ЛитМир - Электронная Библиотека

Мужчины подняли убитую и положили на диван.

- Теперь сходите в город... или, может быть, у вас здесь есть телефон?

- Да, сэр.

- Очень хорошо.

После того как Тарлинг уведомил местную полицию он велел соединить его со Скотленд-Ярдом и вызвав Уайтсайда.

Поглядев в окно, он увидел, что небо на востоке начинает проясняться, но бледный свет делал темноту в доме еще более зловещей.

Джек стал разглядывать оружие, которым было совершено убийство. Оно напоминало обыкновенный кухонный нож. На рукоятке виднелось несколько выжженных уже полустершихся букв. С трудом он мог разобрать прописное "М", а потом рассмотреть две другие, которые походили на прописное "К" и прописное "А". "М.К.А."?

Тарлинг попытался расшифровать надпись, но в это время вернулся дворецкий.

- Молодая хозяйка чувствует себя очень плохо, сэр. Я послал за врачом.

- Вы правильно поступили. Пережитое волнение и испуг были чересчур тяжелы для бедной девушки.

Он подошел к телефону и вызвал машину скорой помощи, чтобы отвезти Одетту в одну из лондонских больниц. Затем вновь позвонил в Скотленд-Ярд и просил немедленно прислать Линг-Чу. Следы были еще совершенно свежие, и сыщик рассчитывал на "нюх" китайца.

- Никто не должен заходить в верхние комнаты, - приказал сыщик дворецкому. - Когда прибудут врач и шериф, вы впустите их через парадный вход, а если меня здесь не будет, то ни под каким видом не должны допускать, чтобы кто-нибудь воспользовался черной лестницей, ведущей к колоннаде.

Тарлинг вышел из дому через парадную дверь, собираясь обойти поместье. Он, признаться, мало надеялся обнаружить при этом что-нибудь новое. Рассвет наверняка поможет в этом, но было бы невероятным, чтобы убийца остался поблизости от места преступления.

Парк был большой и заросший. Сквозь чащу змеилось множество тропинок, ведущих к высокому забору. В одном углу находилась довольно открытая площадка, свободная от кустов и деревьев. Он поверхностно обследовал ее и осветил фонариком длинные ряды овощных грядок.

В конце парка чернел небольшой домик садовника. Сыщик направил на него луч фонаря. Что это, померещилось, или на самом деле за углом мелькнуло чье-то бледное лицо? Он посветил снова, обошел вокруг строения - никого. И все же его не покидало ощущение, что кто-то прячется рядом в густых зарослях. Он готов был поклясться, что услышал треск сухих веток и прямо направился на звук. Послышались быстрые шаги, потом наступила тишина. Тарлинг замер. Позади него кто-то тяжело взбирался на стену.

- Кто там? - громко крикнул он. - Стой, или я буду стрелять!

Вдруг сверху раздался резкий дьявольский смех. Это было так жутко, что Тарлинга охватил ужас. Луч фонаря не мог пробиться сквозь ветвистую шапку, покрывающую верх забора.

- Сейчас же слезайте, или я выстрелю!

Неизвестный вновь разразился демоническим хохотом.

- Убийца! Проклятый убийца! Ты убил Торнтона Лайна! На тебе! - закричал он сверху хриплым голосом.

Тут же сквозь ветви что-то упало. На сыщика что-то капнуло. Он с криком смахнул обжигающую жидкость. Тем временем таинственный незнакомец спрыгнул с другой стороны и пустился бежать. Джек нагнулся и при свете фонарика поднял брошенный в него предмет. Это была маленькая бутылочка, на этикетке которой стояло "Серная кислота".

Глава 28

На следующее утро Уайтсайд и Тарлинг сидели на диване, сняв сюртуки, и пили кофе. По сравнению со своим помощником, Джек выглядел усталым и осунувшимся. Зато Уайтсайд хорошо выспался. В этой комнате была убита миссис Райдер. Темно-красные пятна на ковре напоминали об этой жуткой трагедии. Коллеги молчали, каждый думал о своем. По личным причинам Тарлинг не все рассказал своему помощнику. И о встрече с таинственным незнакомцем в парке не упомянул ни слова.

Уайтсайд закурил сигару. Шипение зажженной спички вывело Джека из сонного оцепенения.

- Что вы думаете об этой истории? - спросил он.

