ЛитМир - Электронная Библиотека

Шагнув в лифт и нажав на кнопку верхнего этажа, она проверила, работает ли кнопка вызова помощи.

Донован прислонился к кухонному столу и отпил из бутылки с пивом. Правильно ли он поступил, согласившись нанять телохранителя-женщину, которая к тому же будет жить в его доме?

Он никогда не торопился с принятием серьезных решений, если только к тому его не вынуждали обстоятельства, что нередко случалось на работе, когда от его решительности и быстрой реакции зависела жизнь пациента.

В делах же личного характера, прежде чем принять серьезное решение, Донован всегда тщательно все обдумывал, взвешивал все «за» и «против» дня три, а то и дольше. Этот случай, пожалуй, был первым в его жизни, когда он принял решение спонтанно, под влиянием скорее эмоций, чем трезвого размышления.

Если бы Марк не сказал о Центре помощи…

Да, он слишком хорошо его знал и понимал, что Донован не сможет сказать «нет» после напоминания о Центре. Действительно, в настоящий момент этот проект был самым важным делом в жизни доктора Найта. Он должен довести его до конца. В этих условиях мысль о приглашении эксперта по безопасности казалась вполне разумной.

Да, только не такого эксперта, от огромных темных глаз которого он с трудом может оторвать взгляд и чувствует учащенное сердцебиение всякий раз, когда при некоторых движениях эксперта натягивается ткань на ее костюме.

Но эта женщина, согласившаяся жить в его доме неопределенное время, казалась совершенно равнодушной к нему. Это было так непривычно для Донована, что он еще не решил, как к этому относиться.

Она, без сомнения, была первоклассным телохранителем и, видимо, могла защитить его. Он поймал себя на мысли, что начинает испытывать доверие к мисс Маккензи как к человеку, от которого зависит его безопасность. Это было новое, доселе незнакомое ему чувство по отношению к женщине.

Услышав звонок в дверь, он пошел открывать с бутылкой пива в руке.

– Уже во второй раз вы это забываете, – учительским тоном заметила Джоселин.

– Забываю что?

– Посмотреть в «глазок», прежде чем открыть дверь.

– Я знал, что это вы.

– Откуда?

– Я знал, что вы скоро вернетесь.

– За этой дверью мог оказаться кто угодно, возразила она. – Если вы собираетесь со мной работать, будьте добры прислушиваться к моим замечаниям. Я их не с потолка беру. Это элементарные требования безопасности. Теперь что касается охранника в вашем доме. Боюсь, на него нельзя положиться. – Увидев, что Донован не слишком внимательно ее слушает, она добавила:

– Ну ладно, этим я займусь завтра.

– А как вы узнали, что я не посмотрел в «глазок»?

– Между звуком ваших шагов и поворотом ключа не было паузы. Заприте дверь, пожалуйста.

Он взглянул на нее. Она права. Без этого напоминания он бы, безусловно, забыл запереть дверь и вспомнил об этом только перед сном.

Джоселин снова окинула взглядом квартиру.

– Первое, что я делаю, взявшись за работу, выясняю границы, так сказать, дозволенного.

Многие клиенты не хотят, чтобы я трогала вещи в их квартире, заходила в некоторые комнаты; другие, наоборот, предоставляют мне полную свободу действий, считая, что так я смогу более качественно выполнить свою работу. А вы что скажете?

Вы относитесь к первой или второй категории, доктор Найт?

– Пожалуй, ко второй. Я разрешаю вам залезть в каждый угол, засунуть палец в каждую щелочку, можете даже покопаться в моем бельевом шкафу, если это доставит вам удовольствие.

Она смерила его холодным взглядом. Ни улыбки, ни ответной шутки, ничего. Да, эта женщина здорово отличалась от всех представительниц прекрасного пола, с которыми ему приходилось общаться.

– Комната для гостей – внизу, – произнес он, зная, что она уже осведомлена об этом, и направился к лестнице, показывая дорогу. – Я никогда раньше не нанимал телохранителя и, по правде сказать, не представляю, как к вам относиться: как к обслуживающему персоналу или как к гостю.

