ЛитМир - Электронная Библиотека

Наступило долгое молчание.

- Ну и ну, это переворачивает вверх дном все мои теории, - заявил Уайтсайд, кладя оружие на стол.

- Мы натыкаемся на новые и новые тайны. Это уже вторая странность, приключившаяся со мной сегодня.

- Вторая? - спросил Тарлинг.

Он спросил об этом совершенно отвлеченно. Розыск неожиданно приобретал другое направление.

- Да, вторая, - подтвердил инспектор.

Тарлинг заставил себя вникнуть в разговор.

- Вы помните это? - Уайтсайд открыл сейф и вынул оттуда большой конверт с телеграммой. - Да, это телеграмма, в которой Одетта Райдер приглашает Лайна прийти к ней на квартиру. Ее нашли среди бумаг убитого. Выражаясь точнее, она была найдена швейцаром Лайна, неким Коолем. Это, по-видимому, вполне честный человек, и его вряд ли можно в чем-то заподозрить. Я пригласил его сюда на утро, чтобы допросить, не знает ли он, куда Лайн мог пойти в тот вечер. Он ожидает в соседней комнате. Я велю позвать его.

Он позвонил.

Полицейский ввел в комнату хорошо одетого мужчину средних лет, по внешнему виду которого можно было сразу определить род его занятий.

- Повторите мистеру Тарлингу то, о чем рассказывали мне.

- Вы говорите о телеграмме? - спросил Кооль, - Боюсь, что допустил ошибку, но меня настолько вывели из равновесия все эти ужасные события, что я тогда потерял голову.

- Так что было с телеграммой? - заинтересовался сыщик.

- Я принес ее мистеру Уайтсайду через день после убийства, но при этом дал неверные показания. Этого никогда раньше со мной не случалось. Но говорю вам, что эти бесчисленные вопросы в полиции меня совершенно сбили с толку.

- Что вы показали неправильно?

- Видите ли, сэр, - сказал швейцар, нервно теребя в руках шляпу, - я тогда показал, что мистер Лайн получил телеграмму, но в действительности она была доставлена через четверть часа после отъезда мистера Лайна. Я, видите ли, вскрыл ее сам, когда услышал об убийстве. Но я боялся иметь неприятности за вмешательство в дела, которые меня не касаются, и рассказал в полиции, что мистер Лайн сам вскрыл телеграмму.

- Следовательно, он не успел ее получить? - спросил Тарлинг.

- Нет, сэр.

Оба сыщика изумленно переглянулись.

- Что вы думаете об этом, Уайтсайд?

- Я был бы счастлив объяснить это: ведь телеграмма была самой тяжкой уликой против Одетты Райдер. Это новое обстоятельство в значительной степени снимает с нее подозрения.

- Но, с другой стороны, у нас больше нет никаких объяснений, почему Лайн в тот вечер отправился на квартиру мисс Райдер. Вы вполне уверены, Кооль, что мистер Лайн в тот вечер не получал телеграмму?

- Вполне, сэр, - ответил швейцар, - я сам принял ее. Когда мистер Лайн уехал, я вышел на крыльцо, чтобы немного подышать свежим воздухом, и как раз стоял на лестнице, когда рассыльный ее принес. Если вы посмотрите внимательно, то увидите, что телеграмма принята в девять часов двадцать минут. В это время она поступила на наш почтамт. Он находится примерно в двух милях от нас, так что ее никак не успели бы доставить до отъезда мистера Лайна из дому. Удивительно, что вы до сих пор не обратили на это внимания.

- Тут вы правы, - улыбаясь, согласился Тарлинг. - Благодарю вас, Кооль, ваши показания совершенно достаточны.

Когда швейцар ушел, он сел напротив инспектора, засунув руки в карманы.

- Я, кажется, ничего не понимаю, - признался он. - Вот вам вкратце вся ситуация, Уайтсайд. Этот случай настолько усложнился, что я начинаю забывать о самых простых вещах. Вечером 14-го Торнтон Лайн был убит одной или несколькими до сих пор неизвестными личностями, по всей вероятности, в квартире Одетты Райдер, своего бывшего кассира. На ковре осталась большая лужа крови; пистолет и пуля также были найдены в квартире. Никто не видел, как мистер Лайн вошел в дом и как он оттуда вышел. На следующее утро тело мистера Лайна обнаружили в Гайд-Парке. Убитый был без сюртука и жилета. Вокруг его груди была обмотана дамская шелковая ночная рубашка. Рану закрывали два платочка Одетты Райдер, на груди лежал букет желтых нарциссов, а сюртук, жилет и ботинки валялись в автомобиле. Автомобиль стоял на расстоянии ста метров от места обнаружения убитого. Я правильно все изложил?

