ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Притворись моей женой
Продвижение бизнеса в ВКонтакте. Системный подход
Большая книга японских узоров. 260 необычных схем для вязания спицами
Анатомия счастья
Полный НяпиZдинг (сборник)
Дневник по соблазнению Миллиардера, или Клон для олигарха
Академия оборотней: нестандартные. Книга 1
Диета для ума. Научный подход к питанию для здоровья и долголетия
Главные блюда зимы. Рождественские истории и рецепты

— Добрый вечер! Миссис Блейк?

— Да, — ответила она, бросив на меня пристальный взгляд. Она явно нервничала.

— Я — Шон Бёрк, мадам. Пройдемся немножко?

— Почему бы и нет?

Мы направились вдоль тихой и слабо освещенной улицы.

— Вы принесли свою половину фотографии?

Она открыла сумочку и вынула ее. Я извлек свою из бумажника и сложил две половинки вместе — со снимка смотрел улыбающийся мальчик.

— Вы удовлетворены, мадам?

— О да, — сказала она, даже не взглянув на фотографию. — Я знаю, что вас прислал Джордж.

Она говорила с едва заметным иностранным акцентом, но в остальном ее английский был в порядке.

— Что ж, миссис Блейк, перейдем сразу к делу.

Джордж попросил меня помочь ему совершить побег.

Она не удивилась.

— Да. Мне и показалось, что он намекал на это во время свидания, сказала она тихо. — Чем я могу помочь?

— Джордж просит вас одолжить ему денег. Нам понадобится 700 фунтов.

Миссис Блейк повернулась ко мне.

— Но как я могу дать вам эти деньги? — голос ее выдавал сильное волнение. — Видите ли, моя жизнь в Рэдлете проходит очень тихо и спокойно. Это местечко похоже на маленькую деревню. Там все про всех знают. Я никогда не беру со счета в банке больше нескольких фунтов на текущие расходы.

В самой мягкой форме я объяснил ей, что речь идет о судьбе ее сына и она могла бы пойти ради него на некоторый риск.

— В конце концов, мадам, — настаивал я, — мы живем в свободной стране и вы не обязаны давать объяснения, почему вы сняли деньги с банковского счета. Вы скажете полицейским, чтобы они не совали нос в чужие дела.

Миссис Блейк потупила глаза и тихо покачала головой:

— Мне пришлось пережить так много, когда Джорджа арестовали. Все эти репортеры…

Мы дошли до ипподрома и остановились на углу. Я повернулся к ней.

— Для него это вопрос жизни и смерти.

— Я должна подумать, — сказала она наконец. — Могли бы мы увидеться в пятницу?

В следующую пятницу я снова встретился с миссис Блейк.

— Давайте сегодня не будем ходить пешком, Шон, — сказала она устало. Я бы предпочла где-нибудь посидеть и выпить чашечку кофе.

Мы зашли в кафе на Финчли-роуд.

— Ну и как, миссис Блейк? — спросил я, отхлебывая кофе. — Вы что-нибудь решили?

— Я ломала над этим голозу всю неделю и пришла к выводу, что этот вопрос я не могу решить в одиночку.

Мне придется посоветоваться с дочерью.

Я резко повернулся к ней:

— Миссис Блейк, Джордж не уполномочил меня обсуждать этот вопрос с кем-либо еще. Я должен сначала связаться с ним. Это может быть опасно.

— Не думаю. Мы с ней переписываемся постоянно, едва ли кому-то придет в голову, что это необычное письмо. Кроме того, мы ведем переписку на голландском.

— Как я узнаю, что вы получили от нее ответ?

— Вам можно позвонить?

— Боюсь, что нет. Но вы можете написать мне на общежитие. Мои письма не вскрывают.

Она опять занервничала.

— Мне страшно, Шон. Если все сорвется, бедного Джорджа наверняка отправят в эту ужасную тюрьму в Дарэме, где он будет сидеть вместе с отпетыми уголовниками. Страшно даже подумать об этом.

— Но, миссис Блейк, его все равно рано или поздно переведут в тюрьму для особо опасных преступников.

Можно только удивляться, почему этого не случилось до сих пор. В конце концов, его срок на 12 лет больше, чем у любого бандита. По существу, наша операция — это бег наперегонки со временем. Дорог каждый день!

— Жду вашего письма, — сказал я, когда мы прощались. Было видно, что мои последние слова расстроили ее еще больше. Миссис Блейк медленно пошла к остановке автобуса.

