ЛитМир - Электронная Библиотека

- А каково ваше мнение о другом - об угрозе Одетте?

Уайтсайд задумался.

- Это звучит правдоподобно, и мы не можем рисковать, сомневаясь. Что известно о Стее?

Тарлинг рассказал ему историю с украденным автомобилем.

- Тогда мы скоро захватим его, - с довольным видом сказал инспектор. У него нет доверенных людей, а без помощи сообщников практически невозможно скрыться из Лондона на такси.

Уайтсайд сел в автомобиль Тарлинга, и через несколько минут они прибыли в госпиталь.

- Мне очень жаль, что приходится тревожить вас в такой поздний час, сказал Тарлинг заведующей, прочитав явное неудовольствие на ее лице. - Но сегодня вечером я получил важные известия, которые вынуждают нас взять мисс Райдер под охрану.

- Вы хотите взять мисс Райдер под охрану? - удивилась дама. - Я вас не вполне понимаю, мистер Тарлинг. Я только что вышла к вам с намерением отчитать из-за девушки. Вы же знали, что она абсолютно не в состоянии выходить. Мне кажется, сегодня утром я достаточно ясно дала понять это.

- Она вовсе не должна выходить, - сказал Тарлинг. - В чем дело? Не хотите ли вы в самом деле сказать, что она пошла погулять?

- Но вы же сами полчаса тому назад посылали за ней.

- Я посылал за ней? - сыщик побледнел. - Скажите скорее, что произошло?

- С полчаса назад, может быть, немного раньше, прибыл шофер и сказал мне, что он послан из Скотленд-Ярда за мисс Райдер. Ее спешно желают допросить по поводу убийства ее матери.

Лицо Тарлинга нервно передернулось. Он уже не скрывал своего волнения.

- Разве вы не посылали за ней? - растерянно спросила заведующая.

Сыщик отрицательно покачал головой.

- Как выглядел этот шофер?

- Весьма обыкновенно: он был ниже среднего роста и производил впечатление нездорового человека.

- Вы видели, в каком направлении он уехал?

- Нет, я только очень протестовала против того, чтобы мисс Райдер вообще куда-то ехала, но когда я передала ей это известие, она настояла на том, чтобы сейчас же покинуть больницу.

Тарлинг пришел в ужас. Одетта Райдер находилась во власти душевнобольного, который ненавидел ее, который убил ее мать и твердо решил обезобразить и изуродовать ее. Ведь он в своем безумии воображал, что девушка обманула его любимого друга и благодетеля и отплатила тому черной неблагодарностью за добро и заботы о ней!

Не говоря больше ни слова, Тарлинг вместе с Уайтсайдом покинули госпиталь.

- Не знаю, есть ли надежда, - сказал он, когда они очутились на улице. - Боже мой, какая ужасная мысль! Но если мы захватим Мильбурга живьем, то он поплатится за это.

Джек указал шоферу куда ехать, и вслед за инспектором быстро сел в автомобиль.

- Сперва мы поедем ко мне домой и возьмем с собой Линг-Чу. Он может оказаться нам очень полезным. Теперь мы не имеем права опаздывать и должны сделать все, что в наших силах.

Уайтсайд почувствовал себя немного задетым.

- Я не знаю, способен ли Линг-Чу проследить путь такси, в котором уехал Сэм Стей, - сказал он, но, видя подавленное состояние товарища, добавил гораздо любезнее: - Конечно, я тоже придерживаюсь мнения, что мы должны сделать все возможное.

Подъехав к дому, где проживал Тарлинг, они взбежали по лестнице наверх. Но Линг-Чу не было. Он нарушил приказание хозяина когда-либо покидать квартиру без его разрешения. Сыщик зажег свет и сразу увидел исписанный лист рисовой бумаги. Чернила еще не успели высохнуть. На бумаге были начертаны несколько иероглифов.

"Если господин вернется раньше меня, пусть знает, что я вышел искать молодую женщину", - с удивлением прочел Тарлинг. - Он, стало быть, уже знает, что Одетта исчезла. Слава Богу! Хотелось бы только знать...

Вдруг сыщик замолчал. Ему показалось, что он услышал вздох. Уайтсайд тоже насторожился.

- Здесь кто-то стонет. Послушайте-ка еще раз! - Он склонил голову и стал ожидать. Звук повторился.

