ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Зеленый глаз совы
#instaстиль. Как собирать миллионы лайков в Instagram
Будь тем, кому всегда говорят ДА. Черная книга убеждения
Знак четырех
Robbie Williams: Откровение
Гости из космоса. Факты. Доказательства. Расследования
Пилигримы спирали
Прокачайся! Как применять спортивную психологию в работе и менеджменте
Тайные связи в природе
A
A

В начале июня И. В. Сталин информировал об этом У. Черчилля. "Общее наступление советских войск, - писал он, - будет развертываться этапами путем последовательного ввода армий в наступательные операции. В конце июня и в течение июля наступательные операции превратятся в общее наступление советских войск"{29}.

Письмо И. В. Сталина служило новым подтверждением верности СССР своим союзническим обязательствам. Советские войска развертывали наступление в соответствии с заявлением Сталина на Тегеранской конференции в конце 1943 года. Как известно, на этой конференции советской делегации пришлось упорно добиваться от Англии и США твердых обязательств относительно открытия второго фронта. В "Военных решениях Тегеранской конференции" было записано, что американо-английские войска в течение мая 1944 года высадятся во Франции, а наступление советских войск предотвратит переброску германских сил с Восточного на Западный фронт.

Успехи Красной Армии заставили правящие круги Англии и США отказаться от тактики проволочек и затягивания открытия второго фронта в Европе. 6 июня 1944 года он был наконец создан: американо-английские войска высадились на севере Франции. Это, конечно, сыграло определенную роль в ходе войны, но к серьезной перегруппировке вооруженных сил фашистской Германии не привело. По-прежнему советско-германский фронт оставался решающим. Здесь гитлеровское командование постоянно держало свыше двух третей всех своих сил и средств в надежде на выигрыш времени и раскол антигитлеровской коалиции.

Советские войска своими активными наступательными действиями похоронили эти надежды. 23 июня на огромной территории от Западной Двины до Припяти и от Днепра до Вислы началась Белорусская операция. В операции участвовали четыре фронта, усиленные за счет резерва Ставки четырьмя общевойсковыми и двумя танковыми армиями, танковыми и механизированными корпусами, стрелковыми, кавалерийскими и авиационными дивизиями. Возможности советской военной экономики к этому времени были настолько велики, что она полностью обеспечила все потребности действующей армии в боевой технике и оружии.

Для сопоставления скажу, что в войсках, участвовавших в Белорусской операции, имелось в три раза больше артиллерии, чем в битве на Волге. Всего же наша группировка насчитывала 2,4 миллиона человек, 36,4 тысячи орудий, 5,2 тысячи танков и самоходных орудий, 5,3 тысячи самолетов. Ежедневно эта группировка получала 90-100 эшелонов с боеприпасами, горючим, продовольствием, другими материальными средствами.

Все это создавало надежные предпосылки для успешного проведения операции. И успех пришел. В течение первых шести дней наступления наши войска разгромили 26 дивизий противника, а в начале июля замкнули кольцо окружения вокруг вражеской группировки, находившейся восточнее Минска.

Несколько дней спустя москвичи стали свидетелями необычного "парада": около 60 тысяч фашистских солдат и офицеров, захваченных в плен в Минском котле, понуро брели по Садовому кольцу советской столицы. Для этих фашистских вояк война уже закончилась, закончилась позорно...

Под ударами советских войск гитлеровская армия деморализовывалась все больше и больше. И хотя инерция однажды заведенной и пущенной в ход огромной военной машины агрессора не давала ей остановиться, хотя страх перед расплатой за чудовищные преступления заставлял гитлеровцев сопротивляться упорно и ожесточенно, это было сопротивление обреченных. И фашистское государство, и фашистская армия, и фашистская идеология неуклонно и неотвратимо приближались к своему краху...

17 августа, взламывая оборону противника, наши передовые части вступили на территорию фашистской Германии. Война пришла туда, где стараниями международного империализма она была зачата, откуда обрушилась на народы мира неисчислимыми бедствиями.

Героическими усилиями Красной Армии, партизан и подпольщиков, тружеников тыла немецко-фашистские захватчики были изгнаны с советской земли.

