ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, я думала и считаю, что нам необходимо установить некоторые ограничения.

– Ограничения?

Его страхи не были напрасными. Сейчас она скажет, что нужно все прекратить, что она должна охранять его, что быть его любовницей не входило в ее планы.

– Не сказал бы, что я в восторге от этого слова.

– Знаю, но это необходимо в данной ситуации.

Мы не можем рисковать твоей безопасностью.

Он наклонился вперед.

– Послушай, я понимаю, ты думаешь, что потеряла контроль там, на озере, и я виноват, что подтолкнул тебя к этому. Но ведь то, что произошло, было чудесно.

Она сжала его руку.

– Я не отрицаю этого, Донован. Это было потрясающе.

Ну хоть с этим она согласилась.

– Мы можем справиться с этим, Джоселин. Ты сама говорила, что здесь мы в безопасности, риск минимален. Шансы, что нас найдут…

Она приложила палец к его губам.

– Тебе не нужно меня уговаривать. Я чудесно провела время сегодня и надеюсь, что это повторится.

Будто гора упала с плеч Донована. Он глубоко вздохнул и в следующую минуту уже чувствовал нарастающее желание, возникшее в результате ее более чем откровенного признания.

– Прошу прощения?

– Я сказала, что думала об этом в ванной. Так вот, я решила, что, раз уж это случилось и нам хорошо вместе, значит, так тому и быть. Все, что нужно сделать, – это снизить риск до минимума, будучи осторожными. На озере заниматься этим было очень неосторожно. Впредь мы должны придерживаться твоей спальни и любить друг друга с запертой дверью и включенным монитором.

Вся тревога Донована куда-то исчезла, и ее место заняло сладкое напряжение, которое требовало очень приятного лечения. Он откинулся на спинку дивана.

– Слава богу.

Джоселин рассмеялась.

– Ты думал, я собираюсь мучить тебя все оставшиеся дни? Мучить нас обоих?

– По правде сказать, я этого боялся.

Она наклонилась и обняла его за шею.

– То, что произошло на озере, было бесподобно, Донован. Я не жалею об этом. Мы находимся в таком волшебном месте, ты мне нравишься, я тебе тоже. Мы взрослые люди, поэтому я не вижу причин, мешающих нам доставлять удовольствие друг другу. Единственное условие – мы должны быть очень осторожными.

Ее слова были похожи на предложение о временной интрижке. Доновану хотелось убедить ее, что если они постараются, то могут достичь гораздо большего. Но он этого не сделал.

Джоселин предлагала несколько дней не ограниченной никакими рамками сумасшедшей любви. Может, это все, что она могла дать ему? Может, это все, что он мог дать? Он не обладал даром предсказателя, тем более в такой непостоянной сфере, как любовь.

Пожалуй, это к лучшему, подумал он, наклоняясь для поцелуя, – за это время мы лучше узнаем друг друга, не будучи связаны никакими обещаниями. Если отношения не сложатся, мы сможем легче пережить разрыв.

Однако его чувства в данный момент говорили об обратном. Он весь горел в пламени любви, и огонь разгорался все сильнее с каждой минутой.

Джоселин провела тонкими пальцами по его волосам и прильнула к его губам в глубоком жарком поцелуе, который отвлек его от неспокойных мыслей. Желание тяжелой волной прокатилось по его телу. Он хотел мягко опустить ее на диван, но она остановила его, приложив руку к груди.

– Не забывай, что я сказала.

– Осторожность?

– Да. Почему бы нам не отнести попкорн наверх и съесть его чуть позже?

Он улыбнулся и поцеловал ее.

– Мне нравится ход твоих мыслей.

Она поднялась и потянула его за руку к лестнице, игриво подмигивая. Нужно набраться терпения, решил он, и посмотреть, куда приведут нас несколько следующих дней.

– Знаешь, честно говоря, я была удивлена, что ты нанял меня, – сказала Джоселин на следующее утро, отдергивая шторы на огромных окнах его спальни.

Донован приподнялся на одном локте, и белая простыня, служившая им одеялом в эту ночь, сползла до уровня талии.

– Почему?

– Потому что я женщина.