Тарлинг бросился к двери каморки Линг-Чу: она оказалась запертой. Сыщик приник к замочной скважине. Снова раздался мучительный стон. Он нажал плечом и выдавил дверь.

Детективам представилось необычайное зрелище. На постели, вытянувшись во весь рост, лежал обнаженный до пояса мужчина. Его руки и ноги были привязаны к ножкам кровати, а лицо покрыто тряпкой. Но Тарлингу прежде всего бросились в глаза четыре тонкие красные линии поперек груди. Это служило признаком, что здесь был применен метод, практикуемый китайской полицией, чтобы заставить признаться упорных преступников: легкие надрезы, сделанные острым ножом, которые лишь слегка задевали кожный покров, но зато потом...

Сыщик огляделся, ища бутылочку с жидкостью, применяющейся во время пытки, но нигде не мог ее найти. Затем сорвал тряпку с лица неизвестного.

Это был Мильбург!

Глава 33

Мистер Мильбург много пережил после того, как расстался с Сэмом Стеем, и до этой минуты. Смерть жены от руки безумного убийцы, о которой он узнал из газет, произвела на него тяжелое впечатление. Мильбург искренне переживал и предавался своему горю. Но послание в Скотленд-Ярд было продиктовано отнюдь не стремлением спасти Одетту, а желанием отомстить человеку, убившему единственную женщину, которую он любил. Не собирался он также и покончить с собой. Уже целый год у него были готовы заграничные паспорта на случай бегства. И именно с этой целью он заранее обзавелся одеждой церковника: Мильбург мог покинуть Англию в любую минуту. Билеты лежали у него в кармане, и, отправляя посыльного в Скотленд-Ярд, он был на полпути к станции Ватерлоо. Там управляющий собирался сесть в поезд, а затем пароходом отплыть в Гавр. Он хорошо знал, что полицейские дежурят на станции, но полагал, что под маской почтенного сельского пастора его не узнают, даже если приказ об аресте уже издан.

Расплачиваясь в станционном киоске за купленные в дорогу газеты и книги, Мильбург почувствовал, что кто-то положил руку ему на плечо. Испуг сковал его. Но, пересилив себя, он оглянулся и вдруг увидел перед собой желтое лицо китайца, которого когда-то уже встречал.

- Ну, мой милый, - улыбаясь, спросил управляющий, - чем могу служить?

- Идемте со мной, - сказал Линг-Чу, - и для вас будет лучше не поднимать шума.

- Вы, по-видимому, ошиблись.

- Я никогда не ошибаюсь, - спокойно ответил китаец. - Вам достаточно будет сказать полицейскому, стоящему там, напротив, что я перепутал вас с мистером Мильбургом, подозреваемым в убийстве, и тогда у меня будут большие неприятности, - иронически добавил он.

У Мильбурга задрожали губы, его лицо стало бледно-серым.

Сопровождаемый Линг-Чу, он покинул станцию Ватерлоо. Дорога на Бонд-стрит осталась страшным сном в его воспоминаниях. Он не привык ездить в автобусе, так как постоянно заботился о личном комфорте и никогда не экономил на этом. Линг-Чу, напротив, охотно ездил в автобусе и чувствовал себя отлично.

За все время пути они не обменялись ни единым словом. Мильбург приготовился к тому, чтобы отвечать Тарлингу, так как полагал, что китаец лишь послан сыщиком, чтобы привезти его к себе. Но в квартире Тарлинга не оказалось.

- Ну, мой друг, что вам угодно от меня? - спросил задержанный. - Это правда, я мистер Мильбург, но если вы утверждаете, что я якобы совершил убийство, то это - гнусная провокация.

К управляющему дернулась его обычная смелость. Сперва он ожидал, что Линг-Чу доставит его прямо в Скотленд-Ярд, и там его арестуют. Но факт, что его доставили к Тарлингу на квартиру, он объяснил тем, что его положение не настолько отчаянное, как представлялось. Китаец снова повернулся лицом к Мильбургу, схватил его за кисть руки и вывернул ее приемом джиу-джитсу. Прежде чем управляющий мог осознать, что произошло, он уже лежал ничком на полу, и Линг-Чу уперся коленом ему в спину. Он почувствовал, как что-то похожее на петлю обвивается вокруг его локтей, и ощутил пронизывающую боль, когда китаец защелкнул наручники.

- Пора вставать! - резко сказал Линг-Чу, и Мильбург почувствовал на себе невероятную силу китайца.

31
{"b":"43769","o":1}