ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

круговыми надрезами на новом участке земли,

Проваливаясь по щиколотку в горячем песке, таща бечевой мою

лодку вниз по течению обмелевшей реки,

Где пантера снует над головою по сучьям, где охотника бешено

бодает олень,

Где гремучая змея на скале нежит под солнцем свое вялое

длинное тело, где выдра глотает рыбу,

Где аллигатор спит у реки, весь в затверделых прыщах,

Где рыщет черный медведь в поисках корней или меда, где бобр

бьет по болоту веслообразным хвостом,

Над растущим сахаром, над желтыми цветами хлопка,

над рисом в низменных, залитых водою полях,

Над островерхой фермой, над зубчатыми кучами шлака,

над хилою травою в канавах,

Над западным персимоном, над кукурузой с продолговатыми

листьями, над нежными голубыми цветочками льна,

Над белой и бурой гречихой (там я жужжу, как пчела),

Над темною зеленью ржи, когда от легкого ветра по ней бегут

светлые струйки и тени,

Взбираясь на горные кручи, осторожно подтягиваясь, хватаясь

за низкие, тощие сучья,

Шагая по тропинке, протоптанной в травах и прорубленной

в чаще кустарника,

Где перепелка кричит на опушке у пшеничного поля,

Где в вечер Седьмого месяца носится в воздухе летучая мышь,

где большой золотой жук падает на землю во тьме,

Где из-под старого дерева выбивается ключ и сбегает в долину,

Где быки и коровы стоят и сгоняют мух, без устали подрагивая

шкурой,

Где в кухне просушивается ткань для сыров, где таганы

раскорячились на очаге, где паутина свисает гирляндами

с балок,

Где звякают тяжелые молоты, где типографская машина вращает

цилиндры,

Где человеческое сердце в муках судорог бьется за ребрами,

Где воздушный шар, подобный груше, взлетает вверх

(он поднимает меня, я смотрю вниз),

Где шлюпка привязана к судну крепкими морскими узлами,

где солнечный зной, как наседка, греет зеленоватые яйца,

зарытые в неровный песок.

Где плавает самка кита с детенышем, не отстающим от нее

ни на миг,

Где пароход развевает вслед за собой длинное знамя дыма,

Где плавник акулы торчит из воды, словно черная щепка,

Где мечется полуобугленный бриг по незнакомым волнам,

Где ракушки приросли к его тенистой палубе, где в трюме гниют

мертвецы;

Где несут во главе полков усеянный звездами флаг,

Приближаясь к Манхаттену по длинному узкому острову,

Под Ниагарой, что, падая, лежит, как вуаль, у меня на лице,

На ступеньке у двери, на крепкой колоде, которая стоит

на дворе, чтобы всадник мог сесть на коня,

На скачках, или на веселых пикниках, или отплясывая джигу,

или играя в бейсбол,

На холостых попойках с похабными шутками, с крепким словом,

со смехом, с матросскими плясками,

У яблочного пресса, пробуя сладкую бурую гущу, потягивая

сок через соломинку,

На сборе плодов, где за каждое красное яблоко, которое

я нахожу, мне хочется получить поцелуй,

На военных смотрах, на прогулках у самого моря, на дружеских

встречах, на уборке маиса, на постройке домов,

Где дрозд-пересмешник разливается сладкими трелями, плачет,

визжит и гогочет,

Где стог стоит на гумне, где разостлано сено, где племенная

корова ждет под навесом,

Где бык идет совершить свою мужскую работу и жеребец

свою, где за курицей шагает петух,

Где телки пасутся, где гуси хватают короткими хватками пищу,

Где закатные тени тянутся по бескрайней, безлюдной прерии,

Где стада бизонов покрывают собой квадратные мили земли,

Где пташка колибри сверкает, где шея долговечного лебедя

изгибается и извивается,

Где смеющаяся чайка летает у берега и смеется почти

человеческим смехом,

Где ульи выстроились в ряд на бурой скамейке в саду, скрытой

буйной травою,

Где куропатки, с воротниками на шее, уселись в кружок

на земле, головами наружу,

Где погребальные дроги въезжают в сводчатые ворота

кладбища,

Где зимние волки лают среди снежных просторов и обледенелых

деревьев,

Где цапля в желтой короне пробирается ночью к каемке болот

и глотает маленьких крабов,

Где всплески пловцов и ныряльщиков охлаждают горячий

полдень,

Где кати-дид играет свою хроматическую гамму над ручьем

на ветвях орешника,

По арбузным грядам, по грядам огурцов с серебряными нитями

листьев,

По солончаку, по апельсинной аллее или под остроконечными

елями,

Через гимнастический зал, через салун с глухо занавешенными

окнами, через контору или через зал для собраний,

Довольный родным и довольный чужим, довольный новым

и старым,

Радуясь встрече с некрасивою женщиною так же, как с красивою

женщиною,

Радуясь, что вот вижу квакершу, как она шляпку сняла и говорит

мелодично,

Довольный пением хора в только что выбеленной церкви,

Довольный вдохновенною речью вспотевшего методистского

пастора, сильно взволнованный общей молитвой на воздухе,

Глядя все утро в витрины Бродвея, носом прижимаясь

к зеркальному стеклу,

А после полудня шатаясь весь день по проселкам или по берегу

моря с закинутой в небо головой,

Обхватив рукою товарища, а другою - другого, а сам посредине,

Возвращаясь домой с молчаливым и смуглым бушбоем

(в сумерках он едет за мной на коне),

Вдали от людских поселений, идя по звериным следам или

по следам мокасинов,

У больничной койки, подавая лихорадящим больным лимонад,

Над покойником, лежащим в гробу, когда все вокруг тихо,

всматриваясь в него со свечой,

Отплывая в каждую гавань за товарами и приключениями,

Торопливо шагая среди шумной толпы, такой же ветреный

и горячий, как все,

Готовый в ярости пырнуть врага ножом,

В полночь, лежа без мыслей в одинокой каморке на заднем

дворе,

Блуждая по старым холмам Иудеи бок о бок с прекрасным

и кротким богом,

Пролетая в мировой пустоте, пролетая в небесах между звезд,

Пролетая среди семи сателлитов, сквозь широкое кольцо

диаметром в восемьдесят тысяч миль,

Пролетая меж хвостатых метеоров и, подобно им, оставляя

15
{"b":"43734","o":1}