ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да почему?

– Потому что… – Как объяснить? Это очень личное, да она и сама еще толком не разобралась в своих чувствах. – Просто я не хочу в данный момент романтических отношений с кем бы то ни было.

– Я опять спрашиваю: почему?

Почему Тесе всегда претендует на роль ее совести?

– Потому что я занята. У меня нет времени на амурные дела.

– Это чушь, и ты это знаешь. Ты боишься влюбиться, потому что думаешь, а вдруг твой избранник окажется таким же, как Том или твой отец.

Да, все ее запутанные чувства Тесе выразила одним предложением. Такой она была всегда: прямой и старающейся постичь суть вещей.

Джоселин собрала волю в кулак.

– Дело не только в этом. Донован – не мой тип.

Как-то за обедом он признался, что брак не стоит на первом месте в его списке неотложных дел.

Кроме того, насколько я успела его узнать, у него никогда не было серьезных отношений с женщиной. Зачем мне влюбляться в человека, который почти со стопроцентной вероятностью разобьет мне сердце?

– А ты спрашивала его почему?

– Почему что?

– Почему у него не было серьезных отношений с женщиной? Может, он тоже обжегся однажды?

– Нет, не спрашивала.

– И тебе не интересно узнать?

Ей было интересно, интересно узнать многое.

– Понимаешь, я не хочу ни о чем спрашивать, потому что это только подольет масла в огонь. Я не хочу сближаться с ним. Наоборот, мне необходимо расстаться с ним, и чем скорее, тем лучше, иначе боюсь, что окажусь в его постели.

– А что в этом плохого? Ты ведь уже большая девочка и можешь позволить себе расслабиться.

– Ты меня мало ценишь. Тесе. Я не стану заниматься любовью с мужчиной, зная, что вся романтика закончится на следующее утро.

– А если не закончится? Ну ладно, как хочешь.

Так что мне нужно сделать?

Джоселин задумалась на мгновение, потом глубоко вздохнула:

– Постарайся найти другого эксперта по безопасности для доктора Найта и загляни в мой список очередников. Только пусть клиент живет за городом.

Они были уже на полпути к дому, когда Донован вдруг свернул в какой-то переулок и нажал на тормоз.

– Нам нужно поговорить.

Сердце Джоселин забилось сильнее, но она продолжала смотреть в окно на проезжающие машины, оценивая их с точки зрения возможной опасности.

– Нам не о чем говорить. Моя сотрудница уже активно ищет мне замену.

– Ну и как, успешно?

– Пока не слишком. Единственная кандидатура на сегодняшний день – парень, которому я не очень доверяю: горячая голова, готов сразу ринуться в бой с преступником, только чтобы доказать свою храбрость, забыв, что его главное дело – защищать клиента. Нет, в нашей работе нужно действовать обдуманно и осторожно, чтобы обеспечить клиенту стопроцентную безопасность.

– Скажите, почему вы на меня не смотрите?

Она нервно сглотнула:

– Я просто выполняю свою работу.

А еще я не могу смотреть на твое красивое лицо со сладострастной улыбкой.

– Мне ничто не угрожает. Ведь никто не знает, что мы здесь.

– Предоставьте мне судить об этом.

Он немного подождал, давая ей время закончить осмотр территории и убедиться в отсутствии опасности, потом попытался снова:

– Вам не нужно уходить.

– Я повторяю то, что сказала вам вчера: это необходимо для вашей безопасности.

Он посмотрел ей прямо в глаза:

– Я вижу, что вы отлично выполняете свою работу. Я доверяю вам. Останьтесь, и забудем о том, что случилось вчера.

Джоселин пыталась не замечать, как плотно прилегают джинсы к его бедрам и как бешено реагирует на это зрелище ее пульс. Она изо всех сил старалась не думать о предложении Тесе – отдаться своей страсти и провести потрясающую ночь со своим почти уже экс-клиентом.

– То, что случилось вчера, не должно было случиться, – сказала она, с трудом выталкивая непристойные мысли из своей головы. – Один из главнейших законов моей работы – не сближаться с клиентом.

Донован повернул голову и уставился в лобовое стекло. Перед ней возник красиво очерченный профиль.

