. Здесь со мной сошлись лучшие из некогда враждовавших племен. Все, кто решился прикоснуться к железу и мечтает вернуть утраченное, собрались вокруг меня; старые вожди не в силах удержать их. Мы не будем больше таиться в глухих уголках и бежать, уступая вашему наступлению. Мы учимся у вас. Древние расы еще не знали такого: нами выбран Верховный король, и он перед тобой. Мои мечты переплавляют нашу жизнь и обычаи. Мы будем вооружаться и научимся пользоваться вашими ружьями. Наш день возвращается, и как только мы будем готовы, то сразу возьмем какой-нибудь город людей, и перебьем до последнего всех узурпаторов. А когда об этом узнают повсюду, все эльфийские нации, таящиеся по уголкам мира, восстанут и объединятся!

— Весьма похвальная перспектива, — проговорил адмирал Солово тоном, воплощавшим самую благородную терпимость к дурацкой авантюре. — Я бы предложил вам начать с Пизы. Стены города находятся в плачевном состоянии, кроме того, мне пришлось провести там целых три месяца в довольно безрадостном положении.

Король, подобно всякому эльфу и человеку, насмешек не терпел и потому понизил голос на октаву-другую.

— И тогда наступит ваш черед влачить свою жизнь в лесах и горах и добывать себе пропитание, — мрачно заключил он. — Кстати! — Король вспомнил о насущных интересах. — Закажи еще тысячу штук стрелкового оружия и двенадцать легких пушек. Я надеюсь, что прежний оружейник уже мертв?

— К моему прискорбию, — подтвердил адмирал.

— Тогда пусть их сделают в ином месте… подальше.

— Может быть, в Венеции? — предложил Солово.

— Великолепный выбор, у нас там достаточно связей. Мой посланник вступит в контакт с тобой.

— Тот же молодой человек, что и прежде, ваше величество?

— Нет: визит в вашу… церковь подорвал его здоровье, пришлось убить.

— Понимаю.

— Он полностью согласился с моим решением, адмирал. Среди нас нет наблюдателей: только мученики… будущие. Взгляни сам. — Король поднялся с поваленного дерева, на котором сидел, и жестом пригласил Солово в сторону долины. — Не страшись, тебе ничего не грозит — в отличие от всех остальных людей.

Тем не менее негромкий, но музыкальный ропот неодобрения приветствовал адмирала Солово уже на подступах к эльфийской армии. Не имея возможности изменить положение дел, он предпочел игнорировать шум и скоро оказался посреди увенчанных перьями и конскими хвостами солдат.

В соответствии с племенными обычаями или наклонностями некоторые были просто в черном, зеленом или золотом. Другие же блистали великолепием, как какой-нибудь кардинал во всей своей славе. За свою долгую эволюцию, на много более длительную, чем могли позволить себе люди, мечи и алебарды эльфов обрели сложные и дикие очертания, множеством лезвий контрастируя с откровенной практичностью сделанных человеком ружей.

«Кто знает, — подумал Солово. — Быть может, я заблуждаюсь и у них еще остался хотя бы один шанс». Ведь даже самый хилый и занюханный эльф возвышался дюймов на шесть над головой адмирала.

— Вижу твое потрясение, — заметил король, — и понимаю его. Старые вожди советовали терпеть… они говорили: вооружайтесь, если хотите, но втайне. Ждите, чтобы узурпаторы оступились… ждите мора, голода, всемирной войны, способной уравнять шансы. Но мы и без того ждем чересчур» долго: твое племя, подобно крысам, переживает все несчастья и делается только сильнее. Младшие и лучшие из нас теряют терпение и оставляют свой народ. Они присоединяются к победителям и сливаются с ними… становятся знаменитыми среди людей художниками, солдатами и тому подобное. Они работают не на свой род, а на вас! — Король качнул головой в шлеме. — Это должно закончиться, — заявил он и, выхватив двуручный меч, скосил ближайшего воина. — Но этого не произойдет, — продолжил он, вытирая клинок об одежду убитого, — если эльфы будут проявлять такое же разгильдяйство, как этот тип. Волосы его не были причесаны. Я не могу терпеть подобной расхлябанности, а вы, адмирал?

— Вы правы, ваше величество, — ответил Солово, приятно удивленный отсутствием реакции среди эльфов. Учение продолжалось и над покойником, и вокруг.

— Ну а теперь, — проговорил король, когда, миновав солдат, они очутились в лагере на противоположной стороне долины, — ты должен получить заслуженную награду.

— Если это не затруднит вас, — сказал адмирал, скрывая нетерпение в голосе.

Король пожал укрытыми кольчугой плечами.

— Мне это безразлично. Но кто есть этот Марк Аврелий, из уважения к которому ты предаешь свою расу?

Адмирал Солово вновь обратился к скудеющим запасам терпения.

— Был, ваше величество… был. Во втором столетии христианской эры этот человек стал римским императором и основным выразителем принципов стоической философии, которую я исповедую с подобающим смирением. Всегда полагали, что его труды сохранились в одном только томе, вмещающем несравненные «Размышления». Однако, насколько я понимаю, вы располагаете второй его книгой, столь же достойной внимания…

— Именно так. — Король эльфов безжалостно улыбнулся.

— …копией, переписанной в девятом столетии монахом с оригинала, наименование которого остается до сих пор неизвестным мне.

— Потому что я не хочу показывать ее тебе, — дружелюбно заметил король.

— Действительно, — согласился Солово, понимая теперь муки, выпавшие на долю Тантала в Аиде.[24]

Король согнул палец, и из хаоса кухонных очагов и коновязей возник мальчишка-эльф, в руках которого оказался сверток, обернутый алым эльфийским шелком.

— Кажется, я обещал страницу, — заметил король, извлекая из ткани переплетенную в дерево книгу. Одним длинным пальцем он перелистал ее потрепанные листы, не отводя глаз от Солово. — Но, конечно, тебе может достаться лишь заголовок или просто пустой вкладыш, — проговорил он с поддельной скорбью.

— Такое и в самом деле возможно, — согласился Солово.

— Но судьба предписывает, чтобы ты получил… эту! — Левая рука короля остановилась в своем продвижении вперед, и его большой и указательный пальцы взяли страницу за верхний уголок. — Надо же — полна текста, целый отрывок: «О произращении изобильного урожая безразличия». Мамаша Фортуна улыбнулась тебе, адмирал; пусть же удача принесет тебе радость — или безразличие к ней.

вернуться

24

в древнегреческой мифологии Аид (как и Гадес, Тартар) — подземное царство мертвых, царство теней, преисподняя, ад

16
{"b":"43732","o":1}