ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Жэдивер спустился по лестнице и смешался со взбудораженными гостями. Состоялось любопытное представление, доставившее многим удовольствие, особенно потому, что они в нем не участвовали непосредственно. Он двигался среди болтающих мужчин и женщин, пока не подошел к зеленой зоне. Улучив благоприятный момент, скользнул в кустарник...

Над головой сомкнулись миниатюрные джунгли: он мог не бояться обычной слежки, пока оставался там. Медленно шел Жэдивер сквозь заросли. Перед ним замаячила широкая спина полисмена.

Как уже известно, инженер Жэдивер считался специалистом по устройству тел и лиц роботов, которые во всем должны были походить на живые существа. Он разбирался в анатомии, конечно, не так, как врач, не достаточно глубоко и квалифицированно. Сейчас следовало действовать решительно: и полицейский беззвучно упал вниз головой.

Втащив потерявшего сознание человека в заросли, он прислушался. Никто ничего не заметил. Здоровяк-полисмен, возможно, был тот самый, который стрелял в Эмили, а мог быть и другим. При нем находился спаренный автомат, важная штука, Жэдивер забрал его и заодно опустошил карманы полицейской амуниции.

Коленом он нажал на тело, почувствовал, как грудная клетка медленно, но равномерно поднималась и опускалась: затем снова нажал на нерв: несколько часов этот человек не сможет никому причинять вреда.

Жэдивер оглянулся и, убедившись, что за ним не следят, присоединился к гостям. Переходя от группы к группе, он вскоре оказался у двери. Ушел он тем же путем, каким пришел.

Оказавшись снаружи, он пошел стремительным шагом. Несмотря на поздний час, город казался переполненным гуляющими, летающими, скользящими невысоко над поверхностью планеты людьми. Грубо одетое простонародье с полярных ферм, исследователи знойных джунглей, "правительственные девицы" - беспорядочный рой, прибывший на планету, находящуюся в зените эксплуатации, - все они казались ему своего рода задним планом, на фоне которого можно было незаметно скрыться.

Но... печатная схема - все та же печатная радиосхема! Он не мог от нее отделаться, даже вот так незаметно гуляя.

Главное, он не знал, как она управляется. Если с помощью электроники, то, значит, имелся определенный радиус действия. Вероятно, можно было выйти за пределы этого радиуса, знай он только его границы.

Многое зависело и от мощности: схема, по-видимому, была вмонтирована над нервной системой. По его расчетам, учитывая предполагаемый источник энергии, радиус действия должен быть строго ограничен. Предположение, возможно, ошибочное. Что могло помешать силам правительства в закрытой зоне города или внутри планеты вести за ним наблюдение? Если так, то это, безусловно, крупное техническое достижение, и тут он бессилен. Разумеется, это не опровергало его доводов. Но сама печатная схема являлась потрясающим достижением, и он превосходно это знал.

Не будь у него так мало инструментов и времени, он мог бы ответить на некоторые волновавшие его вопросы. Но не было ни того, ни другого; можно было принимать только компромиссные ограниченные решения; все же они лучше ожидания - когда же схватят?

И Жэдивер принял решение.

Робот-клерк встретил его с отменным почтением.

- Чем могу служить?

- Рейс на Землю, - сказал Жэдивер.

Робот взглянул на график отлетов. То было чистейшее притворство: только расписание и было вмонтировано в его "мозги".

- В ближайшие две недели имеется только один орбитальный рейс.

Две недели! За этот срок Жэдивера могли схватить, осудить и обратить на путь истинный десятки раз.

- Нет ли чего-нибудь раньше?

- Есть. Прямой перелет. Отправление завтра. Но рейс только для постоянных обитателей Земли.

- Подойдет. Закажите билет.

- Рад стараться, - сказал робот. - Пожалуйста - ваш паспорт.

Жэдивер понимал, что поездка обойдется ему дороже, чем обычно. В конце концов он прибудет на Землю с очень скромными средствами, и ему придется начинать все сначала.

Жэдивер не был настолько молод, чтобы начинать все сначала. Зрелый человек, по жизненному опыту он стоял выше обычного среднего уровня и, главное, был внутренне достаточно подготовлен, чтобы работать, не испытывая особого страха перед будущим.

Но дело того стоило: ему не оставалось ничего иного, кроме бегства. Там, на Земле, в мире, переполненном людьми, не было Будущего для него. Но то была его планета и всегда ею будет: он не думал возвращаться назад на Венеру.

- К сожалению, - сказал робот, раскрывая паспорт и изучая его, - я не смогу вам заказать билет. Рейс - только для граждан Земли.

- Я там родился! - воскликнул нетерпеливо Жэдивер. - Разве вы не видите?

- Там? - возбужденно переспросил робот. - А я там был собран.

Он возвратил паспорт.

- Впрочем, не имеет значения - где вы родились. Вы пробыли здесь без перерыва три года. Автоматически вы стали гражданином Венеры два с половиной года тому назад.

Жэдивер не знал об этом правиле. Вряд ли о нем знали многие. Но звучало это достаточно логично. Земля была перенаселена, лишение гражданства было удобным путем избавления от наиболее беспокойной части населения.

- Есть еще один орбитальный рейс, - сказал чиновник, пленительно улыбаясь. - Но для него требуется виза инспектора, что займет время. Следует ли сделать распоряжения?

Нельзя было предупреждать полицию о намерении покинуть Венеру.

-Благодарю.

Он взял паспорт.

- Я обращусь к вам позже.

Ниже по улице находилось другое бюро межпланетных сообщений, и он побрел к нему. Совершенно такое же бюро, как то, что он только что оставил: те же роботы и все прочее.

- Информацию о Марсе, - потребовал он небрежно.

Клерк даже не обратился к расписанию - все-таки некоторая разница.

- Орбитальный рейс через четыре месяца. - Голос звучал чарующе. - Цена четыре пятых стоимости билета на Землю.

Оставалось только одно - ожидание.

- А что слышно о лунах Юпитера?

То был последний шанс.

- В соответствии с расположением планет, на несколько ближайших месяцев не будет прямых рейсов никуда, кроме Марса. Вы можете там сделать пересадку.

И этот путь для бегства был закрыт.

8
{"b":"43771","o":1}