ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Соседи
Вспомни меня
Дыхание снега и пепла. Книга 2. Голос будущего
Джонни в большом мире
Месть
В горе и радости
Я беременна, что делать?
В самое сердце
Черное озеро 2
A
A

- Она не преминула вспомнить, - рассказывал Василий, - как прежде отдавали богатеям половину урожая за взятый в долг плуг, за лошадь, за зерно, а нынче бедняки и середняки в их деревне объединились в артель и постепенно налаживают жизнь, вызволяются от кулацкой зависимости, заменяют сохи стальными плугами. А напоследок она сказала: "Дай бог здоровья Ленину тому, кто все это сделал для бедного человека", - низко поклонилась и неторопливо сошла с трибуны.

- Вот так женщина! - не вытерпела Агата. - А что, если и нам так сделать, как в их селе?

- Помолчи ты, не мешай, - словно заступаясь за Василия, сказала Халимониха.

- А что ты на выставке увидел? - спросил Семен.

Василий рассказал, как они целый день ходили по Выставке, удивлялись могучим племенным совхозным быкам, любовались трактором на высоких с шипами колесах с шеренгой прицепленных к нему новеньких плугов. Скоро по ленинскому плану построит наша страна могучие заводы, и крестьяне, объединившись в коллективы, будут на этих стальных конях пахать широкие поля.

- И когда оно все это будет? Да и будет ли? - раздался голос Халимонихи.

Вокруг шумно заговорили. Перекрывая голос, Василий сказал:

- Будет, тетя Минадора, обязательно будет!

От радости Василинка захлопала в ладоши.

Когда стало тише, Василий рассказал о самом, пожалуй, интересном: делегацию белорусов пригласил к себе Всесоюзный староста Михаил Иванович Калинин.

Прежде всего спросил, как мы восстанавливаем то, что разрушили белополяки. А потом растолковал, что пути к улучшению крестьянской жизни лежат в крепкой кооперации, использовании агрономической науки. Советовал заменить трехполье многопольем, улучшить сенокосы. Обещал, что вскоре наша республика получит в кредит сельскохозяйственные машины.

- А как быть с теми, у кого земли много десятин? - вновь полюбопытствовал Семен.

Василий полистал свою тетрадь:

- Погодите, здесь у меня записано, вот. "У кулаков землю надо отбирать и передавать бедноте. Бедняцкие и середняцкие хозяйства должны объединяться и искать помощи в кооперативах, товариществах, а не у кулака-живоглота. Это ленинские слова", - сказал Михаил Иванович.

Лаврен, все время молча простоявший у дверей, выплюнул изо рта цигарку и растер ее по полу сапогом.

- Хватит, мать, болтовню слушать! Мало ли чего Василий нагородит. Пошли домой.

И он подался к выходу. Евсей потопал за ним следом. Но старуха не послушалась сына и протиснулась поближе к Василию.

- А вот ты растолкуй народу, - и она приложила ладонь к уху, - отчего это рабочие в городе работают по восемь часов, а мы гнем спины от темна до темна?

- Шла и о том речь, - спокойно ответил Василий. - Михаил Иванович вспомнил, как тяжело во время войны и разрухи жилось рабочим. Крестьяне такого голода не испытали. Однажды у него спросили: "Кто для республики более важен - рабочий или крестьянин?" Вот что ответил Калинин: "Какая человеку нога более необходима - правая или левая? Если деревня нужна городу, то и город с его промышленностью также необходим деревне. Рабочий класс и класс крестьянский - равноценны, на них держится страна". Вы не думайте, - заметил Василий, - будто Михаил Иванович не знает, что живем мы пока бедно. Он сказал, что задача Советской власти - жизнь улучшить. Это в наших силах - в тесном союзе рабочих и крестьян добиться, чтобы всем трудящимся жилось светло и радостно. Что прежде всего надо ликвидировать безработицу, поднять промышленность и сельское хозяйство. И учиться, учиться.

Василинка радовалась, слушая отчима. Вот он какой!

Еще долго говорил Василий - и про Выставку, и про беседу с товарищем Калининым, и о том, как он их на своем автомобиле возил в Кремль.

- А Ленина не удалось увидеть, - вздохнул Василий. - Болеет, и врачи не разрешают его беспокоить.

На темном небе высыпали звезды, когда крестьяне расходились из дома Василия. Завтра люди встретят новый день, и он будет такой же, как всегда, и чем-то непохожий на другие. Непохожий потому, что они решили помочь друг другу посеять озимые.

