ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ощущая себя летописцем, пишущим хронику общественных и семейных событий, Филипп Эриа стремится быть предельно точным и ясным в выражении своих мыслей, в создании художественных образов. Враг вычурности и формалистических ухищрений, Филипп Эриа пользуется языком простым, четким, выдержанным в традициях реалистической литературы XIX века. Форма его произведений легкая и весомая, изящная и плотно ощутимая. Он избегает как грубых выражений, арготизмов, так и возвышенного, чересчур красивого слога. "Моя библия и моя опора - словарь Литтре", - любит повторять Филипп Эриа, подчеркивая постоянно, что он пользуется "традиционным инструментом, то есть тем французским языком, на котором писали в течение двух веков, с конца XVII века до конца XIX века". Филипп Эриа - хранитель классического наследия французской прозы. Он активно защищает ее от посягательств со стороны современных модернистов.

Ценность трилогии Филиппа Эриа в том, что он отстаивает и продолжает реалистические завоевания прошлого. Это большая и важная задача в условиях развития сегодняшней французской литературы, когда мутный поток декаданса и модернизма хлынул на современный книжный рынок. Однако автор "Семьи Буссардель", показывая пороки буржуазной действительности, ограничивается изображением одной лишь буржуазии. Он не выходит за рамки описания жизни господствующих классов. Только в "Золотой решетке" он подходит к более широкому охвату действительности. Но останавливается на полпути.

В XX веке, выдвинувшем новые требования к писателю, Филипп Эриа остается по-прежнему в рамках уже знакомой читателю дилеммы: человеческая личность и мир буржуазных отношений. Раскрывая детально с большим мастерством этот антагонизм, он не может предложить никакого выхода, не может указать путь преодоления мучительных противоречий, раздирающих современное капиталистическое общество. Эта скованность мировоззрения в наши дни не проходит безнаказанно. Писатель расплачивается за нее определенными недостатками в самой художественной ткани произведения. Ограничивая свое повествование пределами семьи Буссардель и связанной с ней среды, отказываясь от изображения основных конфликтов эпохи, автор перестает порой отличать главное от второстепенного, уходит в описание мелких несущественных деталей, замедляет темп повествования, делает его местами растянутым, однообразным. Не всегда ясно ощущая закономерности развития современного общества, писатель временами сползает на позиции натуралистического объяснения побудительных причин того или иного поступка героя, что вызывает появление натуралистических сцен, иногда заслоняющих основное социально-разоблачительное направление романа. Но, несмотря на недостатки, неизбежные в наши дни при объективистском, несколько описательном подходе к явлениям жизни, трилогия Филиппа Эриа остается одним из наиболее значительных явлений современной французской литературы. Написанная рукой опытного мастера-реалиста, эта книга имеет большую познавательную ценность как глубокий анализ невыносимых для человеческой личности условий буржуазного существования.

1964.

8
{"b":"43906","o":1}