– Я ни то, ни другое. Большую часть времени можете относиться ко мне так, словно я невидимка. Я могу сама позаботиться о себе и постараюсь не мозолить вам глаза. Завтра мы подпишем с вами контракт, и я поподробнее объясню, как я работаю. А сейчас уже поздно, и потом…

Донован протянул руку, приглашая ее первой войти в комнату для гостей. Ее стройная фигурка проскользнула мимо него, и он ощутил фруктовый аромат, исходящий от ее волос.

Она бросила взгляд на бутылку с пивом в его руке.

– А что случилось с вином в хрустальном бокале?

– У меня изменилось настроение. Может, и вы хотите пива?

Она прошла в комнату, села на диван и расстегнула молнию сумки.

– На работе не пью. А вы, значит, любите канадское пиво?

Неужели ничто не могло ускользнуть от ее тренированного глаза?

– Да.

– Я тоже. Но, честно говоря, не думала, что вы любитель пива.

Она достала из сумки маленькое сигнализационное устройство и будильник., – Значит, уже две вещи.

– Простите?

– Вас во мне удивили уже две вещи: троеборье и пиво, Она улыбнулась.

– Да, уже две.

Достав из сумки ноутбук, она подключила его к сети.

Донован все еще стоял в дверях.

– Принести вам что-нибудь? Полотенце? Может, вы хотите есть или выпьете стакан сока?

– Не беспокойтесь. Если мне что-нибудь понадобится, я сама об этом позабочусь… если, конечно, вы не против.

– Конечно, нет. – Он посмотрел на нее задумчиво.

– Слушайте, я не гость. Вы можете продолжать делать свои дела, не обращая на меня внимания.

Например, можете лечь спать и хорошенько выспаться, так как я еще долго буду работать над улучшением вашей сигнализационной системы и заодно охранять вас. Сплю я мало и одним глазом, если можно так выразиться. Так что расслабьтесь и ни о чем не волнуйтесь.

Да, Донован явно оказался в непривычной для себя ситуации. Никогда раньше женщина не просила его покинуть ее спальню в это время ночи.

Где-то около трех ночи Джоселин послала по электронной почте сообщение Тесе, поручая ей связаться с фирмой, занимающейся распространением охранных систем, и заказать новый замок для доктора Найта. Потом она выключила компьютер и потерла уставшие глаза.

В комнате не было верхнего света, только настольная лампа, свет которой незначительно рассеивал ночную тьму. «В этом, конечно, есть что-то романтичное, но для здоровья это точно не полезно. Надо поговорить с доктором о покупке люстры», – подумала она.

Встав из-за стола, она направилась на кухню с пустым стаканом из-под воды. Поставив его в сверкающую чистотой раковину, она подумала, что все еще не хочет спать, и решила побродить по дому, чтобы лучше осмотреться.

Удивительно, но у доктора Найта оказалась целая коллекция поваренных книг. Высокий книжный шкаф на кухне был просто завален ими. Чего только здесь не было! Книги по вегетарианству, кухни разных народов, включая индийскую и индейскую, всевозможные способы приготовления сладких блюд, коктейлей, муссов, алкогольных напитков. «Да, мой клиент, похоже, любит готовить», – решила Джоселин, хотя ей трудно было представить большие руки Найта разбивающими хрупкое яйцо или лепящими пирожки. Легче было представить, как они расстегивают молнии женских платьев, снимают с плеч бретельки и…

Джоселин покачала головой и, отругав себя за эти мысли, продолжила осмотр.

Проскользнув в холл, она стала рассматривать картины, которыми были увешаны стены. В большинстве своем это были пейзажи, причем много морских. Ближе к входной двери висели несколько черно-белых фотографий в рамках с изображением ветхих, заброшенных ферм.

Она заглянула в тренажерный зал доктора Найта и включила свет. Чистота потрясающая! На тренажерах ни пылинки. А он еще называл ее педантом!

Джоселин прошла в комнату и проверила задвижки на окнах, хотя уже сделала это два часа назад. Возвращаясь в холл, она подумала, что профессиональное любопытство начинает здорово смахивать на личное. Все это время вместо того, чтобы беспокоиться об улучшении безопасности квартиры клиента, она не перестает думать о самом клиенте, громко посапывающем во сне, который расслабился, видимо, в первый раз за последние несколько тревожных ночей.

4
{"b":"439","o":1}