ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

кровью.

И юноши при встрече друг с другом опускают в землю глаза,

И все же Свобода здесь, она не ушла отсюда, и врагам досталось

не все.

Когда уходит Свобода, она уходит не первая, не вторая,

не третья,

Она ждет, чтобы все ушли, и уходит последней.

Когда уже больше не вспомнят нигде, ни в одной стране, что

на свете есть любящие,

Когда ораторы в людных собраниях попытаются чернить их

имена,

Когда мальчиков станут крестить не именами героев, но именами

убийц и предателей,

Когда законы об угнетении рабов будут сладки народу и охота

за рабами будет одобрена всеми,

Когда вы или я, проходя по земле и увидев невольников,

возрадуемся в сердце своем

И когда вся жизнь и все души людей будут уничтожены

в какой-нибудь части земли,

Лишь тогда будет уничтожена воля к Свободе,

Лишь тогда тиран и нечестивец станут владыками мира.

ПТИЧЬИМ ЩЕБЕТОМ ГРЯНЬ

Птичьим щебетом грянь, о язык мой, про радость поры, когда

сирень зацветает (она в памяти снова и снова),

Отыщи мне слова о рождении лета,

Собери апреля и мая приметы желанные (так на морском

берегу собирают камешки дети)

Стонут лягушки в прудах, терпкий, бодрящий воздух,

Пчелы, бабочки, воробей с незатейливым пеньем,

Синяя птица, и ласточка, быстрая, словно стрела, и с

золочеными крыльями дятел,

Солнечная дымка над землею, клубы дыма цепляются друг

за друга, вздымается пар,

Мерцанье холодных вод и рыба в тех водах,

Лазурное небо, бегущий ручей, - и все это в искрах веселых...

Хрустальные дни февраля, кленовые рощи, где делают кленовый

сахар,

Где порхает реполов, у него бойкий блестящий глаз

и коричневая грудка,

Он подает чистый певучий голос на вечерней и на утренней

заре,

Он бесшумно носится в саду среди яблонь, строя гнездо

для подруги;

Тающий мартовский снег, ива выбрасывает свои желто-зеленые

побеги,

Это весна! Это лето! Что принесло оно и чего мне недостает?

Душа моя, ты на свободе, но что-то тревожит меня, а что

я не знаю;

В дорогу, скорее в дорогу - измерим все дали и выси!

О, если б летать, как летает птица!

О, если бы, словно корабль, под парусом мчаться!

Взлетать за тобою, душа, как взлетает корабль на хребты

водяные,

Впитать в себя все - все краски, все звуки, синее небо, и травы,

и капли росы на рассвете,

И запах сирени; ее сердцевидные листья темно-зеленого цвета,

Лесные фиалки, и хрупкий, бледный цветок по прозванью

"невинность",

Все вещи во всех разновидностях, не ради вещей, ради их

природы,

Спеть песню любимым кустам в один голос с птицей,

Птичьим щебетом грянуть про радость поры, когда сирень

зацветает (она в памяти снова и снова).

МУЗЫКАЛЬНОСТЬ

1

Звучность, размеренность, стройность и божественный дар

говорить слова,

Пройди года, и дружбу пройди, и наготу, и целомудрие, и роды,

Реки грудью пройди, и озера, и земли,

И горло свое разреши, и впитай в себя знания, века, племена,

преступление, волю,

И сокруши все преграды, и возвысь и очисти душу, и утвердись

в своей вере,

И лишь тогда ты, быть может, достигнешь божественной власти:

говорить слова.

И к тебе поспешат без отказа

Войска, корабли, библиотеки, картины, машины, древности,

города, отчаяние, дружба, горе, убийство, грабеж, любовь,

мечта,

Придут, когда нужно, и покорно прорвутся сквозь губы твои.

2

О, почему я дрожу, когда я слышу голоса человеческие?

Воистину, кто бы ни сказал мне настоящее слово, я всюду

пойду за ним,

Как вода за луною безмолвной струистой стопой идет вокруг

шара земного.

Все только и ждет настоящего голоса;

Где же могучая грудь? где же совершенная душа, прошедшая

через все испытания?

Ибо только такая душа несет в себе новые звуки, которые

глубже и слаще других,

Иначе этим звукам не звучать.

Иначе и губы и мозги запечатаны, храмы заперты, литавры

не бряцают,

Только такая душа может открыть и ударить,

Только такая душа может выявить наружу то, что дремлет

во всех словах.

ВЫ, ПРЕСТУПНИКИ, СУДИМЫЕ В СУДАХ

Вы, преступники, судимые в судах.

Вы, острожники в камерах тюрем, вы, убийцы, приговоренные

к смерти, в ручных кандалах, на железной цепи,

Кто же я, что я не за решеткой, почему не судят меня?

Я такой же окаянный и свирепый, что же руки мои не в оковах

и лодыжки мои не в цепях?

Вы, проститутки, по панели гуляющие или бесстыдствующие

в своих конурах,

Кто же я, что могу вас назвать бесстыднее меня самого?

Я виновен! Я сознаюсь - сам прихожу с повинной!

(Не хвалите меня, почитатели, - к черту ваши льстивые

слова!

Я вижу, чего вы не видите, я знаю, чего вы не знаете.)

Внутри, за этими ребрами, я, загрязненный, задохшийся,

За этим притворно бесстрастным лицом постоянно клокочут

сатанинские волны,

Злодейства и развраты мне по сердцу,

Я гуляю с распутными и пылко люблю их,

Я чувствую, что я один из них, я сам и проститутка

и каторжник

И с этой минуты не буду отрекаться от них, ибо как

отрекусь от себя?

ЗАКОНЫ ТВОРЕНИЯ

Законы творения

Для могучих художников и вождей, для молодой поросли

просветителей и совершенных поэтов Америки,

Для благородных ученых и будущих музыкантов.

Все да входят в единый ансамбль мироздания, в слитную

истину мироздания,

Ничто не должно нарушать законы вселенной, дабы все труды

говорили о высшем законе, законе неповиновения.

В чем, по-вашему, суть творения?

Чем, по-вашему, можно насытить душу, кроме свободы ходить

где угодно и никому не повиноваться?

Что, по-вашему, я твержу вам на сотни ладов, кроме того, что

каждый мужчина и каждая женщина не уступают Богу?

И что нет Бога божественнее, чем Вы сами.

И что именно это в конечном счете подразумевают все мифы,

древние и сегодняшние.

И что вы или каждый должны подходить к творениям в свете

этих законов.

УЛИЧНОЙ ПРОСТИТУТКЕ

Не волнуйся, не стесняйся со мною, - я Уолт Уитмен,

щедрый и могучий, как Природа.

58
{"b":"43734","o":1}