ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

* * *

Трилогия, посвященная Буссарделям,- основное и самое фундаментальное произведение Филиппа Эриа. Хотя впервые он обращается к этой теме в романе "Испорченные дети", фактически началом серии следует считать роман "Семья Буссардель". Эта книга поражает прежде всего огромным охватом материала. Действие романа начинается в 1815 году и заканчивается в 1914 году. Перед читателем проходит жизнь нескольких поколений Буссарделей. Повествование о буржуазной семье предстает как история французской буржуазии. Основательно, глубоко вскрыт социальный тип французского буржуа. Он показан и в своих общественных связях, и в быту, и в отношениях со своими близкими. На каждом этапе развития в облик французского буржуа привносились новые черты, новые качества. Это различие периодов эволюции французской буржуазии вылилось в разные человеческие характеры представителей семейства Буссарделей. Подлинный наследник традиций Бальзака и Золя, Эриа дает каждому действующему лицу романа четкую социальную характеристику, которая определяет его поведение и образ мыслей, отношение к людям и к обществу.

Первый Буссардель - Флоран - принадлежал к тому поколению французских буржуа, которые устанавливали господство капитала в первой половине XIX века и воспользовались плодами буржуазной революции, расчистившей им путь. Это был период, когда выход на политическую арену буржуазии был прогрессивным явлением, шагом вперед по сравнению с предшествующей, феодальной формацией. Флоран Буссардель наделен еще определенными положительными чертами. Он человек энергичный, по-своему одаренный, с острым умом, цепкой хваткой, уменьем предвидеть и строить далеко идущие планы. Финансовыми успехами он обязан только своим личным качествам. Задолго до того как Париж стал разрастаться, он предугадал, что тихая деревенская долина Монсо станет частью города, одним из его самых фешенебельных кварталов, и он скупает земли, которые принесут колоссальные барыши его семье. Это был делец с фантазией, с размахом.

Однако первый Буссардель не только закладывает основы будущего благосостояния своих потомков, но и предопределяет их моральный облик, их внутренний мир, психологию. В нем можно уже увидеть чисто буржуазные, античеловечные качества, которые станут определяющими для всех Буссарделей, разовьются в уродливые, губительные для личности черты.

Флоран Буссардель предельно эгоистичен. Это индивидуалист до мозга костей. Родина, судьба народа, страны, культура, духовные интересы современников оставляют Буссарделя глубоко равнодушным. Если его и интересуют события общественной жизни, то лишь в той мере, в какой они могут отразиться на благосостоянии его семьи. Он приветствует, например, революцию 1830 года не потому, что он разделяет ее лозунги и идеалы, а только в силу той выгоды, которую эта революция несет банкирам, финансистам, дельцам. Буссардель, осторожный и расчетливый делец, учуял это, еще когда готовилась революция, и сразу же присоединился к таким же, как он, "революционерам" благоразумным буржуа. "Быстро развертывавшиеся события подхватили Буссарделя и понесли вперед, - пишет Эриа.- Маклер проявил прозорливость, свойственную ему в решительные дни; он предчувствовал благоприятный исход политического кризиса так же, как он столько раз угадывал успех какой-нибудь биржевой спекуляции. Он производил выгодное впечатление своим хладнокровием, был полезен на собраниях, направляя дискуссии в нужное русло, резюмируя мысли выступавших, расчленяя вопросы, делая выводы". Теперь, хорошо зарекомендовав себя перед будущей новой властью, Буссардель уверенно ждал событий, которые ничего, кроме выгоды, не могли ему принести. "По мере того как в Париже усиливалось революционное брожение, возрастало спокойствие Буссарделя",-говорится в романе. Революция произошла - и снова Буссардель не проявляет никакого интереса к общественной жизни, он делает деньги. Его контора преуспевает как никогда, в нее не доносятся гневные крики парижан, строящих баррикады, требующих свободы и равенства.

Февральская революция 1848 года не взволновала биржевого маклера, вызвала у него лишь злорадную удовлетворенность: король Луи-Филипп слетел, а он, Буссардель, прочно стоит на земле. И все же вскоре равнодушный к политике финансист сам готов был взяться за оружие и дрожащей от волнения рукой благословлял своих сыновей идти сражаться. Это было в июньские дни 1848 года, когда парижские рабочие боролись на баррикадах за свои права. Буссардели почуяли опасность, которая грозила их благополучию, их богатству, их могуществу. Вторично интерес к общественной жизни проснется у Буссарделей лишь в 1871 году, когда Парижская коммуна будет угрожать самому существованию буржуазии как класса.

Не интересуясь событиями внешнего мира, Флоран Буссардель создает свой собственный мир. Этот мир - семья Буссардель. Камень за камнем закладывает он основы семьи. Для него это своеобразное государство в государстве, со своими моральными нормами, со своими законами. Флоран - сознательный творец буржуазных семейных устоев. "Семья - источник могущества нации. Величие страны зиждется на величии семьи, независимо от того или иного правительства", - провозглашает он. Отношения между родственниками, основанные на корыстных интересах, представляются Буссарделю старшему совершенно нормальными. Силой, цементирующей семью, а следовательно, и все общество, является, по его мнению, институт наследования. "Наследование! восклицает Буссардель.- Да ведь это лучшее средство, найденное людьми, чтобы им жить в чем-то и после смерти". Значит, не любовь, не родственные чувства, не дружба и взаимоуважение, а ожидание наследства, деловые, корыстные отношения - вот что заставляет Буссарделей держаться вместе, вот в чем залог их сплоченности. Сам Флоран очень предан семье, все свободное время уделяет детям, заботится о своих сыновьях, выводит их в люди, не женится больше ради своих детей. Но он и здесь выступает не как любящий отец и хороший семьянин, а как буржуа, ревниво оберегающий свое добро, пекущийся о сохранении своего капитала. Им движет в первую очередь мысль: кому передать наследство. Семья тем самым для Буссарделя - сфера приложения капитала. Процветание детей и внуков воспринимается им как олицетворение его финансового могущества.

3
{"b":"43906","o":1}