ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Акела чуть кивнул и мы перешли к Брего. Его угостили топором, целились в голову - попали в плечо. Я вспомнил тот светлый миг, когда чуть ли не силой заставил Брего положить на плечи кольчугу в три слоя. Два были пробиты. Плечо было в жутком состоянии - размозжена ключица, задет сустав. Одна надежда - на хорошего хирурга. К счастью, Брего был в глубоком обмороке. Я выпрямился, прикидывая, прибить пленных сразу, или сперва помучать.

- Что делать, командир? - это Ресвальд.

- Расставь оцепление, никого не пускать, кроме милиции и "скорой".

Ресвальд молча отдал честь и отправился исполнять приказание. Выполнял он его очень лихо - его парни быстро очистили поле битвы, выбрасывая черезчур назойливых зевак рукоятками мечей, и встали шеренгами у двух входов с клинками наголо, без особых церемоний тыкая остриями в грудь самым любопытным. Следопыты и остатки моего отряда на скорую руку перевязывали раненных, своих, в основном, но и чужих тоже. Дело с чужими осложнялось тем, что рубленную рану заткнуть пальцем обычно непросто, тем более что бинтов у нас было не так уж чтобы и много. Я мрачно наблюдал за происходящим, прикидывая, сколько получит каждый - по пятнадцать лет, или по молодости, все-таки по десять. Из раздумий меня вырвал крик одного из караульных. Милиция.

3

Ментов было человек десять, вел их здоровенный майор.

- Что такое? - рявкнул он вместо приветствия. Ребята заворчали. Такой тон был не по вкусу всем.

- Разбойное нападение, - дипломатично ответил Эрлон. - На нас напали, нам пришлось защищаться.

- На вас - это на кого?

- На нас - это на нас, - сказал я. - Что вас так интересует? Нападающие - вон, на полу валяются. Мы - перед вами, почти все.

- А! Предумышленное убийство! - У майора, видно, давно не было никаких серьезных происшествий.

- Ну да, - сказал я, стараясь придать голосу саркастические интонации. - Мы вшестером напали на двадцать громил среди бела дня, рассчитывая на свое превосходство в силах.

Из мрачной шеренги наших плеснуло коротким смешком.

- Да ты!.. Да я тебя!.. - захрипел майор.

- Меньше эмоций, пожалуйста! - проворчал Эрлон с омерзением на лице. - Разговоры, как у этих идиотов, - он кивнул на груду тел на полу.

- Вы "скорую" вызвали? - спросил я.

- Да ты кто такой, чтобы я тебе отчеты давал! - завелся майор.

- Вы - сотрудник милиции, который не выполняет свои обязанности!

Тон беседы начал опасно повышаться.

- Вы настаиваете на сказанном?

- У нас что, уже допрос?

- Раз я здесь, то можете считать себя под арестом!

- Ого! Зарываешся, майор!

- А также осужденными и расстрелянными?

- За этим дело не станет! Вы оскорбили сотрудника милиции!

- Думаете, что фуражка дает вам право на все?

- Взять его! Перед бросившим последние слова Эрлоном сомкнились плечи Следопытов и Гвардейцев. Майор потянулся к кобуре, какой-то не слишком выдержанный следопыт схватился за меч, один из патрульных потянулся к автомату, Уфтханг и Ресвальд схватились за метательные ножи, Манор вскинул арбалет. Тут я понял, что будет бойня похуже предыдущей и бросился вперед, между дерущимися группировками, вскинул пустые руки и гаркнул: "Стоять!", так, что у самого в ушах зазвенело. Я не рассчитывал на это, но все замерли. "Убрать оружие! - хрипло сказал я. - Убрать, я сказал!". Майор убрал пистолет.

- Слушай, майор, - повернулся я к нему, - ты дурак, или родился такой? Вопрос риторический. А теперь вопрос конкретный. Знаешь, что мы бы сейчас вас всех уложили рядом с этими? - я кивнул на пол.

Майор скептически ткнул пальцем в арбалет Манора.

- Этим, что ли?

