ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И она промолвит: "Вы пришли как раз!

Так давно- давно я ожидаю Вас!"

Стал я очень взрослым, сам ношу усы. Затерялись в детстве старинные часы, И давно на кладбище мой сосед- чудак, Но забыть кораблик не могу никак.

По зеленым водам (счет теряю дням)

Носят пароходы взрослого меня.

Настоящий ветер мне навстречу бьет,

Настоящий боцман спуску не дает.

1968 г.

ст.Д.Лукича

О том, как исчезли паруса

Л.*

Помнишь, как раньше в далекие дали Под парусами суда уплывали? В море любое, в любой океан Вел свой корабль смельчак- капитан.

Все капитаны сильно дымили, Все капитаны трубки курили. Стали завидовать им корабли, Толстые трубы себе завели.

Но паруса почернели от дыма, Дымная копоть для них нестерпима. И, почернев, потихоньку убрались. Нет парусов, только трубы остались.

1968 г.

Трону коня

Л.С.

Трону коня, улыбнусь: прощай! Только останется пусть "прощай". Имя забыто давно. Прощай! Только меня одного прощай.

Будет крылатое утро,

Напьется мой конь из ручья,

Солнечный ветер догонит

И рядом со мной полетит.

Как струна, запоет моя Память...

Но ослабнет струна,

Ведь ослабнет струна,

Сколько стыла земля,

А тропа проросла...

... Трону коня, улыбнусь: прощай!

1968 г.

ст. И.Бурсова

Дульцинея

Безголосого счастья ценнее Скрип седла на кошлатом коне. Дульцинея моя, Дульцинея, Вспоминай иногда обо мне!

Конь, споткнувшись, упал на равнине,

Ночь прорезал совиный крик.

Вспышкой молнии, синей- синей,

Ослепило глаза на миг.

Осторожный всегда уцелеет, Если даже полмира в огне. Дульцинея моя, Дульцинея, Вспоминай иногда обо мне!

Там, где травы согнулись под теменью,

Неудобно лежать за бугром,

Зацепившись в заржавленном стремени

Остроносым, как клюв, сапогом.

Если губы горчат, цепенея, Что доверить земной тишине? Дульцинея моя, Дульцинея, Вспоминай иногда обо мне!

1969 г.

* * *

- Что ты видишь из окна? - Крыши, крыши. - Что ты слышишь из окна? - Ветер слышу. - Что ты хочешь из окна? - Много света. - Что ты шепчешь у окна? - Я шепчу: лето.

Пролетает в ноябре Осень, осень. Вышьет холод на стекле Восемь сосен. Перекинется мой свет С лета в зиму На снегу погаснет след: Я пройду мимо.

Я опять средь белых крыш Не угадан. Ты за мной не побежишь И не надо. Будет талая вода. Ветер, лихо. Ты к окошку, как всегда А в окне тихо.

- Что ты видишь из окна? - Крыши, крыши. - Что ты слышишь из окна? - Ветер слышу. - Что ты хочешь из окна? - Много света. - Что ты шепчешь у окна? - Я шепчу: лето, лето, лето...

1963 - 1969 гг.

Увертюра

/перед сказкой/

Конь Золотая Грива, Мой конек... Это - Сумерки. Покатилось Солнце К Дальним Родникам, А мне Так светло, Будто мы с тобой Добрели.

Конь Золотая Грива, Мой конек... Мне не встать уже. Полетели птицы За живой водой... И ты уходи, Только я засну Уходи...

1970 г.

ст. И.Сташевского

Звездный конь

Звездный конь по апрелю бродит, Грусть звездный конь собирает.

Грусть звездный конь собирает, Лудям песни ночами поет.

Людям песни ночами поет, В сны иногда забредает.

1970 г.

ст. В.Твороговой

Трубач

Живет трубач на свете, Живет, и слава богуУпрямец деревянный С бессонною трубой. Ему б трубить триумфы, А он трубит тревогу, Всегда одну тревогу, И никогда - отбой.

Над ним уже смеются: "Нашел себе заботу! К чему твоя тревога, Кому она нужна?" Но, право, очень нужно, Чтобы услышал кто-то, Что в мире существует Не только тишина.

И ты проснешься ночью, Как если бы позвали, И от того, что тихо, Тот зов еще слышней, И соберешься наспех, И вспомнишь на вокзале, Что дверь забыл открытой, Да разве дело в ней?

И я все той же ночью Постель стелить не стану Я ставен не закрою, Не погашу огне. Все будет мне казаться (Хоть это очень странно), Что где- то ждут на помощь И именно меня.

А кто-то третий встанет И, отодвинув шторы, В ночные окна глянет, Как в продолженье сна. Послушает сердито И скажет: "Час который? Трубил бы завтра утром, Нет, ночь ему нужна!"

Наверно, правда людям Совсем немного надо: Среди побед нетрудных, Среди шальных удач, Задуматься однажды, Зачем, забыв парады, Трубит свою тревогу Тот маленький трубач.

1970 г.

ст. В.Крапивина

* * *

В южных морях и у севера дальнего И у ревущих широт Ходят эсминцы, скользят в море лайнеры, Бродит рыбацкий народ.

Ветры их клонят волнами высокими И заливает огни. Трудно им в море, и все-таки, все-таки Легче, чем в прежние дни.

Вспомним о тех, кого злыми поверьями Дома сдержать не смогли. Кто начертил нам гусиными перьями Первые карты Земли.

В чем-то, друзья, с вами мы одинаковы Так же не смотрим назад. Так же, как марсели, рвутся спинакеры, Если приходит гроза.

Пойте, друзья, про выносливость паруса, Пойте про тех, кто был смел, Кто прочертил сквозь века в море ярости Огненный след каравелл.

1971 г.

Цветок

В.О. Мой цветок в начале всех дорог. То ли незабудка, то ли василек.

Тихая беда, понятная едва,

Желтый город, синий лес, зеленая вода,

Серые слова.

Оленьим шагом прохожу по прожитой тропе. Собираю краски, чтоб отдать тебе.

Васильковый снег, черная молва,

Желтый город, синий лес, зеленая вода,

Серые слова.

1971 г.

Там, далеко

Там, далеко могилы заросли, Не гудят ветра... Там, далеко,

Зеленая вода,

Ящерка без хвоста,

Прогнивший мостик... И, может быть, еще жив

мой щенок...

Я не вернусь. Судьба моя проста: Дальние огни. Я не вернусь,

Зеленая вода,

Ящерка без хвоста,

Прогнивший мосток...

1971 г.

ст. В.Крапивина

* * *

Все спит в тропической ночи, Лишь звезды полыхают свечками. В постелях охают курортники, Лелея боль сгоревших спин. А нам бы снились трубачи, Спокойные и остроплечие, Да вот никак они не снятся: Все дело в том, что мы не спим.

На внешнем рейде дремлют танкеры, И здешние, и иностранные. И в кубрик сны приходят странные Про марсианские моря. А нам бы снились трубачи, Все маленькие и упрямые, Спокойно- злые и те самые, Что вдруг в ночи заговорят.

О том, как стоптанный асфальт Взорвется яростными травами И ляжет на плечо мальчишечье Ладонь зеленого листа, Когда трубы звенящий альт Расскажет нам, как были правы мы, И в наступившем вдруг затишье Все станет на свои места.

4
{"b":"43893","o":1}