Инспектор покачал головой.

- Будь это кража, все объяснилось бы просто, но это не так, и мне очень жаль бедную девушку.

Тарлинг вздохнул.

- Это ужасно. Доктор должен был сперва ввести ей успокоительное, иначе ее невозможно было увезти отсюда.

- Вся история весьма неприятна и запутана, - сказал полицейский инспектор.

- Она не могла дать никаких показаний. Одетта приехала к матери и оставила открытой черную дверь, предполагая возвратиться тем же путем. Но миссис Райдер выпустила ее через парадное. Очевидно, кто-то наблюдал за дочерью и ждал, пока она выйдет. Но, прождав напрасно, прокрался в дом. Наверное, это был Мильбург, - заключил Уайтсайд.

Тарлинг не ответил. Он имел свое мнение на этот счет, но решил пока не высказывать его.

- Совершенно ясно, что это был он, - продолжал инспектор. - Управляющий ночью приходил к вам - мы знаем, что он находился в Гертфорде, известно также, что подлец пытался убить вас, думая, что девушка предала его, и вы проникли в тайну. А теперь он убил ее мать, которая, по всей вероятности, знала о таинственной смерти Торнтона Лайна гораздо больше своей дочери.

Тарлинг поглядел на часы.

- Линг-Чу, пожалуй, пора бы уже быть здесь.

- Ах, так вы послали за своим китайцем? - с удивлением спросил Уайтсайд. - Я думал, что он уже вне подозрений.

- Я вызвал его несколько часов тому назад.

- Гм! Вы предполагаете, что он знает что-нибудь об этой истории?

Сыщик отрицательно покачал головой.

- Нет, я твердо верю тому, что он мне рассказал. Повторяя его историю в Скотленд-Ярде, я не ожидал, что она и вас сумеет убедить. Но я хорошо знаю Линг-Чу. Он еще никогда не лгал мне.

- Убийство - скверное дело, - ответил инспектор. - И если человек не лжет даже тогда, когда дело пахнет виселицей, то он не лжет никогда.

Внизу остановился автомобиль, и Тарлинг подошел к окну.

- Вот и Линг-Чу, - сказал он.

Через минуту китаец бесшумно вошел в комнату. Джек коротким кивком ответил на его поклон и вкратце ознакомил с происшедшим. Он говорил по-английски, так что Уайтсайд мог следить за рассказом, время от времени включаясь в него. Линг-Чу слушал, не говоря ни слова, затем отвесил короткий поклон и покинул комнату.

- Вот здесь письма, - сказал инспектор после его ухода. Две пачки писем в образцовом порядке лежали на письменном столе миссис Райдер. Тарлинг придвинул стул и сел.

- Здесь все?

- Да, рано утром я обыскивал весь дом и ничего больше не мог найти. Те, справа - все от Мильбурга. Они подписаны только инициалом "М", но на всех письмах указан его городской адрес.

- Вы уже читали их?

- Просмотрел два раза, но не нашел ничего такого, что могло бы служить уликой против управляющего. Это самые обыкновенные письма, касающиеся по большей части мелочей и вкладов, которые Мильбург делал именем своей жены, вернее говоря, именем миссис Райдер. Из них легко можно увидеть, как глубоко бедная женщина была замешана во всю эту историю, ничего не зная о преступлении мужа.

Тарлинг по порядку вынимал письма из конвертов, прочитывал их и снова клал обратно. Дойдя до половины пачки, он вдруг остановился и поднес очередное письмо к свету.

- Взгляните, Уайтсайд!

- "Прости, что письмо в пятнах, но страшно тороплюсь и перепачкался чернилами, которые нечаянно опрокинул".

- Но ведь тут же нет ничего особенного! - смеясь ответил помощник.

- По тексту, конечно, - согласился Тарлинг, - Но наш приятель оставил здесь весьма пригодный отпечаток большого пальца.

- Дайте-ка мне этот лист!

Уайтсайд взволнованно подскочил, обошел вокруг стола и поглядел через плечо Тарлинга, все еще державшего письмо в руке. Он оживился и схватил его за руку.

- Теперь он в наших руках! - воскликнул инспектор. - Ему не ускользнуть!

- Что вы хотите сказать?

- Готов присягнуть в том, что этот оттиск тождественен с кровавым следом на ящике комода мисс Райдер.

26
{"b":"43769","o":1}