ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Широкое внедрение механизации, конвейеризации, перевод выпуска вооружения на поток дали ощутимые результаты.

В числе первых в стране внедрил поточную систему производства один из старейших наших кадровых заводов, возглавляемый М. А. Ивановым. С первых дней войны производство на нем резко возросло. Только за вторую половину 1941 года здесь было внедрено более полутысячи организационно-технических мероприятий, реализованы сотни рационализаторских предложений. Особое внимание, конечно, уделялось основному производству, наиболее трудоемким и ответственным деталям - стволу и ствольной коробке.

В частности, под руководством инженера И. А. Самойлова была успешно завершена начатая еще до войны работа по созданию и освоению технологии выдавливания нарезов ствола пуансонами - методом дорнирования. Суть этого метода - в обработке ствола с помощью приспособления, которое на заводе называли шпалером. Оно позволяло использовать в полуавтоматическом режиме сразу весь комплект резцов, применяемых для строгания нарезов. Время, затрачиваемое на обработку одного ствола, сократилось с прежних 52 до одной минуты. Более чем пятидесятикратное повышение производительности труда!

Группа технологов под руководством С. И. Чечурина разработала технологический процесс получения заготовки одной из корпусных деталей авиационной пушки методом горячей штамповки. В результате были исключены 30 операций, а трудоемкость изготовления детали снизилась в три с лишним раза.

Огромный вклад в совершенствование производства вносили рабочие рационализаторы и изобретатели. Слесарь-инструментальщик М. А. Калабин самостоятельно разработал машинный способ шлифовки одной важной детали, в результате этого производительность труда возросла в 30 раз. Слесарь И. Кондаков придумал быстродействующие зажимы оригинальной конструкции и другие приспособления, внедрение которых только в одном цехе позволило высвободить 40 станков и 100 рабочих.

Работай не числом, а умением - этот девиз мы стремились внедрять в сознание и руководителей всех рангов, и рабочих. Как-то в конце 1941 года на заводе производство стал тормозить кузнечный цех. Я в это время был на предприятии с бригадой специалистов и руководителей. Создание таких бригад при выездах на предприятия стало в наркомате в период войны правилом. В состав бригад обычно включались высококвалифицированные, опытные люди - заместители наркома, начальник технического отдела наркомата Э. А. Сатель, другие ведущие специалисты. Это позволяло в наиболее короткие сроки вырабатывать оптимальные решения по любым производственным проблемам. Жили мы прямо на заводе. Мой "кабинет", например, находился тогда в мало-мальски приспособленной для работы и жилья бытовке, рядом с помещениями, где располагались начальник цеха, технолог, начальник производства. Словом, весь местный штаб был, как говорится, всегда под рукой.

Оперативные совещания я проводил ежедневно, примерно в четыре часа утра. Это было самое удобное время: оно обеспечивало ритмичность производства и позволяло без ущерба для текущих дел привлекать на них руководителей начальников цехов, смен, участков, бригадиров, мастеров. На одном из первых таких совещаний и было рассмотрено положение дел в кузнечном производстве. Докладывал начальник цеха И. Ф. Белобородов, способный организатор и руководитель. В послевоенное время Иван Федорович стал директором завода, затем генеральным директором крупнейшего производственного объединения, дважды Героем Социалистического Труда. А тогда, в сорок первом, это был еще совсем молодой человек. Докладывая, он страшно волновался.

- Кузница оборудована слабо, товарищ нарком. Aгрегаты у нас маломощные. Обеспечить основные оружейные цеха заготовками в количестве, которое им сейчас необходимо, мы не можем, как ни бьемся.

- А что предпринимается, чтобы выправить дело?

- Постоянно ремонтируем, обновляем узлы и детали.

- Ну и какой эффект?

- Да небольшой, товарищ парком! Опять ломается, выходит из строя. А главное - одноручьевая штамповка нас заела совсем.

- Так что же вы латаете кузницу, будто это Тришкин кафтан?

