ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Этот акт возмездия (по нашим понятиям, вполне законный и справедливый) вызвал большое волнение среди белых. Они потребовали, чтобы фоксы были преданы суду. Осенью ко мне явился главный вождь фоксов, чтобы посоветоваться об этом деле. Я был уверен, что они поступили правильно, ведь, если наш Великий Отец допустил, чтобы меномони безнаказанно заманили в ловушку и убили всех вождей фоксов, то почему он должен наказывать фоксов за то же самое? Если он не имел права так поступать в первом случае, то откуда это право появилось у него сейчас? Я считаю, что он вообще не имеет права вмешиваться в разногласия между племенами. После этого разговора фоксы решили присоединиться к моему отряду, чтобы вместе идти на охоту.

К этому времени из Молдена возвратился Не-а-поуп (он отправился туда, как только стало известно, что генерал Гейнс идет нас выселять). Он рассказал, что видел английского начальника и тот уверил его, что, раз мы не продавали свою деревню и землю, американское правительство не может отнять их у нас. Мы имеем на них право и это право может быть передано кому-то другому только лишь с согласия всего племени. Поскольку мы никогда не давали согласия на продажу своих земель, они остаются в нашей безраздельной собственности и американское правительство не сможет изгнать нас оттуда. Нам нечего бояться: в случае войны англичане придут к нам на помощь.

На обратном пути Не-а-поуп завернул в селение, где жил пророк, и там впервые узнал, что мы покинули деревню. Он сообщил мне по секрету, что пророк очень хочет видеть меня, - у него есть хорошие новости. Английский отец прислал гонца с вестью, что весной он доставит нам ружья, боеприпасы, провиант и одежду. Все это будет привезено на судах в Милуоки. Племена, живущие на озерах: оттава, чиппева и поттоватоми - уже прислали пророку свои вампумы и табак. Что касается виннебагов, все они готовы выступить и только ждут его команды. Нам будет сопутствовать удача!

Мне было радостно слышать, что наш английский отец решил заступиться за нас. Нас изгнали с наших же собственных земель, не дав ничего взамен, и сейчас впервые у меня появилась надежда, что мой народ вновь обретет утраченное счастье. Для этого я готов был идти на любые жертвы. Сам я уже не молод и могу доживать остаток жизни, где угодно. Но прежде, чем сойти в могилу, я хотел бы видеть свой народ счастливым. Это было делом всей моей жизни и вот сейчас в сердце моем затеплилась надежда, что нашим невзгодам скоро придет конец.

По словам Не-а-поупа, пророк был уверен, что англичане поддержат нас, а все упомянутые племена будут воевать на нашей стороне. А если мы потерпим поражение (что маловероятно), то и это не беда. Пророк имел дружескую беседу с вождем Вас-са-кум-ми-ко из селения Селькирк и тот сказал, что с радостью примет нас на своей земле, если американцы прогонят нас с нашей. Если мы решимся вступить в войну, мы должны дать знать об этом пророку через Не-а-поупа, который отправляется туда уже завтра. Мне же следует остаться и собрать как можно больше воинов.

Ночью я вновь и вновь перебирал в памяти все, что сказал мне Не-а-поуп, и радовался столь удачному ходу событий. Я решил последовать совету пророка и известил его через Не-а-поупа, что собираю воинов по всем окрестным деревням.

О полученных новостях я сообщил Ке-о-куку и вождям племени фоксов. Но они и слышать не хотели ни о какой войне. Ке-о-кук заявил, что меня ввели в заблуждение лживые люди и что самое лучшее - это оставаться на месте и вести себя тихо. Когда он узнал, что я намерен защищать свою деревню, то, опасаясь осложнений, обратился к агенту и главному начальнику в Сент-Луисе с просьбой разрешить нашим вождям поехать в Вашингтон и полюбовно уладить все дело с Великим Отцом. Ке-о-кук также убедил торговца, собиравшегося в Вашингтон, обратиться к Великому Отцу с такой же просьбой.

Не имея никаких утешительных вестей из Сент-Луиса, я решил собрать как можно больше воинов и держать свой отряд в боевой готовности, чтобы весной попытаться вернуть нашу деревню, если Великий Отец так и не позовет нас в Вашингтон.

Вернулся торговец и рассказал, что он известил Великого Отца о всех наших неприятностях, но просьба принять нас осталась без ответа.

Я решил послушать совета моих друзей и, в случае, если нам разрешат идти в Вашингтон, подчиниться воле Великого Отца, какой бы она ни была. Ке-о-кук прилагал все усилия, чтобы избежать войны, и мне казалось, что наш народ вправе рассчитывать на справедливое решение своей судьбы. Однако надеждам этим не суждено было сбыться, что и привело нас к войне, которую при другом стечении обстоятельств легко можно было предотвратить.

Когда стало ясно, что нам не позволят идти в Вашингтон, я вернулся к своему прежнему решению и попытался переманить воинов Ке-о-кука, но потерпел неудачу.

Будучи уверен, что миролюбие Ке-о-кука и его людей в значительной степени способствовало нашему изгнанию, я не стал более тратить времени на уговоры и, собрав свой отряд, стал готовиться к походу вверх по реке Рок. Свой лагерь мы разбили на Миссисипи, где раньше был форт Мэдисон. Туда стекались воины, решившие последовать за мной. Вокруг лагеря я расставил часовых, чтобы никто не мог выйти раньше, чем все будет готово.

Наконец все собрались и мы двинулись вверх по Миссисипи: дети и женщины плыли в каноэ, нагруженных провизией и лагерным снаряжением, воины ехали верхом в полном боевом облачении. Невдалеке от устья реки Рок мы встретили пророка. Он уже успел побывать на Рок-Айленде, где военачальник, агент и торговец пытались отговорить его от участия в нашем походе. Они настаивали, чтобы он убедил нас повернуть обратно, поскольку на Рок-Айленд уже посланы войска.

Однако пророк сказал, что не желает слушать подобные разговоры, потому что ни один военачальник не посмеет тронуть нас, пока мы не находимся в состоянии войны. Мы имеем право идти, куда нам заблагорассудится. Он посоветовал мне ничего не говорить своим воинам, пока мы не раскинем лагерь. Мы продолжали двигаться вперед, пока не достигли места, где за год до этого останавливался генерал Гейнс. Там мы и разбили свой лагерь. И тогда пророк обратился к моим воинам с пламенной речью. Он призывал их ничего не бояться и смело идти вперед, не теряя надежды на успех. Американский военачальник не посмеет напасть на нас, пока мы ведем себя миролюбиво. Еще не наступило время для военных действий. Мы должны прежде подняться по реке Рок и получить подкрепление. И вот тогда мы сможем противостоять любой армии!

21
{"b":"43797","o":1}