ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Было без двадцати девять, когда Ари Бен Канаан, в форме капитана Калеба Мура, сел в военный джип, возглавлявший автоколонну из двенадцати грузовых автомашин 23-ей Транспортной роты. В каждой машине за рулем сидел пальмахник, переодетый в британскую военную форму. Они выехали с базы и минут через двадцать остановились перед зданием управления в Караолосе, находившемся за зоной.

Ари вошел в здание управления и постучал в двери начальника лагеря, с которым он предусмотрительно подружился в течение последних трех недель.

- Доброе утро, сэр! - сказал Ари.

- Доброе утро, капитан. Чем могу служить?

- Мы получили приказ из штаба, сэр.

Похоже, что новые лагеря готовы раньше срока. Мне приказано перевести туда часть детей уже сегодня.

Ари положил на стол поддельные наряды.

Начальник лагеря полистал бумаги.

- В нашем графике ничего об этом не сказано, - заметил он. - Мы рассчитывали начать переброску только дня через три.

- Таков приказ, - ответил Ари.

Начальник лагеря принялся кусать губы в задумчивости. Он посмотрел на Ари, затем еще раз на бумаги и поднял телефонную трубку.

- Алло, говорит Поттер. Капитан Мур привез приказ на переброску трехсот детей из секции No 50. Выделите им бригаду в помощь.

Начальник достал ручку и завизировал бумаги. Он подписал еще дюжину пропусков для каждого водителя.

- Только, пожалуйста, побыстрей, Мур. Через час должна прибыть другая колонна. Как бы не получилась пробка.

- Хорошо, сэр.

- Ээ... ээ... Мур. Большое спасибо, старик, за виски, которое вы послали для нашего клуба.

- Мне это доставило большое удовольствие, сэр.

Ари собрал бумаги со стола начальника лагеря. Начальник вздохнул.

- Евреи приходят и евреи уходят.

- Да, сэр, - ответил Ари. - Они приходят... и уходят.

Завтрак стоял на столике, поставленном у самого окна в комнате Марка. Он и Китти едва дотрагивались до пищи. Зато пепельница на столе была полна окурков.

- Который час? - уже в пятнадцатый раз спросила Китти.

- Около половины десятого.

- Что же будет?

- Если все у них идет по графику, то они в эту минуту погружают детей в машины. Посмотри! - сказал Марк, показывая рукой на море. Старая красавица "Афродита", переименованная в "Эксодус", как раз поворачивала медленно в сторону входа в гавань.

- Боже мой, - вскрикнула Китти, - "Эксодус"?

- Точно.

- Но ведь, господи боже мой, он вот-вот развалится на части, Марк.

- Вполне может быть.

- Но как же они думают разместить там триста детей?

Марк зажег новую сигарету. Ему хотелось походить по комнате, но он боялся выдать Китти свое беспокойство.

Девять тридцать.

Девять сорок.

"Эксодус" проплыл между маяком и "Дворцом", сквозь узкий вход между обоими рукавами мода, и вошел в гавань. Без десяти минут десять.

- Марк, пожалуйста, присядь. Надоело.

- Вот-вот должен позвонить Мандрия. Остались считанные минуты.

Десять.

Десять пять.

Десять шесть минут.

Десять семь минут.

- Что они там, черти! Я ведь заказал кофе.

Китти, позвони, пожалуйста, из своей комнаты. Пусть немедленно приносят кофе сюда.

Четверть одиннадцатого. Кофе наконец принесли. Семнадцать минут одиннадцатого. Нервное напряжение Марка начало падать. Он знал: если Мандрия не позвонит в течение ближайших десяти минут, значит, что-то произошло непредвиденное.

Двадцать минут одиннадцатого. Звонок! Марк и Китти обменялись быстрым взглядом. Марк вытер пот с ладони, сделал глубокий вдох и поднял трубку.

- Алло.

- Мистер Паркер?

- У телефона.

- Минуточку, сэр. Вас вызывают из Фамагусты.

- Алло... алло... алло.

- Паркер?

- У телефона.

- С вами говорит Мандрия.

- Слушаю.

- Они только что проехали. Марк медленно положил трубку.

