ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это был обычный для письменности Крита и Пилоса хозяйственный документ, что-то наподобие инвентарного списка. Писец из Пилоса, живший задолго до Гомера, засвидетельствовал правильность сделанной Вентрисом и Чэдуиком дешифровки!

За дешифровку "линейного письма Б" Вентриса наградили высшим орденом Великобритании, ему присваивают ряд ученых степеней и званий.

Счастливый, как всегда, жизнерадостный, пишет он отчет о своей работе. Этот труд он посвятил памяти Генриха Шлимана.

А дальше? Дальше уже Чэдуик один продолжает совместно начатую работу.

День 6 сентября 1956 года Вентрис провел за городом у друзей. Домой возвращался в сумерки. В Лондоне и в его окрестностях туман -- обычное явление. А в тумане можно и не разглядеть грузовика, который на полной скорости мчится навстречу. Не заметил его и Вентрис. Столкновение произошло внезапно.

Умер он, не приходя в сознание. Ему тогда было всего-навсего тридцать четыре года...

Как же обстоит дело с "линейным письмом А"?

Специалисты читают отдельные его знаки, общие со знаками "линейного письма Б". Но не понимают слов, поскольку не знают языка, который эти знаки передают. Работу усложняет малое количество текстов: чем меньше знаков, чем короче тексты, тем сложнее работа дешифровщиков. Однако работа начата, и можно надеяться, что и этот твердый орешек будет расколот.

Когда было дешифровано "линейное письмо Б", особенно обрадовались историки. Они надеялись, что наконец станет известно, кто возвел дворцы Крита и кто их разрушил -- землетрясения или люди? И существовал ли в действительности царь Минос или это образ, рожденный мифами?.. Обрадовались и историки литературы. Казалось, наконец можно будет прочитать сказания и песни, которые легли в основу "Илиады" и "Одиссеи". Обе поэмы до того совершенны, что трудно предположить, будто у них не было литературных предшественников.

Но, к сожалению, надежды эти не оправдались. Видимо, слишком примитивным было крито-микенское слоговое письмо, чтобы им можно было записывать литературные тексты. Каждая табличка -- это скупой хозяйственный документ. Правда, в них были найдены названия предметов, ранее встречающихся только у Гомера. От написания глиняных табличек Крита и Пилоса до создания обеих поэм прошло семьсот лет. Воспевая давно прошедшие события, автор "Илиады" и "Одиссеи" употреблял слова, в его время уже ставшие архаизмами.

И хотя сохранились в обеих поэмах некоторые архаизмы, знаки греческого письма, которыми впервые были записаны "Илиада" и "Одиссея", не имеют ничего общего со знаками крито-микенской письменности.

Нерешенными остаются еще многие вопросы. Бесчисленные

тайны еще скрыты под толщей тысячелетий.

* РОЖДЕНИЕ АЛФАВИТА *

"Слышу умолкнувший звук божественной эллинской речи,

Старца великого тень чую смущенной душой..."

А. С. Пушкин

МОРЕПЛАВАТЕЛИ И КУПЦЫ

Волны одна за другой набегают на берег. Шуршит, перекатывается галька, а среди нее маленькие голыши, давным-давно отколовшиеся от громадных каменных глыб, которые некогда были стенами финикийских городов.

Эта узкая полоска суши, с востока защищенная Ливанскими горами, а с запада граничащая со Средиземным морем, -- родина финикийцев, отважных мореплавателей и купцов. Тут в древности финикийские племена основали небольшие рыболовецкие поселения -- Сидон, Угарит, Библ, Тир. Во II тысячелетии до н. э. они становятся большими, шумными городами.

У финикийцев не было плодородных земель, и они не занимались земледелием. Рядом было море. Их легкие суденышки уходили далеко от родных берегов и не раз причаливали в гаванях Галлии и Иберии, современных Франции и Испании. Паруса финикийских кораблей появлялись даже у Оловянных островов -- так морские бродяги древности называли Британию. Приплывали они и к Янтарному берегу -- в Балтику.

Финикийцы прослыли непревзойденными мастерами кораблестроения. Они строили корабли для ассирийского царя Синаххериба и для персидских царей. Они же впервые в истории заставили рабов грести веслами на галерах.

