ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

КЛЯТВА ХЕРСОНЕСЦЕВ

Много великолепных античных памятников хранится в музеях Советского Союза -- в Ленинграде и Москве, Киеве и Одессе, Севастополе и других городах.

Самое интересное заключается в том, что эти музейные собрания состоят главным образом из вещей, найденных археологами на нашей земле, на берегу Черного моря. Археологические раскопки начались тут в XIX веке. В наше время эти работы продолжаются. Увеличиваются и собрания древностей, найденных в Северном Причерноморье.

В VIII -- VI веках до н. э. в этих краях появились города-колонии, основанные греками: Ольвия, Пантикапей, Фанагория, Гермонассы и многие другие.

Одна из больших греческих колоний -- Херсонес Таврический. Он находился на окраине Севастополя, там, где теперь Карантинная бухта. Сейчас здесь музей. А на берегу хорошо сохранились руины Херсонеса. Видны фундаменты домов, угадывается расположение улиц, вдоль которых стояли жилища херсонесцев; можно обойти остатки крепостных валов, окружающих город, и представить его размеры. В одном месте сохранилась великолепная разноцветная мозаика, выложенная на полу бани. Удивительное впечатление производят стройные мраморные колонны, остатки византийской базилики...

Это все, что уцелело на месте некогда богатого и шумного Херсонеса Таврического.

Теперь ничто не напоминает о бурной жизни античного города.

Здесь жили люди и стоял их дом,

Построенный умелыми руками.

Но люди умерли, и пусто стало в нем,

И смерть проникла в дерево и камень.

Сюда весною падали дожди,

Метало лето ядра грома.

Здесь, как хозяин, снег зимою жил

И по три месяца не выходил из дома.

Здесь город был, веселый и большой.

Теперь он тихо спит в своей могиле,

И плачет коршун над его судьбой,

Припав к пластам тысячелетней пыли.

Но не затем мы оказались тут,

Чтоб у кургана застывать в печали.

Кирки готовы, и лопаты ждут,

И мы, как в двери, в землю постучали.

К любому камню приложи ладонь,

Возьми его и раздроби на части, -

В нем и поныне не остыл огонь

Великой мысли и великой страсти.

Мы открываем город, как родник.

Склонись над ним, взгляни на камни эти,

И ты поймешь, как человек велик

И сколько дела ждет его на свете.

Стихотворение археолога Б. Рабичкина.

Тихо спят развалины некогда мощных стен. Только шум прибоя нарушает кажущуюся первозданной тишину. Но громко звучат письмена, рассказывая о прошлом. В первую очередь, это высеченные на мраморе надписи, а среди них самая главная -- клятва херсонесцев, свидетельство интересной, наполненной волнующими, а порой и трагическими событиями давно отшумевшей жизни.

Клянусь Зевсом, Геей, Гелиосом, Девою,

богами и богинями олимпийскими,

героями, владеющими городом, территорией

и укрепленными пунктами херсонесцев.

Я буду единомышлен о спасении

и свободе государства и граждан

и не предам Херсонеса,

Керкинитиды, Прекрасной Гавани

и прочих укрепленных пунктов из остальной

территории, которою херсонесцы управляют

или управляли, ничего никому,

ни эллину, ни варвару, но буду оберегать

все это для херсонесского народа.

Я не буду ниспровергать

демократического строя

и не дозволю этого предающему...

Так начинается клятва. Сжатые предложения, скупые слова, написанные двадцать три века тому назад. Читаем их и, кажется, слышим живые голоса херсонесцев, видим толпу на агоре, там, где когда-то возвышались украшенные стройными колоннами дома, высились статуи и мраморные стелы с высеченными на них государственными декретами, постановлениями, посвящениями. Там была установлена и мраморная плита, на которой высечены слова присяги.

Раскопки продолжаются в Греции, Италии, на островах Средиземного моря, в Малой Азии, в Египте, Месопотамии -- в новых и в давно уже забытых местах.

Какие еще сокровища будут извлечены на свет?

