ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Измученное лицо неразборчиво буркнуло что-то в сторону и снова повернулось к Маркусу.

- Прекрасно. Какой у вас вопрос?

- Я ходатайствую об изменении названия. Моя планета...

- Планета? Изменение? - повторило лицо и исчезло, а вместо него на экране возник палец. Он торопливо заскользил по вертикальной картотеке. Замер, ткнул куда-то, и из картотеки выдвинулся ящик.

- Вам надо в департамент П-ИХО. - Палец выхватил из пустоты кусок бумаги и бросил его в щель. - Позади корпуса, где вы сейчас находитесь, есть платформа. Выйдите оттуда и садитесь в любой подземный поезд с буквами П-ИХО. В департаменте П-ИХО ходатайствуйте об изменении. Маркус не удивился, но был раздосадован.

- Разве нельзя изменить здесь? Я не люблю, когда меня отфутболивают из одного места в другое.

- Мы не полномочны производить изменения. О наших функциях говорит само название: мы располагаем сведениями, нужными, чтобы направить вас в соответствующую инстанцию. Листок, что я вам дал, - это карта окрестностей нужного вам корпуса. Вы наверняка не заблудитесь.

- Не давали вы мне карты, - огрызнулся Маркус. Голос ничего не ответил, хотя на экране еще сгибался и разгибался палец. Но ведь с пальцем не поспоришь. Экран рыгнул, из щели под ним выпал бумажный листок. Лишь тогда Маркус нажал на кнопку, и палец на экране исчез.

Маркус стал изучать карту. П-ИХО (Планеты; изменения; ходатайства находился между Б-АР (браки; альтернативные разновидности) и В-ПНР (браки; признание недействительными, расторжение).

Маркус поспешно сунул карту в карман, так как Уилбур приоткрыл дверь, пытаясь разглядеть, что держит в руке отец. Нечего подростку глазеть на такое безобразие.

Карта была скверная, потому что не указывала, в какой части города находится корпус. Туда-то подземка отвезет, но обратно придется искать дорогу самому.

Вагон подземки, что примчал их к П-ИХО, был набит в основном выходцами с других планет, и потому давка показалась терпимой. Маркус не стал заговаривать с попутчиками (их интересы были ему чужды, как и их миры); но он чувствовал, что эти люди для него гораздо роднее чудаковатых, одержимых землян.

П-ИХО был выстроен в неоклассическом стиле кинотеатров, где смотрят на экран, не вылезая из автомашины; этот стиль был некогда моден по всей Вселенной. Маркус нырнул внутрь, Уилбур последовал за ним. Маркус диву давался, как это он проделал девятьсот с гаком световых лет ради вопроса, который, если его изложить, отнимет лишь несколько минут у мелкого чиновника. Но так было надо. Много лет подряд он писал заявления, но все безрезультатно.

Здесь было не так людно, как в Справочном центре. Кабинки были попросторнее, и Маркус решил, что там можно поместиться вдвоем. Уилбур должен присутствовать; ведь это историческая минута. После нескольких попыток они действительно втиснулись в кабинку.

На экране появился чиновник; вид у него был настолько же непринужденный, насколько у первого - измученный.

- Планеты; изменения; ходатайства - отчеканил чиновник. Он в совершенстве владел искусством приподымать одну бровь.

- Вот для того мы и пришли, - сказал Маркус, ощупывая пиджак. Маркус был тесно прижат к Уилбуру и не мог попасть рукой в карман.

- Переформировка материков, создание океанов, редактура климата? спросил чиновник.

- Редактировать климат нам ни к чему, - ответил Уилбур. - Он и так в порядке: дождь, град, снег, жара. Все в один и тот же день, только в разных местах. Большая планета, почти как Земля.

- Уилбур, говорить буду я, - объявил Маркус, все еще воюя с карманом.

- Ладно, папа. Но ведь нам не надо переформировывать материки. Они и без того хороши. А океанов у нас хватает.

- Уилбур, - резко произнес Маркус и наконец-то высвободил руку. В ней очутилась истрепанная карта.

- Вы хоть сами-то знаете, чего хотите? - зевая, спросил чиновник.

- Сейчас объясню, - сказал Маркус. - Пятьдесят лет назад мой отец, Матью Режихау, открыл неизвестную планету. В те времена планету запросто могли украсть, поэтому капитан Режихау не вернулся на Землю и никому не сообщил об этом открытии. Он поселился на той планете, обеспечив своим наследникам и потомкам подобающую долю нового мира.