Джоселин взглянула на его изысканно-красивые черты лица, на мускулистую, бронзовую от солнца грудь и почувствовала, как все внутри нее тает. Не без труда она справилась с острым желанием прыгнуть обратно к нему в постель и продолжить волшебную ночь любви. Но нужно было готовить завтрак.

– У тебя безупречная репутация, – сказал он.

Она подняла и надела махровый халат, оставленный вечером на полу у кровати.

– Да, но мне казалось, ты не считал меня настоящим телохранителем. Я думала, что тебе просто захотелось заманить к себе в пентхаус привлекательную женщину.

Он улыбнулся.

– И это тоже.

Она подняла один из его носков с пола и швырнула в него.

– Если серьезно – мне действительно нужна была хорошая сигнализационная система, а ты почему-то вызвала у меня доверие.

– Но сдался бы ты так быстро на уговоры Марка, если бы я оказалась маленьким лысым мужичком?

– Что за странные вопросы? – Он внимательно посмотрел на нее. Джоселин завязала пояс халата и пожала плечами. – Просто тебе хочется знать, а на самом ли деле я легкомысленный плейбой, как ты решила при нашем знакомстве?

Джоселин взяла расческу. Конечно, теперь она знала, что он не пустышка, как она думала раньше. Но что-то все еще пугало ее.

– Просто я хочу разобраться в том, что происходит между нами.

– Кажется, вчера речь шла только о том, чтобы доставить удовольствие друг другу, пока мы здесь.

«Это на самом деле все, чего он хочет?» – подумала она, удивляясь, как больно кольнула сердце эта мысль.

Ей следовало спросить, каковы были его намерения, но она не смогла. Подобный вопрос показался бы ему слишком навязчивым и требовательным. И потом, она действительно ясно дала ему понять вчера, что не видит продолжения их отношений после того, как они покинут этот райский уголок. Ведь она сама предложила ему несколько ночей блаженства. Ну что ж, это все, что ей нужно в данный момент. Или не все?

Вчера на озере она чувствовала себя на седьмом небе от счастья. Это блаженство продолжалось всю ночь. Донован был не только превосходным любовником, он был милым и заботливым.

Это было так необычно для нее. Но в любом случае она не могла пока разобраться в своих чувствах.

– Ну, извини, – сказала она, стараясь не выдать своих страхов. – Мне не стоило заводить об этом речь.

– О чем, собственно?

Какая-то паника охватила ее. Он смотрел на нее так внимательно, словно пытался проникнуть в самые глубины ее души.

– О том, что ты нанял меня, – ответила она, пряча в самый дальний уголок сознания истинный ответ не только от него, но и от себя. – Просто некоторые люди не доверили бы женщине столь ответственную работу. Пойдем позавтракаем.

Откинув простыню, Донован выскочил из кровати и стал рыться в своем чемодане в поисках шортов. Одевшись, он последовал за Джоселин к лестнице.

– Повторяю: я нанял тебя, потому что ты вызвала у меня доверие, – сказал он. – У тебя был вид знающего человека.

– Спасибо. Давай сегодня я приготовлю завтрак, – предложила она, входя в кухню.

– Хорошо. – Он уселся на один из стульев у стола и стал наблюдать за ее действиями.

Она достала из холодильника все необходимое для яичницы с беконом и приступила к работе.

– Скажи, почему ты все-таки ушла из Разведывательного управления?

– Сказать по правде, из-за денег, – ответила она, взбивая яйца венчиком.

– Интересно. Я думал, ты относишься к деньгам как к мировому злу.

– Как к мировому злу я отношусь к тем, кто любит деньги больше, чем людей. А вообще-то я деньги ценю, особенно когда они позволяют кому-нибудь помочь. Например, те деньги, которые я сейчас зарабатываю, помогут моей сестре учиться в консерватории.

– Ты раньше не говорила об этом. А у тебя есть еще братья и сестры?

– Нет, только Мария. Ей восемнадцать, и она талантливая виолончелистка. Они с тетей переехали ко мне после смерти моей матери, и, так как они бедны, я решила взять заботу об образовании сестры на себя. Еще одна причина, по которой я ушла из управления, – это моя любовь к независимости.

20
{"b":"439","o":1}