Подвиг

Миновало три года Великой Отечественной войны. Советский народ продолжал нести на своих плечах основную тяжесть борьбы с фашизмом, напрягал все силы, чтобы ускорить окончательный разгром врага, приблизить тот час, который должен был стать часом закономерного и полного краха фашизма, часом Великой Победы Страны Советов, а для порабощенных народов Европы - долгожданным часом полного освобождения.

Со вступлением советских войск на территорию оккупированных гитлеровцами стран Европы непосредственно началась их историческая, спасительная для судеб многих народов, а в конечном счете и всего мира освободительная миссия. Эта миссия вытекала из самой природы социализма, из политики Советского государства, с первого дня существования провозгласившего своей целью справедливый, демократический мир и равноправное сотрудничество между народами. Она была проникнута идеями свободы, социальной справедливости и гуманизма, и потому народы Европы видели в Красной Армии свою освободительницу от фашистского рабства, от человеконенавистнической идеологии и морали.

Она была очень нелегкой, эта миссия. Советским воинам предстояло пройти с боями сквозь огонь и смерть не одну сотню километров. Они продолжали сражаться с врагом с таким же беззаветным героизмом и мужеством, как под Москвой и Ленинградом, на Волге и под Курском, на Украине и в Белоруссии. Сражаться за свободу народов Польши, Чехословакии, Болгарии, Румынии, Венгрии, Югославии...

Патриотический подвиг советских людей в Великой Отечественной войне был с самого ее начала по сути своей глубоко интернациональным. Ценою жизни миллионов своих сынов и дочерей, ценой неслыханных жертв и лишений советский народ избавлял не только себя, но и весь мир от нависшей над ним угрозы фашистского порабощения. Многое делали советские люди - несмотря на то, что война требовала предельного напряжения всех сил и мобилизации всех ресурсов и для непосредственной поддержки борьбы народов других стран против фашизма, в частности для оснащения национальных воинских формирований необходимыми вооружением и техникой.

Еще в 1943 году Государственный Комитет Обороны создал специальный аппарат Уполномоченного Ставки Верховного Главнокомандования по иностранным формированиям на территории СССР. Перед ним стояла задача оказывать помощь в создании и обучении иностранных воинских формирований и поддерживать с ними постоянную связь. Весной 1944 года против немецко-фашистских захватчиков плечом к плечу с соединениями и частями Красной Армии сражались 1-й Чехословацкий армейский корпус, 1-я польская армия, 1-я румынская добровольческая пехотная дивизия имени Тудора Владимиреску. Шло формирование еще одной румынской дивизии из патриотов-политэмигрантов и добровольцев-военнопленных, отдельной танковой бригады и двух авиационных полков для Национально-освободительной армии Югославии и других иностранных соединений и частей. Общая их численность к концу войны достигла более полумиллиона человек. Все эти формирования впоследствии сыграли большую роль в становлении и развитии вооруженных сил своих государств.

А тогда, в разгар жестокой битвы с немецко-фашистскими захватчиками, созданным на территории нашей страны иностранным соединениям и частям предоставлялись лучшее по тому времени вооружение, добротное обмундирование и такое же, как в советских войсках, питание. Когда Красная Армия освободила страны Юго-Восточной и Центральной Европы, правительства этих стран обратились к СССР с просьбой о помощи в создании национально-освободительных армий. Им было безвозмездно передано в общей сложности около 5,5 тысячи орудий разных калибров, более 176 тысяч автоматов, свыше полумиллиона винтовок и карабинов, много другого стрелково-артиллерийского вооружения, танков и самолетов. Кроме того, СССР выделял значительные средства, в том числе вооружение, для антифашистского движения Сопротивления, народно-освободительной борьбы в оккупированных гитлеровцами странах.

Конечно, все это требовало от советских людей дополнительных усилий. Но они трудились во имя помощи братьям по классу, товарищам по борьбе с глубоким пониманием необходимости такой помощи. И это было убедительным проявлением интернационализма в действии, означало, что за небольшой, в сущности, послеоктябрьский период интернационалистские принципы вошли в плоть и кровь советского народа.

73
{"b":"43891","o":1}