Уайтсайд кивнул.

- У вас отличная память.

- При обыске спальни, где было совершено это преступление, на белом ящике комода был найден кровавый отпечаток большого пальца. Маленький чемоданчик, наполовину упакованный, лежал на кровати. Удалось установить, что он принадлежал Одетте Райдер. Затем находят пистолет в корзинке для шитья под обрезками ткани. Он оказывается моей собственностью. Все факты свидетельствуют против девушки. Но в госпитале доказано ее алиби. Затем появляется телеграмма, якобы посланная Одеттой Лайну. Но, оказывается, убитый о ней ничего не знал.

Тарлинг поднялся.

- Пойдемте к Кресвелу. Эта история еще сведет меня с ума!

Главный инспектор выслушал все совершенно невозмутимо. Лицо его было непроницаемым.

- Дело принимает такой оборот, что это убийство может войти в историю криминалистики. Понятно, против мисс Райдер не следует больше ничего предпринимать. И это очень умно с вашей стороны, что вы ее не арестовали. Несмотря на это, она все же должна остаться под наблюдением, так как, очевидно, знает убийцу или думает, что знает. Нужно следить за ней днем и ночью - рано или поздно подозреваемый должен проявить себя.

- Пусть лучше Уайтсайд в следующий раз побеседует с ней, - обратился он к Тарлингу, - быть может, он сумеет у нее больше узнать. А впрочем, не думаю, чтобы это имело особый смысл. Заметьте, Тарлинг, что все кассовые книги фирмы Лайн переданы для ревизии известной фирме "Бешвуд и Саломон" в Сент-Мэри-Эксе. Если есть подозрения, что служащие фирмы совершали растраты и что это может иметь отношение к убийству, то результаты ревизии смогут вам пригодиться. Как долго она продлится?

- Ревизоры назначили недельный срок. Книги переданы фирме сегодня утром. Это заставляет меня, впрочем, вспомнить о нашем друге - мистере Мильбурге. Он охотно дал ревизорам все сведения.

Кресвел откинулся в кресле и посмотрел на Тарлинга.

- Следовательно, убийство было совершено при помощи вашего оружия? спросил он, чуть улыбаясь. - Мне кажется, что это весьма неприятно.

- Я тоже не знаю, что делать, - ответил Тарлинг, смеясь. - Сейчас пойду домой и немедленно расследую, как мой револьвер мог попасть туда.

- Где вы обычно его храните?

- В ящике комода вместе с сувенирами из Шанхая. Никто, кроме Линг-Чу, не имеет доступа в мою комнату, а китаец всегда остается в квартире, когда я ухожу.

- Вы говорите о вашем слуге?

- Это не вполне мой слуга, - улыбаясь, сказал Джек. - Он один из лучших китайских сыщиков и задержал немало преступников. Этот человек абсолютно надежен, и я могу при любых обстоятельствах абсолютно ему доверять.

- Следовательно, мистер Лайн убит из вашего пистолета? - снова задумчиво спросил Кресвел.

Наступила пауза.

- По-видимому, все состояние Лайна переходит в казну, - продолжал главный инспектор. - Насколько я знаю, у него не осталось ни родных, ни наследников.

- Это не так, - возразил Тарлинг.

Кресвел вопросительно посмотрел на него.

- У него есть кузен, - улыбаясь, ответил сыщик, - который, к несчастью, находится в таком близком родстве с ним, что вынужден предъявить права на миллионное наследство.

- Почему к несчастью?

- Потому что этот наследник - я.

Глава 17

Тарлинг шел вдоль залитого солнцем берега Темзы. В его мозгу, как кадры киноленты, прокручивалось все, что с ним произошло. Он несколько раз болезненно икнул. Еще не хватало, чтобы подозрение пало на него. Солнце начинало нещадно припекать.

Дома Линг-Чу чистил серебро. Не говоря ни слова, сыщик прошел в свою комнату и открыл комод. Там лежало все его облачение китайского периода. Кобура револьвера была пуста, чего и следовало ожидать.

16
{"b":"43769","o":1}