- Смотри! - я вытряхнул из рукава метательный нож. - Мне нужно полсекунды, чтобы метнуть эту игрушку. С ножом в горле не до стрельбы, правда? А что касается арбалета, то эта хреновина у меня на глазах с полутора сотен метров уложила кабана. В голову. Еще вопросы будут?

Майор скептически усмехнулся. Я вздохнул.

- Манор, нам не верят!

Манору не нужно намекать по десять раз. Он моментально вскинул арбалет и нажал на спуск. Разменник номер тринадцать, и без того несчастный, с грохотом слетел со своего постамента. Уфтханг перевернул его и продемонстрировал торчащий из задней стенки наконечник стрелы.

- Так будут вопросы? - переспросил я.

- Не будет, - в голосе майора послышалось уважение. - Сейчас подойдет "скорая", а нам придется прогуляться в отделение. Оружие можете оставить.

Похоже, нас начинают уважать...

4

У следопытов было двое тяжелораненных - одного подвела кольчуга, на другом ее и вовсе не было. У гопников шестеро были уже мертвы, трое умирали, человек двадцать было ранено. Я тогда не ошибся - к ним пришло подкрепление.

В отделении состоялся следующий разговор.

- Не знаю, что и делать, - начал майор. - По показаниям - чистая самооборона. Тогда я должен вас отпустить. По осмотру - вообще черт знает что, больше тридцати убитых и раненных. Тут я должен вас посадить в полном составе. Что делать - ума не приложу.

- Было бы что... - начал было Ресвальд, но я коротко стукнул его по почкам, отбив при этом руку.

- Простите, что? - не понял майор.

- Нет-нет, ничего, - поспешил сказать я. - Так что вы делать предлагаете?

- Даже не знаю, - майор то ли сделал вид, то ли действительно задумался. - Нет, я не могу брать на себя такую ответственность. Я должен посоветоваться с начальством.

Майор принялся насиловать телефон, а мы тем временем вполголоса обсуждали сложившуюся ситуацию. Ресвальд предлагал просто встать и уйти, его поддержал кто-то из следопытов, кажется, его звали Келаст - один из старших офицеров. Мы с Эрлоном и Манором уперлись рогами, считая, что только навредим себе.

Майор бросил трубку.

- Вас хочет видеть начальник милиции города, - удрученным тоном сказал он. Видно, ускользала хорошая запись в послужном списке.

- Подъем, ребята! - скомандовал Эрлон, лениво поднимаясь. - На Игры мы, похоже, уже не попадем.

От высокого начальства мы вышли только под вечер. Результаты беседы с начальником милиции города были довольно средненькие. Мы остались на свободе, это уже хорошо. Но начальник обломил нам массу кайфа, приказав дать подписку о невыезде, в результате чего мы потеряли возможность съездить на эти чертовы ХИ-96, и слово не влезать больше в драки или, хотя бы, не убивать всех, кто попадется в драке под руку. За это же Начальник нам выдал по ксиве типа доки Ришелье: "Все, что сделал предъявитель сего..." за его личной подписью и примечанием, о необходимости обо всех инцидентах, в которых поучаствовал "предъявитель сего" сообщать лично ему и немедленно. Мы с ребятами тянули жребий, кому сообшать Мастерам благостную весть об обломе игр. Я ожидал своей скорой кончины, но короткая спичка вышла Келасту, которому я и вручил свой радиотелефон. В процессе разговора Келаст сначала покраснел, потом побледнел, потом снова покраснел, потом приобрел нежно-пурпурный оттенок, а под конец разговора посерел. Видно ему пришлось выслушать немало приятных вещей. Вдоволь налюбовавшись на его колористические упражнения, я протянул ему четвертинку коньяку. Келаст глотнул прямо из горлышка и чуть порозовел. После чего сообщил нам, что Игры накрылись, без нас никто играть не хочет, а командирам, то есть мне и Эрлону, Мастер Берен обещал вставить так, что небо с колечко покажется. Я только выругался.

2
{"b":"43747","o":1}