- А что же делать?

- Надо новую кузницу!

- Так где ж ее взять, товарищ нарком?

- А сами неужто не можете сделать? Ведь у вас прекрасные головы и руки. Проектируйте новое оборудование, металлургам дадим задание изготовить. Договорились? Так и решим.

К делу подключились конструкторы, технологи, другие специалисты. Через несколько месяцев новое кузнечное оборудование было не только спроектировано, но и изготовлено на металлургическом заводе, а кузнечный цех перешел на многоручьевую штамповку, что способствовало успешному переводу производства оружия на поток.

Конечно, не все шло гладко, узкие места то и дело обнаруживались на тех или иных участках. Казалось бы, все основные цеха вышли на заданный уровень, но вдруг на сборке начались сбои. Причина - недопоставка винтовочных лож. Узнав об этом, тотчас вместе с В. П. Новиковым и директором завода М. А. Ивановым отправились в ложевой цех.

Встретил нас один из руководителей цеха Н. И. Палладин. Лицо его было бледным, почти прозрачным, глаза воспалены. Я знал, что Палладин совсем недавно приехал сюда вместе со своим механическим заводом, оборудованием и частью работников и в считанные дни наладил производство, но вот нужное заводу количество продукции обеспечить не может.

- В чем видите причину невыполнения заданий?

- В непроизводительной технологии, товарищ парком.

- А вы подумали, за счет чего можно увеличить производство?

- Конечно, думали и думаем постоянно. Сутками из цеха не уходим.

- И каков результат? Палладин только руками развел.

- Значит, думаете плохо. По-вашему, положение безвыходное? Нет, товарищ Палладин! Таких положений я не признаю. Да их и не бывает! Давайте-ка взглянем на ваше производство.

Мы пошли по цеху, поговорили с рабочими, прикинули возможности более рационального использования производственной площади и станков. Часа через два вновь зашли в помещение начальника цеха.

- Так что же делать будем? - обратился я к Палладину. - Говорите, все испробовали, а увеличить производство не можете? Да... Нужен поток! В нем единственный выход. И поток организовать можно! Конечно, нужно станки приспособить. Но это вы наверняка сделаете. У вас народ просто золотой, душой за дело болеет. Многие рабочие уже сейчас подсказывают, как можно модернизировать станки. Так что беритесь-ка за дело по-настоящему.

Пришлось подключить к проектированию линии товарищей из "мозгового центра", заводских конструкторов и технологов, цеховых рационализаторов и изобретателей. Но зато через месяц, когда ложевое производство на заводе стало поточным, выход продукции резко увеличился, высвободилось значительное количество людей.

Несколько месяцев спустя, уже весной, я вновь приехал на завод и решил наведаться в ложевой цех. Добираться пришлось двором, по грязи, доходившей почти до верха голенищ сапог. У застрявших неподалеку от цеха машин маялись рабочие.

В цехе навстречу мне поспешил Палладин и начал было докладывать о состоянии дел.

- Вы что же это, "баклушечный король", мер не принимаете, чтобы по-людски доставку сырья организовать? - прервал я его доклад. В ту пору не только на заводе, но и в городе Палладина называли "баклушечным королем", так как обрезки от брусков, идущих на изготовление лож, именовались баклушками и широко использовались как топливо.

- Да что только ни делаем для борьбы с грязью! Но ведь это же стихия!

- Она потому стихия, что вы ею не управляете. Давайте прикинем, как ее обуздать. Ясно, что щепками да обрезками, которые вы под колеса грузовиков кидаете, делу не поможешь. Меры нужны капитальные, согласны?

- Согласен, товарищ нарком, только на капитальные меры у нас ни сил, ни средств нет.

- Вы больше сил и средств на ежедневное вытаскивание и подталкивание машин гробите! А надо вымостить двор. Весь. Чтобы не утопал в грязи. Конечно, асфальта вы не найдете. А если торцовку использовать?

51
{"b":"43891","o":1}