- И чего вы теперь ожидаете, медали?

- Он мог получить медаль. Но, как практичный человек, предпочел часть планеты. С тех пор мы превратились в процветающую общину. Вот только население растет не так быстро, как хотелось бы. Потому-то я к вам и обращаюсь.

- Вы обращаетесь не по адресу, - заметил чиновник. - Вам нужно в П-ЭПО.

- Планеты; экономическая помощь отсталым? Нет, в такой помощи мы не нуждаемся. Но вот одна ничтожная ошибка нам очень мешает. Изза нее у нас не тот приток поселенцев. Видите ли, капитан Мэтью Режихау хоть и не стал возвращаться, чтобы лично доложить о своем открытии, но послал традиционную заявку - застолбил планету. Вот тут-то и вкралась ошибка. Он, естественно, назвал планету своей фамилией - Режихау. Ударение на "е". Но как, по-вашему, окрестил ее кто-то на Земле, очевидно робот?

- Понятия не имею.

- Врежу-в-Харю, - отчеканил Маркус. - Разве можно так пачкать доброе имя моего отца? Кто-то напортачил, а теперь мы маемся.

- Согласен, название некрасивое, - сдержанно улыбнулся чиновник. Но не представляю, как оно может на что-то влиять. Не в названии счастье.

- Это вам только кажется, - возразил Маркус. - Я понимаю, как робот допустил ошибку, и не виню его. Отец записал свое сообщение на перфорированную пленку. При расшифровке можно было напутать. Так или иначе, это очень плохо отражается на поселенцах. Мужчины-то приезжают и думают, что, судя по названию, на планете живется разгульно и весело; впрочем, в какой-то степени так оно и есть. Но вот женщин туда не заманишь. Им такое название не подходит.

- Значит, по существу, ваш вопрос упирается в женщин, - сказал чиновник. Его тусклые глаза, прежде равнодушные, теперь смотрели с холодным неодобрением. - Как бы там ни было, вам не сюда надо обращаться. Мы перестраиваем планеты. Названиями мы не занимаемся.

- Когда женщин не хватает, это не к добру, - продолжал Маркус. Приедет мужчина, поищет-поищет себе жену, не найдет и снова уедет. - Он смял старую карту в комок. - Да и не только в этом дело. Надо уважать имя великого человека - хотя бы из элементарной справедливости.

- За справедливостью тоже не сюда, - разъяснил чиновник. - Она не входит в компетенцию П-ИХО. Дайте сообразить, нельзя ли вас направить куда-нибудь еще. - Он потер голову, руками. Потом выпрямился, прищелкнул пальцами. - Есть. Чтобы изменить название планеты, надо обратиться в Астронавигацию: карты; ошибки, выявление оных.

- Вот как? - с сомнением протянул Маркус. Жизнь на Режихау не подготовила его к тонкостям организационной структуры правительства.

- Конечно, - подтвердил чиновник, обрадованный тем, что разрешил задачу. - Нет-нет, не благодарите меня. Я исполняю свой долг. Идите в А-КОВО.

- Где оно?

Чиновник глубокомысленно нахмурился, повернулся к огромной вертикальной картотеке, без которой, как понял Маркус, немыслимо ни одно правительственное учреждение. Он ткнул пальцем в пространство, но ни один ящик не выдвинулся.

- Похоже, не занесено в карточки, - сказал чиновник хладнокровно, без удивления. - Зайдите завтра, может быть, к тому времени появятся сведения. Сейчас конец рабочего дня.

- Обязательно ли заходить к вам еще раз? А-КОВО, может быть, совсем в другом конце города.

- Возможно, - согласился чиновник и надел пиджак. - Если не хотите зря терять время, купите карту у инфолегера. Она будет вчерашняя, но вдруг да окажется в основных чертах правильной.

Экран щелкнул, и Маркус с сыном остались лицом к лицу с пустотой. Маркус вышел из кабинета.

- А что такое инфолегер? - спросил Уилбур, следуя за ним по пятам.

- На Земле все быстро меняется, - устало ответил Маркус. Он не знал, что так трудно найти нужный винтик в механизме, приводящем в движение слишком многое. - Инфолегер разбирается в этом не лучше, чем ты, но из-под полы продаст тебе информацию, которую в государственном учреждении можно получить бесплатно.

2
{"b":"43773","o":1}