* ШАГИ ЛАТИНИЦЫ *

"Древние Вейи, в те дни и вы называлися царством,

Гордо на форуме там трон золоченый

стоял,

Ныне поет среди стен лишь унылая дудка

пастушья,

Зреют на ваших костях в поле широком

хлеба".

Секст Проперций

НЕМЫЕ СВИДЕТЕЛИ ИСТОРИИ

Античные авторы рассказывают, что "древние Вейи" были прекрасным городом, построенным могущественным народом -- этрусками.

Никто не знает, кто они, откуда и когда пришли на Апеннинский полуостров, на каком языке говорили.

Разные народы называли их по-разному: римляне -- этрусками или тусками, греки -- тирренами. До нас дошли лишь скудные упоминания о них в трудах древних историков.

"Они отличались мужеством, захватили обширную территорию и заложили много славных городов. Они также выделялись своими морскими силами и долгое время владычествовали на море, так что благодаря им соседнее с Италией море получило название Тирренского. Для совершенствования сухопутных войск они изобрели горн, очень помогающий при ведении войны... Высших воинских начальников они удостоили звания ликторов, предоставили им право сидеть в креслах из слоновой кости и носить тогу с красной полосой. В домах они построили очень удобные колоннады, чтобы заглушать звуки, издаваемые многочисленной челядью. Большую часть этого переняли римляне, завели в своих поселениях и улучшили. Они жадно учились, в первую очередь письменности..." -- читаем у Диодора, историка, жившего в I веке до н. э. и писавшего на греческом языке.

"Туски еще до основания Рима владели огромными пространствами на суше и на море", -- говорит известный римский историк Тит Ливии.

Может быть, сведения об этрусках содержались и в первой записанной истории римского государства -- "Больших Анналах"; но они не сохранились, как не сохранилась и многотомная "История тирренов", написанная римским императором Клавдием, правившим в 41 -- 45 годах н. э.

Во время расцвета своего государства этруски, а были они когда-то могущественным народом, объединенным в федерацию двенадцати городов, завоевали Лациум -- область на западном побережье Италии. Там, на семи холмах, окруженных болотами, над Тибром, находились небольшие поселения латинов. Этруски осушили болота и построили канал -- cloaca maxima, по которому воду из болот отвели в Тибр.

Еще в I веке н. э. историк Плиний Старший писал об этом грандиозном сооружении: "Под ним протекают семь потоков, сведенных в один, и бурное течение, стремительно мчась, уносит с собой все, а если, кроме того, идут ливни, то оно сотрясает свое русло и стены строения. Иногда Тибр гонит воды назад, и различные потоки внутри сталкиваются, но несмотря на это, крепкое сооружение выдерживает напор. Наверху везут огромные тяжести, но сводчатая постройка не гнется, на нее падают обломки зданий, которые сами внезапно обрушились или были уничтожены пожарами, земля колеблется от землетрясений, но тем не менее она выдерживает это уже семь сотен лет со времени (этрусского царя) Тарквиния Приска, являясь чуть ли не вечной".

На отвоеванном у болот пространстве этруски заложили город.

По легенде, его основателем был один из двух братьев-близнецов, вскормленных волчицей. Звали братьев Ромулом и Ремом. И в честь Ромула город был назван Римом (по-итальянски Рома). Так этруски даже не попали в легенду.

Всему миру известна бронзовая статуя волчицы, некогда установленная на Капитолийском холме и являющаяся символом Рима. Но мало кто знает, что создал ее этрусский скульптор Вулка, житель города Вейи. Главное святилище Древнего Рима -- Капитолийский храм тоже построен этрусскими мастерами.

Прошли века, и Рим стали называть Вечным городом. А вот этрусские города не сохранились. Одни, как Вейи, уничтожены римлянами. Другие, как Спина, постепенно поглотили болота. Но сохранились этрусские захоронения, склепы, украшенные замечательными скульптурами и фресками.

В 1909 году Александр Блок, побывав на земле древней Этрурии в городе Перуджа, писал:

29
{"b":"43898","o":1}