ЛитМир - Электронная Библиотека

Ей вспомнилось, каким добрым и нежным был с ней Донован. Прошло столько времени с тех пор, как они расстались, но ее сердце упорно не желало забывать этого человека. Нет, это не было простым увлечением.

Джоселин подошла к шкафу и стала перебирать висевшие на вешалках платья и костюмы в поисках чего-нибудь женственного. У нее было три недели подумать об их отношениях с Донованом, и теперь она точно знала, что это не было случайной влюбленностью.

Завтра она встретится с ним. В первый раз в жизни, преодолев страх, она пойдет на риск в личной жизни. Она не знает, что из этого выйдет, но должна попробовать: ее сердце требует этого.

Джоселин только вышла из душа, как раздался телефонный звонок. Обернутая полотенцем, она побежала в спальню и взяла трубку.

– Да.

– Привет, это Тесе. Кое-что произошло, и я подумала, тебе следует об этом знать.

Поняв по тону подруги, что новости не из приятных, Джоселин присела на край кровати.

– В чем дело?

– Бена Коэна вчера отпустили. Произошла какая-то ошибка с ордером, по которому обыскивали его квартиру.

– О нет!

– Наверное, ты захочешь видеть доктора Найта. Может, мне позвонить ему?

– Да, скажи, чтобы он никуда не выходил из пентхауса. Я уже еду.

Она сбросила полотенце и оделась в мгновение ока. Через пятнадцать минут она уже ехала в машине к дому Донована. Зазвонил мобильный телефон.

– Да?

– Это Тесе. Я несколько раз набирала номер пентхауса, но там никто не отвечает. Я позвонила в больницу, но доктор Найт сегодня не работает. В общем, я не смогла с ним связаться, Джо. Надеюсь, что все в порядке.

Внутри Джоселин все похолодело.

– Продолжай звонить. Может, он в душе, или на балконе, или еще где-нибудь. Я уже около его дома. Позвоню тебе, как только что-нибудь узнаю.

Она остановила машину, взяла пистолет и направилась к дому Донована.

– Бриггз, доктор Найт дома? – спросила она охранника.

– Нет, мисс Маккензи. Он отправился на пробежку около получаса тому назад.

– Спасибо.

Она вышла из вращающихся дверей и позвонила Тесе.

– Он на пробежке. Я пойду его искать. А ты продолжай звонить на тот случай, если мы разминемся. Если дозвонишься, скажи, чтобы он запер дверь и ждал меня, и позвони мне.

Джоселин сунула мобильный телефон в карман и побежала к парку. Как хорошо, что она не носила высоких каблуков!

Солнце припекало ей голову и плечи, и, будучи в джинсах и блузке, она довольно скоро вспотела.

Но она не обращала на это внимания: главное было найти Донована.

Добежав до парка, она приставила руку козырьком ко лбу и стала осматриваться. Народу в парке было много: катающиеся на роликах, выгуливающие собак, бегуны. Но Донована нигде не было видно.

Вдруг ее взгляд остановился на человеке, сидевшем на траве. Прислонясь к дереву, он жевал травинку. Это был он.

– Слава богу, – вырвалось у нее.

Джоселин еще раз осмотрела территорию, но на этот раз проверяя, нет ли рядом опасности. Потом подошла к нему.

Донован поднял голову. Его лицо побледнело, когда он увидел, кто стоит перед ним.

– Джоселин, что ты здесь делаешь?

С трудом справившись с дыханием и проведя ладонью по вспотевшему лбу, она произнесла:

– Я так рада, что нашла тебя.

Некоторое время он смотрел на нее молча.

– Почему?

– Бена Коэна отпустили вчера. Ты снова в опасности.

Он опять некоторое время молчал.

– Понятно.

– Я должна проводить тебя домой.

Донован смотрел на ее красивые темные глаза, полные губы, щеки, порозовевшие от долгого бега, и спрашивал себя, как это возможно, что он все еще без ума от этой женщины, учитывая, как холодно они расстались и как много дней прошло с тех пор.

Все это время он разрывался между двумя чувствами: злостью на Джоселин и непреодолимым желанием набрать ее номер. Он не мог ничего делать, он все время думал о ней.