- Все в порядке. Он их все-таки вывез из Караолоса. Теперь они едут по ларнакскому шоссе. Минут через пятнадцать они повернут на север. Это каких-нибудь пятьдесят миль, все по ровной местности. Только один раз им придется перевалить через горы, если, конечно, они не будут вынуждены поехать в обход. Они прибудут, вероятно, сразу после обеда... если все пойдет хорошо.

- Я чуть не молю бога, чтобы пошло нехорошо.

- Ладно, давай пойдем. Теперь уже нечего сидеть и ждать.

Он взял бинокль, направился с Китти вниз к телеграфу и попросил бланк.

Кеннету Брэдбери директору Американского Синдиката Новостей Лондон.

Подвернулось дело тчк прошу продлить отпуск две недели тчк подтвердите получение тчк Марк

- Отправьте это, пожалуйста, срочно. Когда дойдет? Телеграфист прочитал текст.

- Будет в Лондоне через пару часов.

Они вышли из "Дворца" и направились к пристани.

- Чего это ты? - спросила Китти.

- Это был условный знак, что мой репортаж может быть отдан в печать.

Они постояли несколько минут на набережной и смотрели, как ветхое судно причаливает к пристани. Марк увел Китти. Они пересекли порт и взобрались на башню Дворца Девы. Отсюда перед ними открывался вид на порт, а также на шоссе, тянувшееся вдоль моря. По нему должна была проехать колонна.

В четверть двенадцатого Марк направил бинокль на шоссе. Он медленно оглядывал шоссе, вьющееся вдоль берега, исчезая за холмами и вновь появляясь. До перевала было слишком далеко, чтобы увидеть что-нибудь. Вдруг он весь сжался! Он заметил маленькое облако пыли и колонну автомашин, которые с этого расстояния казались не больше муравьев. Он толкнул Китти в бок и протянул ей бинокль. Она направила его на машины, ползшие по извилистому шоссе в сторону Кирении.

- Пути всего на полчаса.

Они сошли вниз, вновь пересекли порт и остановились на самом конце набережной, всего в пяти минутах ходу от Дворца. Когда колонна проехала госпиталь на окраине города, Марк взял Китти под руку и повел ее назад в гостиницу.

Он вошел в телефонную кабину и срочно вызвал британскую контрразведку в Фамагусте.

- Мне нужно поговорить с майором Алистэром, - сказал Марк, положив носовой платок на микрофон и стараясь говорить с английским акцентом.

- Назовите, пожалуйста, свою фамилию и объясните, по какому делу вы хотите поговорить с майором Алистэром.

- Послушайте, старик, - ответил Марк. - Триста евреев только что совершили побег из лагеря. Бросьте вы эти дурацкие вопросы и соедините меня с Алистэром.

Его немедленно соединили.

- Алистэр слушает, - послышался в трубке сдержанный голос майора.

- С вами говорит доброжелатель, - сказал Марк. - Я хочу вам доложить, что несколько сот евреев совершили побег из Караолоса и в эту самую минуту направляются на борт корабля в Кирении.

Он тут же положил трубку. Алистэр нажал несколько раз на рычаг.

- Алло... алло... кто говорит? Алло... кто говорит, спрашиваю?... Алло...

Он тоже положил трубку и тут же позвонил куда-то сам.

- Говорит Алистэр. Мне только что доложили о побеге евреев. Они якобы направляются на борт корабля в Кирении. Сейчас же объявите тревогу. Пусть проверит военный комендант Кирении немедленно. Если это правда, нужно немедленно вызвать туда несколько военных кораблей.

Алистэр положил трубку и побежал вниз в кабинет Сатерлэнда.

Автоколонна остановилась у самой пристани. Ари Бен Канаан вылез из своего джипа, и шофер тут же угнал его. Один за другим грузовики подъезжали к "Эксодусу". Ребята работали как часы, благодаря тренировке Зеева. Они спокойно и быстро перебрались с их машин на борт корабля. На борту Иоав, Давид и Ханк Шлосберг, капитан судна, указывали каждому место в трюме или на палубу. Всю операцию провели спокойно и молча.

Несколько прохожих остановились на набережной и с любопытством смотрели на происходящее. Несколько британских солдат пожали плечами и почесали затылки. Как только машину разгружали, ее тут же угоняли в горы, а там, в окрестностях святого Илария, бросали.

51
{"b":"43802","o":1}