В Финикии были великолепно развиты ремесла. Гомер, если хочет похвалить ткань или украшение, называет их сидонскими, то есть финикийскими. Но главным занятием финикийцев была торговля.

Они выменивали бронзу Вавилона на египетскую пшеницу, а в Египет везли ливанский кедр. Поставляли фимиам храмам, не задумываясь, каким богам в этих храмах служат. Продавали и перепродавали ароматические масла и рыбу, пряности и украшения, ткани и посуду. А рассказ "богосветлого свинопаса" Эвмея, одного из персонажей "Одиссеи", свидетельствует, что финикийцы не брезговали и работорговлей. О том, как вели они свою торговлю, также читаем в "Одиссее":

Прибыл в Египет тогда финикиец, обманщик коварный,

Злой кознодей, от которого много людей пострадало;

Он, увлекательной речью меня обольстив...

В Ливию плыть с ним в корабле, облетателе моря, меня он

Плыть пригласил, говоря, что товар свой там выгодно сбудем;

Сам же, напротив, меня, не товар наш, продать там замыслил...

В далекую от их родины гавань пришел корабль финикийцев. На пристани шум, толпятся местные жители -- кто пришел поглазеть на приезжих, кто купить ходкие заморские товары. Местные купцы торопятся продать то, чем они богаты.

Еще больше торопятся приезжие. Подгоняют рабов-носильщиков. Нужно быстрее перенести на пристань привезенный груз. Ежеминутно слышится:

-- Быстрее поворачивайся!

-- Быстрее сгружайте! Во многих местах нам нужно успеть побывать.

-- Живее, живее, живее...

Рабы сносят с корабля тюки -- один, второй, третий... В сутолоке можно сбиться со счета. Ошибиться, передавая привезенное покупателям. Нужно подсчитать, сколько следует получить за проданное, сколько уплатить за купленное. Прикинуть, за какую цену его можно будет перепродавать, чтобы достаточно на этой сделке заработать.

Знатный финикийский купец оставался дома, а все торговые дела вел хозяин судна. Возвращаясь домой, он должен был отчитаться перед купцом о проданных и купленных товарах, о всех расходах и приходах, о прибылях. Запомнить все невозможно, нужно тут же на месте записать все сделанное. Поэтому хозяин судна должен уметь писать. Также необходимо и купцу быть грамотным, ведь он проверяет все записи и отчеты, а иногда и сам едет на корабле со своими товарами, сам ведет счета.

Именно поэтому в финикийских городах начали создавать такую систему письма, которую можно легко выучить. Ни египетская, ни ассиро-вавилонская письменность не подходила для этого. Писцы Египта, Вавилона и Ассирии много лет обучались в школах. Для этого у финикийцев не было времени. Да и слишком большое количество писцов потребовалось бы для массы торговых судов.

В Рас-Шамре (Древний Угарит) нашли памятники, покрытые клинописью. Здесь тридцать алфавитных знаков.

В другом городе -- Библосе (так греки произносили финикийское название Губл) -- нашли две бронзовые таблички, покрытые письменами, напоминающими иероглифы. Это раннее библосское письмо (его также называют гублским) еще не алфавит.

Настоящий алфавит был создан в Х веке до н. э. Он состоит из двадцати двух знаков-букв. Каждая буква соответствует одному согласному или полугласному звуку. Финикийцы, подобно египтянам, не писали гласных. Полугласные -- это четыре знака -- алеф и айн, их ставили перед гласным звуком, чтобы указать на необходимость придыхания (как в украинском г), иот -- и и вав -- неслоговое в (как английское w).

До сих пор еще окончательно не решен вопрос о том, какая письменность была образцом для финикийцев при создании ими алфавита. Финикийцам, бывавшим во всех странах древнего мира, многие системы письма были хорошо знакомы. Скорее всего, они использовали знаки различных типов письма. Но все же наибольшее влияние на финикийский алфавит оказали египетские иероглифы и скоропись. В египетском письме уже были знаки, соответствующие одному звуку. Да и сами египтяне пользовались алфавитными знаками для написания иностранных имен.

27
{"b":"43898","o":1}