По очереди сушили снопы в овине у дяди Николая, старательно молотили рожь, не оставили незасеянным ни одного клина. Это была пусть себе и небольшая, но победа над старым укладом деревенской жизни.

ЗА ЛЕТОМ ОСЕНЬ СПЕШИЛА

За лето Василинка вытянулась, маленькая нескладная девчонка превратилась в девушку. Это и радовало, и тревожило. Поскорее бы уже кончалась служба у тети Параски! А пока вместе с Макаром и Тимошкой подымалась она ни свет ни заря и, преодолевая огромное желание спать, шла на ток. Скоро научилась молотить в три цепа, не сбиваясь с ритма. Смолотить высушенное в овине зерно управлялись до рассвета. Парни оставались на току складывать солому и веять зерно, а Василинка бежала выгонять коров на пастбище.

Однажды утром она увидела за окном ослепительно белое пушистое одеяло. Стада больше на пастбище не выгоняли.

Но работы хватало. Несколько дней подряд мяли лен, а потом трепали и чесали. Длинные пучки льна пойдут на полотно, из него сошьют рубашки, кафтаны. Из посконной кудели выткут полотно для порток да полотенец.

Наконец на покрова окончился срок службы. Мама пришла забирать домой Василинку. Параска велела Макару снять с чердака пару колбас и кусок сала. Потом добавила еще буханку хлеба. Долго рылась в сундуке, наконец достала связанные шнурками ботинки.

- Это от меня в подарок! Возьми, Василинка!

Голенища ботинок на красной алой подкладке кое-где прихватила плесень. Длинные, острые носы их ссохлись и задрались кверху, низкие каблуки стоптались. Но это были ботинки, пускай великоватые, поношенные и неуклюжие - первая обувка за все годы службы по людям.

Она быстро идет по заснеженной улице. Ботинки, связанные шнурками, переброшены через плечо. Нигде ни души, молчаливо стоят низенькие приземистые хаты. Вдруг в конце улицы показывается чья-то фигура. Это Аркадий, - высокий, стройный, в коричневом коротком кожушке. Сейчас увидит ее - в стареньком, подбитом ветром Тонином пальтишке и в лаптях. Василинка торопливо снимает ботинки с плеча и несет их в руках. Не доходя до Василинки нескольких шагов, Аркадий кивнул ей и свернул к Левонишкиной хате. "Неужто к Нине?" - мелькнула мысль.

У Василинки сразу пропадает хорошее настроение.

Заметив, что Василинка погрустнела, мама попыталась ее утешить.

- Смотри, доченька, - показала она небольшой клок расчесанной шерсти, за шитье фунт шерсти заработала. Я тоненько спряду, нитки покрасим в красный цвет и соткем красивое покрывало.

Василинка глянула на кровать, прикрытую посконной дерюжкой, на подарок - длинноносые ботинки - и ничего не ответила.

- Надо же приготовить Тоне в приданое хоть две подушки, - продолжала мама. - Хорошо, что отец, - она так звала при детях отчима, - нанялся в соседней деревне Акиму хату поставить. Пообещал, что без хлеба не останемся. А вот с одеждой и обувью беда.

Ей очень хотелось, чтобы дети звали Василия отцом. Ни Тоня, ни Василинка, ни Митька не могут отчима назвать папой. Что-то мешает им вымолвить это короткое слово.

Василий молчит, точно не замечает. Правда, дети никогда не отказывались, исполняли каждое требование или просьбу отчима. Порой им очень нелегко было обходиться без слова "папа". За глаза или при маме говорили: "Он ушел", "Он скоро придет". Очень обрадовалась мать, услыхав однажды, как Василинка, держа Михаську на руках, говорила:

- Глянь в окошко, глянь, вон твой папа идет.

Но слово "папа" было произнесено для Михаськи. Для нее самой Василий оставался отчимом.

Девчата приглашали Василинку пойти с ними на посиделки. Но разве признаешься, что нечего одеть. Стыдно и обидно! Отчим говорил, что человек кузнец своего счастья. Вот кабы сегодня хоть маленькое счастьице - платье из ситца да крепкие башмаки...

Петр с Ананием звали Василинку в местечко на спектакль. Комсомольцы ставили пьесу. Но ведь надо пять копеек на билет. На чужие рассчитывать не приходится.

17
{"b":"43812","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Диетлэнд
Слушай свое тело. Мужская версия
Каникулы в Санкт-Петербурге
Бешеный прапорщик: Вперед на запад
В – значит виктория
Каждому своё 3
Сочувствующий
Автобус с черными шторками, или Автобус по маршруту «Смерть»
Вся правда о гормонах и не только