– Ладно, я принимаю это, Джоселин. Я вижу ваш профессионализм и уважаю ваше решение.

Ищите мне другого человека, возможно, так будет лучше.

Его слова прозвучали совсем спокойно, тем не менее это было больше похоже на штиль перед штормом.

– То, что произошло вчера, было потрясающе, Джоселин.

О боже!

– Мне стоило невероятных усилий удержаться и не последовать за вами в вашу спальню. Я должен обещать, что такое больше не повторится, но это выше моих сил. Вчера я хотел нашей близости так, как не хотел прежде ни с одной женщиной, и это чувство никуда не ушло. Я не в силах бороться с ним. Даже сейчас мне очень трудно сдерживать непреодолимое желание коснуться вас, снова почувствовать вкус ваших губ.

Она чувствовала то же самое, хотя боялась признаться в этом даже себе самой. Почему от него исходит такой потрясающий аромат? Почему он так сногсшибательно выглядит? Его влажные чувственные губы, блеск страсти в глазах, которой так трудно сопротивляться… Сейчас, в машине, она чувствует себя не уверенным в себе телохранителем, а слабой женщиной, которой безумно хочется ответить на зов страсти сидящего рядом мужчины.

Ее дыхание становилось все более учащенным. Мгновение они напряженно смотрели в глаза друг другу.

– Если бы я мог сопротивляться этому чувству, я бы сопротивлялся. Но вы видите, что я не могу.

Он наклонился к ней, и этого было достаточно, чтобы от стены, которую она выстраивала вокруг себя все утро, не осталось и следа. Донован погладил ее щеку, глядя в ее глаза еще мгновение, прежде чем слиться с ней в неистово-страстном поцелуе.

Мир поплыл вокруг Джоселин, когда она обвила руками сильную шею Донована. Утонув в жарких поцелуях, она забыла, кто она и что здесь делает.

– Поехали домой. Я хочу заниматься с тобой любовью в моей постели, – прошептал он, прервав на секунду сумасшедшие ласки.

Слова Тесе вновь возникли в сознании Джоселин. Действительно, почему бы не насладиться моментом, не провести ночь со столь желанным мужчиной?

Она уже была почти под ним, его влажные поцелуи уносили остатки ее самообладания. Да, она безумно хочет близости с этим человеком, и неважно, что будет потом. О своих страхах она подумает в другой раз.

Вдруг в ее разгоряченное сознание проник… смех, он шел откуда-то извне. Джоселин немного отстранилась от Донована. Около машины стояли двое подростков, с живым интересом наблюдая за ними сквозь окна. Будучи разоблаченными, дети тотчас ретировались, но этой передышки было достаточно, чтобы Джоселин вспомнила о своих обязанностях.

– Они ушли, – прошептал Донован, продолжая целовать ее, но она отстранила его.

– Это знак.

– Только не говорите мне, что вы вдруг стали суеверной.

– Нет, я вдруг стала разумной. А если бы это был тот преступник? То, что мы делаем, – безумие, и вы это знаете.

Он положил руки на руль.

– Знаю. Хорошо, что вы уходите. Мне бы все равно пришлось вас уволить, потому что вы больше не нужны мне как телохранитель, вы нужны мне как женщина, по которой я схожу с ума.

– Это невозможно, – сказала она, противореча своим желаниям. – Не здесь, не сейчас.

– Может быть, когда-нибудь потом? Не лишайте меня по крайней мере надежды.

Она не решалась ответить. Любопытные подростки встряхнули ее, вернули в реальность. Видя ее колебание, Донован отвернулся.

– Мне нужно немного остыть, – сказал он, выходя из машины.

– Нет, подождите! Донован! – Она выскочила из машины и, встретившись с ним перед капотом, взяла за руку. – Вернитесь в машину. Возможно, вы здесь не в безопасности.

В это самое мгновение синий седан, стоящий на достаточно большом расстоянии от их машины, медленно отъехал от тротуара и стал приближаться к ним. Полностью овладев собой, Джоселин схватила Донована за руку и понеслась к могучему дубу, росшему рядом с дорогой. Спрятавшись за его ствол, она заслонила клиента своим телом как раз в тот момент, когда с заднего сиденья седана открыли огонь.

13
{"b":"439","o":1}