Таким образом, возникло осложнение, которого ни я, ни Блейк не ожидали. Как примитивны были наши средства связи, сколь бесполезны условные сигналы, о которых мы договорились! В общежитии я сразу уединился в своей комнате и написал:

«Как тебе известно, я горю желанием приобрести этот дом как можно быстрее, не позже чем через два месяца.

К сожалению, дама, у которой я надеялся взять денег взаймы для уплаты первого взноса, не очень желает расставаться со своими средствами. Она говорит, что ее возраст не позволяет ей принять столь важные решения самостоятельно, и настаивает на том, чтобы посоветоваться с дочерью, живущей сейчас за границей. Так как ты знаком с этой престарелой дамой, замолви за меня словечко во время вашей следующей встречи. Буду тебе чрезвычайно признателен».

Ясно, что на этом письме не было ни адреса, ни подписи. Я вложил его в конверт и заклеил. На другом клочке бумаги я написал короткую записку: «Пожалуйста, передай это нашему общему другу», вложил конверт с письмом и записку в другой конверт и в свою очередь также запечатал его. На другой день я незаметно передал конверт помощнику «голубой повязки» и попросил вручить его Питеру Мартину. Такая почтовая связь между общежитием и тюремными блоками была вполне заурядным делом. Если бы письмо попало в руки надзирателя, он бы подумал, что это обычная, ничего не значащая переписка между заключенным и его приятелем на воле.

Ответ от Блейка пришел через пару дней. Он понимал чувства «старой дамы» и даже симпатизировал ей, а также вполне мог объяснить ее нервозность. «У меня нет никаких сомнений, — писал он, — что молодая леди согласится с необходимостью предоставить вам заем».

За несколько дней до Рождества пришло письмо от миссис Блейк, в котором говорилось, что ее дочь Адель будет в Лондоне в феврале и мне придется подождать ее приезда. Решение о займе примет дочь.

В январе каждый субботний вечер посвящался изучению системы транспорта и передвижения людей в окрестностях тюрьмы Уормвуд-Скрабс. К 16.30 улица Артиллери-роуд погружалась в темноту, и человека, который шел по ней, не было видно уже в нескольких метрах. Посетители Хаммерсмитской больницы начинали появляться не раньше 18.45. Если бы мы начали операцию в 6 часов вечера, то имели бы по крайней мере полчаса, чтобы Блейк мог незамеченным перелезть через стену.

В середине февраля я написал еще одно письмо миссис Блейк, вложив в него конверт с адресом и маркой.

Неделю спустя пришел ответ. Миссис Блейк приглашала меня в отель «Камберлэнд» на обед, где собиралась быть и ее дочь.

В пятницу я сдал недельную зарплату начальнику общежития, получил назад свои три фунта и поехал подземкой на встречу.

Миссис Блейк и ее дочь ожидали меня в вестибюле гостиницы. Адель была очень похожа на брата. Как и всех Блейков, ее отличала неожиданно появляющаяся ослепительная улыбка. Нас представили друг другу. На вид она была лет на 5 моложе Джорджа. Пока мы пили аперитив и болтали о пустяках, я понял, что она женщина очень активная, деловая и беседу вести будет сама.

— Следует ли мне начать рассказ с самого начала или миссис Блейк уже ввела вас в курс дела? — спросил я.

— О да, она рассказала мне. Но, конечно, есть ряд деталей, которые я хотела бы обсудить с вами.

— Может быть, хотите проверить мои полномочия?

— В этом нет нужды. Я убеждена, что вы действительно от Джорджа. Мы были у него на свидании во вторник.

Он недвусмысленно дал нам понять, что вам следует доверять.

— Позвольте полюбопытствовать, как вам это удалось в присутствии надзирателя?

— Очень легко, — улыбнулась Адель. — Мы просто говорили о нашем дяде, живущем в Нидерландах, обсуждали его намерение купить дом и все связанные с этим хлопоты. Под таким предлогом мы можем говорить о самых рискованных деталях вашего плана.

Адель заказала бифштексы и вино, а затем повернулась ко мне, улыбнулась и приготовилась слушать.

Я объяснил, как мы познакомились с ее братом, рассказал, при каких обстоятельствах он попросил меня помочь.

— Нужно только достать 700 фунтов для финансирования операции. Остальное я сделаю сам, — сказал я под конец.

Улыбка Адель как-то потускнела.

— Прежде чем я смогу принять решение по этому делу, я должна знать все детали вашего плана.

4
{"b":"43758","o":1}