Как он хотел, чтобы она пришла к нему не из-за того, что отпустили на волю охотившегося за ним преступника, но потому, что соскучилась и хочет заключить его в свои объятья! Но этого никогда не будет. Джоселин была права: то, что произошло между ними на озере, было лишь сном, и они сами были другими, не такими, как в обычной жизни. Сейчас перед ним стояла настоящая Джоселин: решительная, думающая только о деле, Джоселин с холодным сердцем.

Вставая, он старался не смотреть на ее прекрасное лицо. Первое, что он сделает, если этот маньяк не доберется до него, – приложит все усилия к тому, чтобы выкинуть Джоселин из своей головы и своего сердца.

– Хорошо, – сказал он холодно, – сейчас я пойду с тобой. Но, принимая во внимание, что мы были близки, будет лучше, если я найму другого телохранителя.

Если он хочет ее забыть, не могло быть и речи о том, чтобы опять нанимать ее и жить с ней под одной крышей.

От неожиданного заявления Джоселин открыла рот. Удивилась ли она? Или расстроилась? Если расстроилась, то это чувство не могло быть сильнее того, которое испытал он, когда она настояла на прекращении их отношений. Нет, он не чувствовал своей вины, отказываясь нанимать ее второй раз.

– Ладно, пойдем, – скомандовала она, быстро оправившись от своего чувства, каково бы оно ни было.

«На первом месте всегда работа», – с горечью подумал Донован.

Осматривая дорогу и людей, приближавшихся к ним, Джоселин следовала за Донованом. Они не разговаривали. Он понимал, что она слишком сосредоточена на своей работе, да и потом, о чем им было говорить? Единственное, чего он хотел, чтобы все поскорее закончилось.

Недалеко от дома они остановились, собираясь перейти дорогу. Но в этот момент над головой Донована пролетела пуля. Донован инстинктивно бросился к стоявшей рядом телефонной будке.

Джоселин ринулась за ним и закрыла его своим телом, как это было в первый раз. Люди на улице с криком разбегались в стороны. Сердце в груди Донована стучало как отбойный молоток.

Через несколько мгновений в него опять выстрелили, но пуля опять пролетела мимо.

– Он не сдается, – заметила Джоселин, прижимая к себе пистолет и оглядываясь в поисках лучшего убежища.

Донован выглянул из-за будки.

– Назад! – закричала Джоселин.

– Он там.

– Где?

Донован указал на свой дом. Джоселин выглянула как раз в тот момент, когда третья пуля ударилась о телефонную будку. Не теряя ни секунды, она прицелилась и… чудесным образом выбила оружие из рук Коэна. Он застонал от боли, потом бросился бежать.

Донован выскочил из-за укрытия и погнался за Коэном.

– Донован, подожди, – крикнула Джоселин, ринувшись за ним.

Где-то вдалеке послышалась сирена полицейской машины, но Донован не останавливался. У него появился шанс поймать Коэна, и он не хотел его упускать.

Он преследовал его до конца улицы и затем свернул за ним в переулок. Он слышал за собой звонкий дробь от туфель Джоселин. У нее был пистолет, а Коэн безоружен. Нет, теперь он ни за что не сдастся.

Расстояние между Донованом и его противником быстро сокращалось: Коэн оказался плохим бегуном. Наконец Донован догнал его и, прыгнув на него сверху, повалил на землю. Его челюсть ударилась о голову Коэна, и на губе выступила кровь.

Преступник яростно пытался сбросить его с себя. Но, увидев дуло пистолета Джоселин, нацеленное на него, замер на месте.

– Не двигаться! – скомандовала Джоселин, расставив ноги как заправский коп.

Донован поднялся и взглянул на нее – железная леди. Коэн поднял руки вверх, и в этот момент подъехали полицейские машины. Из них выскочили несколько людей в форме и окружили Коэна.

– Хорошая работа, Маккензи, – похвалил один из них, надевая на преступника наручники.

Джоселин опустила оружие.

– Большую часть работы проделал доктор Найт, Чарли. Ты как? – спросила она, повернувшись к Доновану.

Он вытер кровь на губе, потом взглянул на руку.

– Жить буду.

Она внимательно посмотрела на него, и что-то в ее лице изменилось: выражение стало мягче и в глазах сверкнули слезы. Донован тяжело дышал, она тоже.

25
{"b":"439","o":1}